Wednesday, 08 March 2023 01:41

Сергей Катринов. Холодное солнце Шамса Бадрана

 

 

 

Сергей Катринов

Холодное солнце Шамса Бадрана

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Хабаровск
2023

 

 

УДК 94.
ББК 63.3(2)632, 86.29
К290

 

 

К290 Катринов Сергей
Холодное солнце Шамса Бадрана / Катринов Сергей ;
– Хабаровск, 2024. –.

 

 

ISBN  978-0-3694-1084-9

 

Издание в научно-популярной форме рассказывает о карьере и падении бывшего военного министра Египта Шамса ад-Дина Бадрана. Особое внимание в книге уделяется его роли в отношениях с СССР и в подготовке Шестидневной войны 1967 года.

 

 

 

Автор благодарит за содействие сотрудников отдела межбиблиотечного абонемента, отдела периодики и весь коллектив Дальневосточной государственной научной библиотеки

 

 

 

 

© С.С. Кисляков

 

 

 

«Солнцу не следует догонять луну»
Коран. Сура 36, аят 40

 

  1. Мальчик по имени «Солнце».
    Мальчик, которого любя назвали Шамс (ال شمس) – Солнце – родился десятого числа одиннадцатого месяца зу-ль-каада 1347 года Хиджры, в день пятничной молитвы аль-джума, в семье высокопоставленного чиновника министерства сельского хозяйства Египта. Чиновником был уважаемый Али Бадран, совершивший хадж в Мекку – он и соединил в имени новорожденного названия двух самых важных для Земли светил – Солнца и Луны, которая в полной фазе называется по-арабски аль-Бадр. Григорианский календарь Европы показывал 19 апреля1 1929 года [1], последнего спокойного года перед новыми великими потрясениями.
    В Египте всего пять лет правил его первый король Ахмед Фуад I.
    Шамс ад-Дин Али родился в поместье отца к северу от Каира, между двумя рукавами реки Нил у селения аль-Багур, в 10 километрах к востоку от провинциального центра Менуф. За полвека до этого реформатор и просветитель генерал Али Мубарак (1823 – 1893) насчитал в аль-Багуре пять мечетей, птичник, фруктовые сады и шесть каналов. Здесь выращивали хлопок и варили сладкий сироп солодки [3].
    С тех пор и до рождения Шамса ад-Дина Бадрана аль-Багур мало изменился.багур
    В этих местах южной дельты Нила, называемых при фараонах Нейт Шамаа, когда-то располагался центр поклонения древнеегипетскому богу загробного мира Осирису. Видели эти места и царство греков Птолемеев, и эпоху римлян, и войны византийцев, и приход арабов. Неподалёку, в мечети Города мучеников – аш-Шухады – покоится двоюродный брат Пророка Мухаммеда – Мухаммед ибн аль-Фадль ибн Аббас, погибший в войне с византийцами.
    Здесь видели мамлюков и армию генерала Бонапарта, но всё это к ХХ веку давно ушло в прошлое. Главным событием в истории аль-Багура теперь была история в окрестной деревне Деншавай, случившаяся в 1906 году, двадцать четвёртом году колониального правления, когда офицеры армии Великобритании решили для развлечения поохотиться на голубей, которых египтяне разводили в белых башенках своих голубятен. Голуби были не только радостью для души, но и изысканным кушаньем, достойным Харуна ар-Рашида. Англичане получили отпор и в отместку повесили в Деншавае четырёх крестьян-феллахов.
    Забитый Египет всколыхнулся от возмущения... [4].
    В память об этом на зелёных гербе и флаге области – мухафазы Минуфия до сих пор парит белый голубь и горит голубятня.
    В 1936 году, через девять дней после того, как Шамсу исполнилось семь лет, умер и был похоронен в каирской мечети Ар-Рифаи старый король Ахмед Фуад I. На престол вступил его юный шестнадцатилетний сын Фарук, которому прочили большое будущее.
    Но годы шли, а надежды на молодого монарха так и оставались надеждами. Фарук был занят своим благоденствием, и вместо него каждая политическая партия предлагала свои пути в будущее страны.
    Перед окончанием средней школы «Саидия» в Гизе Шамсу ад-Дину Али Бадрану также предстояло подумать над тем, какое будущее ему предпочесть [5].

1. Фарук Фахми в 1989 году указывал на рождение Шамса Бадрана 29 апреля 1929 года [2].

 

2. Выбор пути: между Конституцией и Кораном
Как это бывает в странах, где власть «регулирует» демократию, самыми популярными в Египте оказались тогда две партии, которые находились с этой властью в конфликте.
Первой была добившаяся независимости Египта и подарившая династии престол партия Вафд, считавшая образцами европейскую модель развития и конституционный путь. Её поддерживали в основном горожане [1]. Лидеры Вафда Саад Заглул и Мустафа Наххас утверждали, что «правда выше власти, а народ – выше правительства» [2], что очень не нравилось королю и многим влиятельным лицам.
Второй была исламская ассоциация «Аль-Ихван аль-муслимун» – «Братья-мусульмане»1, лидеры которой считали, что Восток есть Восток, а в основе всей жизни, включая политическую, должен лежать ислам [3]. Она вела работу в самой гуще бедного египетского народа.
Англичане, сохранявшие контроль над Египтом, попали с этими партиями в политический парадокс. Они старались избавиться от прозападного Вафда (вафдисты платили им тем же) и поддерживали исламских «почвенников» «Аль-Ихвана». Благодаря противостоянию Вафда с монархией и англичанами парламентская жизнь королевства была бурной: с момента обретения независимости в 1922 году и по 1944 год, когда Бадрану исполнилось 15 лет, королём было распущено 8 составов парламента, сменилось 30 правительств [4].
Шамсу Бадрану, родившемуся в окрестностях мятежного Дешанвая сыну крупного чиновника, который вполне мог называть себя аль-ватани – патриот, была прямая дорога в партию Вафд, патриотичную и близкую к власти. Однако во время учёбы Шамс отверг предложение примкнуть к ВАФДу [5], который в годы Второй мировой войны уже дискредитировал себя, поддавшись давлению Великобритании.
Вместо этого какой-то порыв души провёл юного Бадрана в «Аль-Ихван аль-муслимун» – к «Братьям-мусульманам», от которых напрасно было ждать личных благ и соблазнительной карьеры египетского бюрократа. И это его отец, уважаемый эфенди Али Бадран, вряд ли одобрял.
Братство было основано за год до рождения Шамса 22-летним учителем школы в Исмаилии Хасаном аль-Банной, считавшим, что Запад презирает мусульман, «ущемляет достоинство, честь и независимость, присваивает себе их богатства и проливает их кровь». Западным моделям государственного устройства, думал он, место на свалке, будущее – за исламским государством. Королевские власти Египта, утверждал аль-Банна, – соучастники Запада, а король – тиран, против которого следует восстать. Правда, восстать мирно, просто высказав ему всю правду. Лидер «Братства» в 1947 году действительно просил короля Фарука вернуться к исламским принципам управления, отчего Египет непременно станет «самым сильным из всех государств» [6]. Но благоденствующему на широкую европейскую ногу молодому Фаруку с его яствами, любовницами и конюшнями и без того жилось неплохо, так что совет аль-Банны он проигнорировал.
И Хасан аль-Банна с полумиллионом своих сторонников продолжил борьбу мирными средствами. И не только пропагандой [7]. «Аль-Ихван аль-муслимун» занималось исламским просвещением, а также вещами, которые король и правительство считали ниже своего достоинства – содержало больницы, аптеки и школы, создавало детские сады и центры профессионального обучения [8].
Так что выбор Шамса ад-Дина Бадрана противоречил его будущей репутации бездушного прагматика и беспринципного карьериста. Возможно, здесь ещё играли свою роль юношеский радикализм, а может быть даже милосердие и жажда справедливости. Так или иначе, но в 1940-х годах он вступил в местное отделение «Аль-Ихван» [9] – так называемую семью уставной численностью в пять человек. К этому времени Братство обрело новую структуру, которую называли «виноградная гроздь», где разветвлённые связи вели от каждой семьи – «виноградины» к самому верховному лидеру [10].
Кстати, миролюбивые «Братья» давали Шамсу и возможность попробовать себя в качестве боевика в «Секретном аппарате» ассоциации – аль-джихаз ас-сирри [11]. В те годы военизированными отрядами обзавелась даже либеральная партия «Вафд», мобилизовавшая «Синие рубашки», а националисты «Миср аль-Фатат» сформировали боевые подразделения «Зелёных рубашек» [12].
Шамс Бадран потом вспоминал, что его активное участие в деятельности «Братства» продолжалось несколько лет и даже привело к личному знакомству с лидерами организации, в том числе и с Хасаном аль-Банной. [13]. Если это было так, то он уже тогда проявил заметные способности и личное рвение. Однако в 18 лет Шамс ад-Дин Бадран отказался от перспективы стать видным активистом или руководителем в «Братстве» и предпочёл политике армейскую службу. Он поступил в Королевскую военную академию в Каире и прервал контакты с исламской ассоциацией [14].
С точки зрения карьеры и личного благополучия Шамс пошел по правильному пути, и обстоятельства теперь ещё долго будут вставать на его сторону.
Правда, до процветания ему было ещё далеко...

1. В 2003 году организация «Братья-мусульмане» была признана террористической и её деятельность на территории Российской Федерации была запрещена.

 

3. Земля филистимлян
Путь офицера, открытый недавно для более-менее обеспеченных египетских юношей, был в 1940-х годах очень привлекательным. К тому же Шамс попал в среду, где идеи «Аль-Ихвана» были так же популярны, как и среди гражданской молодёжи. Их влияние распространялось не только на курсантов, но и на старших по возрасту офицеров-преподавателей.

колледжбадрана

Самыми известными среди этих преподавателей станут штабной колагасы (майор) Гамаль Абдель Насер и инструктор артиллерии юзбаши (капитан) Камаль ад-Дин Хусейн, бывшие члены «Секретного аппарата» «Братьев-мусульман» [1]. Через несколько лет посольство Великобритании даст информацию, что Насер «с восхищением относился к аль-Банне» [2], а Камаль ад-Дин Хусейн до конца жизни будет защищать ценности ислама.
В те годы никто не видел в этих скромных офицерах будущих президента и вице-президента Объединённой Арабской Республики.
Большое будущее ждало и двух однокурсников Шамса. Курсант Шаарауи Гомаа станет сверхвлиятельным министром внутренних дел Египта (1966 – 1971), курсант Сами Шараф – не менее влиятельным личным секретарём президента Насера и государственным министром [3].
В стенах Королевской военной академии в Кобри аль-Куббе Бадран об этом ещё не знал и думал о военной карьере. А для военного необходима возможность отличиться. А чтобы отличиться, нужна война.
Шамсу в этом смысле повезло: он сдал вступительные экзамены, когда шёл знаменательный для Ближнего Востока 1948 год. Весной разразилась давно назревавшая война между арабами и евреями, провозгласившими на землях Палестины новое государство Израиль. Арабы веками считали эти земли своими, не собирались признавать «претензии двухтысячелетней давности», не видели своей вины в страданиях евреев в Европе и объединились, чтобы сбросить их назад в море [4]. Королевский Египет шёл здесь в первых рядах, так что проучился курсант Бадран всего шесть месяцев [5]. В августе 1948 года, в разгар Первой арабо-израильской войны, он стал бакалавром военных наук, получил звание младшего лейтенанта [6], и был направлен на фронт [7].
Младший лейтенант Шамс Бадран попал в 1-й пехотный стрелковый батальон [8] майора Закарии Мохи ад-Дина [9], также преподавателя академии, хорошего знакомого Насера.
Целью египетской армии был город аль-Кудс, центр трёх религий, более известный как Иерусалим. Египетские батальоны шли на север к нему и к Яффе – Тель-Авиву. Земли, которые евреи называли Израилем, арабы называли Фаластын – Палестина, страна, носящая имя исчезнувших тысячелетия назад филистимлян (вторгшихся), ещё одних пришельцев с запада.
1-й батальон вместе со 2-м наступал из Газы по дороге вдоль Средиземного моря и дошёл до большого арабского города аль-Мадждала, ныне известного как израильский Ашкелон [10]. Затем его бросили на восток, к селениям Ирак-Сувейдан, аль-Фаллуджа и Бейт-Джибрин, всего в полусотне километрах от южных пригородов Иерусалима [11]. С июля 1, 2, 6 и 9-й батальоны были объединены в 4-ю бригадную группу под командованием полковника Саида Таха [12], получившего потом прозвище «гиена Фаллуджи».
В эти месяцы фронтовой офицер Шамс ад-Дин Бадран был впервые упомянут в издававшемся в Каире Военном вестнике № 10 [13].
Успехов египетской армии хватило ненадолго. Майор Гамаль Абдель Насер, командовавший в эту кампанию 6-м батальоном, будет вспоминать о царившем в армии разброде, о плохом командовании и об отсутствии снабжения – командиры вынуждены были покупать (правда, за казённый счёт) у местного населения сыр и оливки для солдат. Неподготовленные атаки египетской пехоты он называл «резнёй» [14].

офицеры Фаллуджа
Что касается участка фронта, на котором служил Бадран, Насер осуждал решение командования занять как можно большую территорию, так как батальоны 4-й бригады были разрозненны и разбросаны форпостами по огромному фронту, а коммуникации растянуты [15]. Тем временем плохо вооружённые израильтяне отчаянно сопротивлялись, а затем начали громить превосходящие кадровые армии противника. Желанная арабами аль-Интисар – победа – уходила за горизонт. На её месте всходила Накба – катастрофа, как стали называть эту войну арабы.
В конце октября 1948 года лейтенант Бадран вместе с третью Королевской армии Египта попал в окружение под аль-Фаллуджей [16] и несколько месяцев провёл в блиндажах и окопах под артиллерийским обстрелом израильтян. Он оказался под командованием переведённого в штаб окружённой группировки Гамаля Абдель Насера, и познакомился с офицерами Хасаном ат-Тухами, очень известным в будущем политиком, Ибрагимом аль-Багдади, Джелялом Нада, Мухаммедом Абд аль-Эззом и Мухаммедом Ахмедом аль-Бальтаги [17]. Всех их объединили тогда горечь поражения и ненависть к коррумпированным королевским властям, неспособным организовать победу. Эти знакомства во многом определили будущую карьеру Шамса Бадрана, получившего уже звание юзбаши – капитана.
Египетские войска так и не смогли прорвать блокаду аль-Фаллуджи. Военная зима была необычно холодной для жаркой Палестины, в конце января – начале февраля выпал снег и ещё зелёные ветви деревьев ломались под его тяжестью [18]. Окружённые в аль-Фаллудже египтяне мёрзли в окопах и блиндажах.
Осаду сняли только после Родосского перемирия 1949 года, когда война закончилась [19]. За две недели до этого, 11 февраля 1949 года король Египта Фарук наградил всех окруженцев аль-Фаллуджи «Золотым орденом за заслуги» [20]. В тот же день в Бюллетене № 2 было опубликовано сообщение о награждении этим орденом 19-летнего капитана Шамса ад-Дина Бадрана. За проявленный героизм [21].
А на следующий день, 12 февраля, в Каире был убит его бывший кумир Хасан аль-Банна.
В марте окружённые части вернулись в Каир, но праздновать было нечего. Израиль торжествовал, иудеи не поддались мусульманам, от страны Фаластын у арабов остались лишь небольшие куски. О существовании аль-Фаллудже, которую защищал Бадран и его товарищи, в наши дни напоминает лишь фундамент мечети.

 

 

4. Солнце не светит

Египет проиграл, но сам Шамс Бадран всё же остался в выигрыше. Ему не было и двадцати лет, когда он стал капитаном, награждённым боевой наградой. На его зелёных погонах юзбаши красовалась три звёзды в ряд, и оставался один шаг по служебной лестнице, чтобы на них появилась королевская корона погон майора. Кроме того, в 1949 году его отправили проходить стажировку во Франции. Эта короткая командировка [1] показала ему другую, небогатую и послевоенную, но, всё же, европейскую жизнь.

Арабы говорят, что нет розы без колючки. Прошёл год, другой и обнаружилось, что высшего образования у Бадрана нет, и карьера не просматривается [2]. В 1948 году в египетской армии было 650 капитанов [3] и получали они по 24 фунта в месяц или 288 фунтов в год [4]. Это было очень далеко до 1.250 годовых генеральских фунтов [5].
Недавний выбор Шамса в пользу армии теперь казался не совсем удачным – его уважаемый отец был всего лишь чиновником министерства сельского хозяйства, и вряд ли мог обеспечить ему шансы стать каймакамом – полковником или, тем более, ливой – генерал-майором. А без этого праздник не стоил барана. Но выбор в пользу «Аль-Ихван», как показывали события, был бы губительным окончательно. В лучшем случае нищий Шамс строил бы вместе с «братьями» идеальное исламское общество в общине на горе Мукаттам под Каиром [6]. В худшем его ждали бы бесконечные тюремные сроки.
Теперь капитану оставалось ждать шанса, чтобы проскочить в щель, которая могла возникнуть при крушении самого королевства. И Шамс эту щель нашёл.
После стажировки капитан Бадран служил под Каиром в учебном центре 6-й запасной бригады генерал-майора Абд аль-Вахида Аммара и занимался обучением новобранцев [7]. Настроения в армии были тогда не в пользу правительства. Офицеры винили в проигранной войне короля и утверждали, что «люди, бравшие взятки, способствовали нашему поражению» [8]. Будущее покажет, что дело было не только в короле и каирской элите, но это будущее было пока далеко впереди. В армии, и не только в армии, были недовольны и тем, что власть в Египте прибрали к рукам 16 семей, а король Фарук транжирил в год 1.730.000 долларов, что равнялось годовому доходу 150.000 крестьян-феллахов [9]. Академик Е.М.Примаков назовёт короля Фарука «коррумпированным, никчёмным и полностью подчинившимся воле англичан» [10].
Недовольные офицеры, а их было около тысячи [11], объединились в подпольную организацию «Дуббат аль-Ахрар» – «Свободные офицеры», которую возглавлял хорошо знакомый Бадрану по аль-Фаллудже интеллигентный, тактичный и обаятельный бекбаши (подполковник) Гамаль Абдель Насер.
Когда капитан Шамс ад-Дин Бадран вступил в это тайное общество, точно не известно. Фарук Фахми писал, что он сделал это одним из первых [12]. Вряд ли это произошло в военной академии, так как Насер вспоминал, что в апреле 1948 года Свободные офицеры «затаились», преследуемые тайной полицией [13]. При этом он утверждал в своих мемуарах, что ещё в блиндажах аль-Фаллуджи вербовал офицеров в «Дуббат аль-Ахрар» [14]. Газета «Масри аль-Яум» писала в 2020 году, что в 6-ю бригаду Бадран пошёл по набору, уже будучи участником заговора Насера [15].
Но и тут Бадран не был на первых ролях. Его зачислили в подпольную ячейку Махмуда ад-Джаббара, куда входили также Хамди Обейд, Исмаил Фарид и Заглул Абд ар-Рахман. Бадрану было поручено руководить вербовкой в организацию офицеров бригады, но он так никого и не привлёк к заговору. Говорили, что другие офицеры ненавидели капитана за его высокомерие и заносчивость [16]. То ли Бадран считал себя от рождения принадлежащим к элите общества, то ли обижался, что недооценён и достоин большего. Он стал очень критично смотреть на людей. Юношеский идеализм Бадрана, скорее всего, бесследно исчез ещё в Палестине, также как некогда исчезли там и филистимляне.
Эти дурные качества с тех времён служили Шамсу плохую службу, отталкивая от него сторонников. Но он смог компенсировать отсутствие популярности вертикальными связями. Ячейка Махмуда ад-Джаббара была напрямую связана с личным другом Насера майором Абдель Хакимом Амером. Этот весёлый молодой офицер отличался храбростью, склонностью к авантюрам и способностью завоёвывать симпатии подчинённых. Но главным его достоинством оставалась вторая после Насера роль в «Дуббат аль-Ахрар». Усвоив это, гордый капитан Бадран быстро усвоил и беспрекословное подчинение майору Амеру [17]. Амер же с благодарностью принял и запомнил его верность.
После провальной Палестинской войны, в которой евреи отстояли своё государство, прошло четыре года. Офицеры египетской армии, как писал Насер, рвались покончить с национальным унижением, отсталым «ущербным капитализмом» и британской оккупацией. Насер и Амер мечтали «догнать непрерывно двигавшийся вперёд караван человечества, от которого мы отстали не менее чем на пять веков» и «добыть славу нашей стране» [18].
Капитан Шамс ад-Дин Бадран сочувствовал этим порывам, но не строил иллюзий по части того, как они будут воплощены.

 

5. Восход революции
«Свободные офицеры» ждали своего часа как минимум четыре года. Только к лету 1952 года королю Фаруку удалось довести ситуацию до предреволюционной. После январских волнений и погромов в Каире он стал часто менять премьер-министров, а летом вмешался в выборы руководства Офицерского клуба. Фарук хотел добиться большей лояльности со стороны армии, но только навёл Насера и других руководителей армейского подполья на мысль о необходимости взять власть уже сейчас. Восстание назначили на ночь с 1 зуль-када 1371 года, или на 23 июля 1952 года.
В решающую ночь переворота командовавший новобранцами капитан Шамс ад-Дин Бадран ответственных заданий не получал и, как считается, ничем не отличился [1]. Поскольку он у себя в части в плане агитации ничего не добился, Насер лично попросил командира 6-й бригады генерал-майора Абд аль-Вахида Аммара присоединиться к выступлению. Тот сказал, что не будет вмешиваться в события, но поддержит «Свободных офицеров», если у них всё получится. Насера устроила и такая коварная позиция. К утру 23 июля бригада в полном составе перешла на сторону революции вместе с капитаном Бадраном [2]. Военные свергли недолговечное правительство Нагиба аль-Хиляли. «Мы идём навстречу сияющему будущему!» – провозгласил потом бекбаши Насер [3].
Сам Бадран отрицал мнение, что он незаметно провёл ночь на 23 июля 1952 года. В интервью кувейтской газете «Ас-Сияса» он вспоминал, что тогда Насер лично представил его Амеру и поручил заботиться о нём [4]. Так это было или нет, сказать трудно, так как майор Амер должен был уже давно знать Бадрана. Но возможно, Насер был хорошего мнения о капитане и захотел его выделить особо.
В пользу этого говорит тот факт, что Шамс Бадран сопровождал делегацию Совета революционного командования, направленную в Александрию добиваться ухода короля Фарука с политической сцены Египта. 26 июля 1952 года Фарук отрёкся в пользу своего новорожденного сына Ахмеда Фуада и на яхте уплыл в Италию. Там он по-прежнему жил на широкую ногу, ни в чём себе не отказывая, и проигрывал в карты вывезенные из Египта сокровища. Погубила бывшего короля не революция, а аппетит. Он набрал вес в 150 килограммов и скончался в возрасте 45 лет [5].

Револю

После отъезда Фарука Шамс Бадран и будущий глава кабинета Насера Махмуд ад-Джайяр вернулись в Каир. Тогда они разговорились, и Бадран неосторожно высказался, что те, кто сделал революцию теперь «не будут ни с кем делиться и сами съедят её плоды в одиночку». Бадран был умён и видел насквозь: лидеры «Дуббат аль-Ахрар» и вправду отказались делить с кем-либо власть, хотя плодами революции злоупотребляли весьма скромно. Особенно на фоне Фарука. Но критичность Шамса будут воспринимать как простой цинизм. Сам ад-Джайяр не стал доносить Насеру о нелояльных словах Бадрана, но для себя сделал вывод, что Шамс с самого начала революции стремился только к власти и наживе [6].

Удалось ли ему заглянуть в душу Бадрана? Очень даже может быть. Принципы принципами, а как сказал Вилли Старк из повести Роберта Уоррена, «можно спать под забором и питаться бобами, но мир-то от этого не изменится...»
Через 15 лет на суде Шамс ад-Дин Бадран признался, что после революции забрал себе все пистолеты из королевских дворцов, в том числе 400 редких экземпляров, плюс 10 скорострельных пулемётов. Он рассуждал тогда, как Али-Баба [7] – сокровища король получил неправедным путём, и Аллах не накажет, если присвоить их часть. Размах хищения был таков, что Бадрану пришлось сделать для них склад в своём доме в Хельмии. Зачем в домашнем хозяйстве десять пулемётов – осталось загадкой.
Как ни стремились потом выставить Бадрана фигурой третьеразрядной, но он уже входил в ближайшее окружение Насера. После революции тот проводил встречи с членами «Дуббат аль-Ахрар» чтобы узнать их мнение о делах управления. Шамс Бадран каждый раз поднимал вопрос о работе министерства сельского хозяйства, рассказал о его проблемах и обличал коррупцию. Когда он опять поднял эти вопросы уже на третьей беседе, ад-Джайяр пошутил, что надо назначить дядюшку Али – отца Шамса – министром сельского хозяйства. Поднялся такой хохот, что встреча была закрыта. После этого Шамс больше не говорил на встречах на эту тему, но на ад-Джайяра затаил обиду и смотрел хмуро [8].
Тем временем дороги Бадрана с бывшими соратниками по «Братству» расходились всё дальше и дальше. В 1952 году наследники аль-Банны купили в пригороде Каира участок на горе Мукаттам [9], с которой открывается масштабная панорама столицы [10], чтобы построить там, рядом с прекрасной алебастровой мечетью Мухаммеда Али, идеальное общество из 30.000 семей.
Но дружба офицеров и «братьев-мусульман» уже закончилась. В 1954 году Насер разгромил «Аль-Ихван аль-муслимун» и экспроприировал участок [11]. Идеальное исламское общество каирской горы так и осталось в проекте.
Шамс ад-Дин Бадран волей случая и по своей воле шёл другой дорогой. Будущий военный министр Египта генерал Мухаммед Фавзи потом скажет: «Его скачок произошёл, когда он был студентом военного колледжа. Его единственным преимуществом было то, что он вошёл в круг Абдель Насера как один из свободных офицеров, и когда революция увенчалась успехом, врата рая открылись для него» [12].

 

6. Карьера капитана из резервной бригады
Шамс ад-Дин Бадран, теперь уже майор, шагнул, по выражению Мухаммеда Фавзи, в ворота земного рая через десять месяцев после восхода революции. Он не принадлежал к руководству «Свободных офицеров» [1], но 18 июня 1953 года, в день провозглашения Египта республикой, был назначен начальником кабинета нового главнокомандующего генерал-майора Абдель Хакима Амера. Эта должность, казавшаяся незначительной, обеспечила ему большое влияние в офицерском корпусе. Теперь даже высшие офицеры египетской армии должны были отдавать майору честь первыми [2].
Это ещё больше испортило характер Шамса. Фарук Фахми пишет, что Бадран любил унижать старших по званию военных, и к его резиденции запрещено было подходить и даже её фотографировать. Сын крупного чиновника, он, вероятно, чувствовал себя выше всех этих схвативших власть детей деревенских старост или, как Насер, внуков феллахов. В ответ на это находилась арабская поговорка «Пешка! Когда же ты стала ферзём?»
Однако в т иу пору в Каире были куда более влиятельные фигуры, чем Бадран, например начальник канцелярии Насера Али Сабри [3], доросший потом до постов главы правительства и вице-президента.
Майор с первых дней отвечал перед Амером за предотвращение заговоров и попыток переворота. Он расставил своих людей на ключевые посты в службах безопасности и следил, чтобы в армейские ряды не проникли проамериканские и коммунистические элементы. Бадран контролировал подразделения сил безопасности, обеспечивая безопасность самого Насера, который пока находился на второй роли в республике [4].
В феврале 1954 года офицеры решили, что подполковник Гамаль Абдель Насер достоин первой роли и отправили в отставку президента Мухаммеда Нагиба. Это вызвало раскол в армии, но власть всё же перешла к группе Насера. Это было на руку Шамсу Бадрану, который сыграл в этих событиях заметную роль: 26 февраля глава кабинета Амера сопровождал члена Совета революционного командования и кандидата в премьер-министры Халеда Мохи эд-Дина во время его поездки к смещённому президенту Мухаммеду Нагибу [5]. Правда, потом Насер под давлением части армии уступил и согласился на восстановление парламентской демократии. Генерал Абдель Хаким Амер и его незаменимый Бадран не согласились с таким ходом вещей и повернули историю страны в другое русло. Им понадобился всего месяц, чтобы навести порядок в армии, где Бадран за всё отыгрался на старших офицерах. Особенно досталось нелояльным Насеру бронекавалерийским частям. Кульминацией трудов Амера и Бадрана стало 27 марта 1954 года, когда грузовики со всей страны свозили в Каир рабочих и крестьян и те скандировали «Нет партиям, нет выборам, нет парламенту!» [6]. И страна по воле народа опять попрощалась с Учредительным собранием и парламентской демократией.Амер Военмин
Теперь Египет окончательно превратился в «республику бекбаши» (подполковников)», как иронизировали все, кто имел на то желание [7].
«Теперь предатели не смогут больше править Египтом, не смогут больше спекулировать религией, идеей парламентского правления и конституции, фальшивыми лозунгами о демократии» – заявил новый правитель [8]. Это было чистой правдой, хотя парламентского правления и демократии египтянам было уже не видать – Насер стал полновластным властителем Египта. К счастью, бескорыстным, искренне трудившимся для развития своей страны и стремившимся облегчить положение малоимущих соотечественников.
Но Бадран отметил для себя те изменения, которые стали происходить с новым лидером страны: «Абдель Насер стал неподобающим образом обращаться со своими товарищами по Совету революционного командования, а затем избавлялся от одного за другим, пока не получил всю власть». «Окружающие президента уже не называли его прозвищами, (...) «братом Гамалем», а иногда и «Джимми», после того, как Садат вдруг назвал его «Раис»1 и тут же попросил всех перестать звонить президенту, называя его любым титулом, кроме «Раис» [9].
В новых условиях Шамс Бадран кроме того, что возглавлял службу военной контрразведки армии Египта [10], выступал в роли секретаря на встречах Насера с высшими офицерами и отвечал за секретную связь руководства страны. Он установил в доме Насера в Маншият аль-Бакри специальную аппаратуру, которая позволяла президенту и его адъютанту Сами Шарафу прослушивать телефонные разговоры бывших членов Совета руководства революцией и «Свободных офицеров» Камаля Рифаата, Аббаса Радвана, Хасана ат-Тухами и Мухаммеда аль-Бальтаги [11].
Камаль Рифаат и Мухаммед аль-Бальтаги в ночь революции занимались арестами высшего командования армией, и этот опыт заставлял власть их опасаться [12].
Своему покровителю генералу Амеру Бадран о подсушивании не сообщал [13].

Садат Насер и Амер
Суэцкий кризис 1956 года мог поставить крест на его карьере. Когда армии Англии, Франции и Израиля нанесли удары по Египту, Шамс Бадран как управляющий кабинетом главнокомандующего инспектировал Национальную гвардию в Аль-Мансуре. Вскоре стало известно, что после высадки британского воздушного десанта все египетские военные руководители в Порт-Саиде бежали и верные правительству силы остались без командования. Тогда к Бадрану обратился офицер Мунир Муфави, который предложил разрешить участие в сопротивлении находившимся в подполье египетским коммунистам. После консультаций с Каиром Бадран 5 ноября разрешил привлечь их к борьбе в Порт-Саиде. Действия немногочисленных коммунистов контролировались службой безопасности [14], однако в Каире идея Бадрана очень не понравилась. До такой степени, что после завершения второй в его жизни войны Шамс Бадран он был уволен из армии и назначен членом Совета директоров Института общественного транспорта города Каира. К этому времени он испортил отношения с таким количеством людей, что злорадству не было границ...
Но генерал Абдель Хаким Амер был по-своему добрым человеком и считал Бадрана едва ли не другом. Опала была короткой и вскоре тот был возвращён на прежний пост в штабе главнокомандующего. Это встретило молчаливое неодобрение офицерского корпуса: офицеры считали, что у Бадрана недостаточно опыта армейской службы [15].
Многое изменилось уже в 1958 году, когда Египет и Сирия объединились. Военный министр Абдель Хаким Амер стал 1-м вице-президентом Объединенной Арабской Республики и главнокомандующим её вооружёнными силами. Насер произвёл его в маршалы. Несмотря на провал двухлетней давности Шамс Бадран сохранил свои позиции, получив к этому времени высшее образование и погоны акида – полковника, с двумя звёздами и орлом Саладина. Он также стал директором управления по связям с общественностью.
Конкурентом Бадрана оказался полковник Али Шафик, который возглавил канцелярию вице-президента Амера. Но Шафик был человеком суетливым и занимался в основном пропагандой, так что властному Шамсу, владевшему реальными рычагами управления армией, удалось выиграть эту борьбу. Тем более что Амер с его живым характером передоверял ему значительную часть текущей работы. Используя имя маршала, Бадран сам назначал офицеров на ответственные посты – особенно в военной разведке и аппарате безопасности армии – и контролировал многие воинские части. Эпидемия секретности и всеобщая слежка друг за другом стали частью жизни «республики бекбаши» [16]. Полковник также возглавлял специальный политический аппарат, который назывался органами моральной ориентации [17]. Таким образом, он отвечал за политический контроль над армией, не особо вникая в вопросы её подготовки к военным действиям.
Врата рая, как говорил Мухаммед Фавзи, были широко распахнуты перед Шамсом ад-Дином Бадраном. И он не выдержал испытания славой, бросившись догонять Луну, символ божественной власти. Через полковника давались должности и звания в армии, престижные рабочие места в министерствах и компаниях, хорошие пенсии. Позже он признавал, что от его визы зависело, поедет ли любой офицер в отпуск за границу за счёт армии. Полковник мог позволить офицеру взять с собой жену, мать, отца или брата бесплатно. Он от имени маршала раздавал по своему усмотрению квартиры в богатых районах и автомобили. Не забывал Бадран о своих родственниках, друзьях и любовницах [18].
Впрочем, к рассказам о тёмной стороне Бадрана была примешана и большая доза зависти, перемешанной с обидами, ведь арабские сказки говорят, что «завидуют только людям милостивым, великодушным и добрым» [19],
Но это всего лишь сказки.


1. Раис – в переводе с арабского – начальник, предводитель, вождь. Анвар Садат (1918 – 1981), член Совета революционного командования (1952 – 1956), президент Египта (1970 – 1981).

 

7. Хадим1 двух господ
Влияние Шамса ад-Дина Бадрана на объединённые Египет и Сирию продлилось три с лишним года – до тех пор, когда политика Насера привела этот союз к распаду.
Маршал Абдель Хаким Амер помимо всего прочего был фактическим наместником Каира в Северном районе Объединённой Арабской Республики – так стала называться Сирия. В августе – сентябре 1961 года он пытался ослабить местную элиту, но отношение сирийцев к египтянам становилось только хуже. 26 сентября маршал в очередной раз прибыл в Дамаск наводить порядок, а на рассвете 28 сентября бронетанковая колонна 1-й армии ОАР под командованием подполковника Абд аль-Карима ан-Нахлави заняла столицу Северного района. Амер был арестован, Объединённая Арабская Республика распалась.
Бадран участвовал в вызволении Амера из Сирии. Провал и позорное возвращение в Египет надломили маршала, и Шамс помогал ему прийти в себя, уверяя, что тот совершил в Дамаске настоящие подвиги. Он постоянно и безмерно льстил Амеру и в этом его всегда поддерживал шеф разведки Салах Наср.
Саади писал, что ласковым словом можно и слона на поводке водить, что в переносном смысле и проделывал потом с маршалом Шамс Бадран. Но надо сказать, с другой стороны, что он останется верен Амеру до самого конца.
События в Дамаске повлияли также на характер Насера, сделали его ещё более подозрительным. Бадран, отвечавший за предотвращение попыток переворота, сформировал бронетанковую часть для охраны дома президента в Маншият аль-Бакри от неожиданного нападения. При этом он отвёл все кандидатуры командиров, которых хотел видеть Насер, и назначил своих людей [1].

Амер насер

Как ни странно, здесь подозрительность Насера заснула – он считал, что полковник гарантирует ему лояльность и армии, и маршала Амера. Но в остальном эта подозрительность бодрствовала. В интервью газете «Ас-Сияса» Шамс Бадран будет вспоминать, что Насер «сомневался во всех, включая фельдмаршала Амера, меня, Хейкала, даже членов его ведомства и некоторых членов его семьи». «Маршал был полной противоположностью Абдель Насера в таких вопросах. Это не значит, что он не принимал необходимых мер предосторожности в случае необходимости, но духа сомнения в нём не было, и он считал других добросовестными, пока не было доказано обратное. Что касается Абдель Насера, у него была противоположная проблема: думать о других плохо, пока не доказано обратное» [2].

Характеры лучших друзей – Гамаля Абдель Насера и Абдель Хакима Амера – столкнулись осенью 1962 года. Насер внешне простил маршала за провал в Сирии: тот сохранил положение второго человека в стране и своё влияние. Однако президент обвинил в распаде ОАР буржуазию и усилил курс по построение арабского социализма. Социализм Амер не признавал, хотя уже построил своего рода безыдейный коммунизм для живших безбедно египетских офицеров. Тем более он не был готов к вмешательству друга в дела армии, где правил безраздельно [3].
Когда шла реформа власти и создание новой правящей организации – Арабского социалистического союза – президент Насер предложил Амеру передать ему, как верховному главнокомандующему право назначения на военные должности [4], а самому заняться вопросами политическими. Насер потребовал также отправить в отставку командующего военной авиацией маршала Сидки Махмуда и его заместителя генерала Гамаля Афифи, виновных в разгроме 1956 года.
Амер резко отверг предложение стать вторым по влиянию политиком Египта в обмен на власть в армии. Маршал убеждал президента, что Сидки Махмуд и Гамаль Афифи – лучшие лётчики страны.
И тогда, в разгар конфликта, на сцену вышел Шамс Бадран. Он лично убедил Насера, что Амер не может уйти в отставку как другие вице-президенты ОАР и заняться политическими вопросами. Если маршал бросит армию, утверждал Бадран, это станет угрозой её единству [5] – египетские офицеры уважали и любили своего благодетеля. И подозрительность Насера опять спалá – он согласился с полковником. Бадран так описал это в мемуарах: «между двумя друзьями произошёл первый спор, но Абдель Насер исправил ситуацию и умилостивил маршала» [6].
После того, как Амер выиграл, Шамс Бадран стал ещё более задиристым и деспотичным. Он усиливал контроль над армией, использовав обострившееся стремление маршала Амера защитить своих подчинённых во что бы то ни стало. При этом полковник не терпел самостоятельных решений у тех, кто ниже рангом.
Говорили, что Шамс Бадран просто навязывал себя Насеру и Амеру и всегда пользовался возможностью втереться в их общество. Секретарь президента Махмуд ад-Джайяр вспоминал, что на встречах Насера с Амером он присутствовал только в начале, а потом уходил, а Бадран, бывший всего лишь главой аппарата маршала, злоупотреблял тактичностью двух лидеров и оставался до конца беседы [7].

Свадьба
Но навязчивость Бадрана вовсе не раздражала его покровителей. Насер присутствовал на свадьбе Шамса, которая состоялась 7 июня 1962 года [8] в Каире в Клубе вооружённых сил в Замалеке [9]. На неё пришли также вице-президент ОАР Анвар Садат и другие руководители страны [10]. Первым свидетелем был лейтенант Набих Фархат, вторым – брат жениха Али Абдулла Бадран [11].
Невестой Шамса стала Мона Мустафа Рушди [12] из очень известной и влиятельной египетской семьи, что ещё более упрочило его позиции. Она многие годы работала в Американском институте в Каире [13]. Родственники Моны полковнику Бадрану не отказали, а это говорило о его высоком положении. Как говорил русский драматург: «в чины возводит кто, и пенсии даёт?»
У Шамса и Моны родилась дочь Хеба [14].
В манифесте «Дуббат аль-Ахрар» – «Свободных офицеров» говорилось: «Армия – не казарма, отгороженная от народа высокой стеной. Для всех народных классов – это скорее университет, который учит их, укрепляет их тело, поднимает их моральный дух...» [15]. «Дуббат аль-Ахрар» давно уже не было, но маршал Амер и полковник Бадран, по-своему воплощали эти слова. Они стремились поставить армию в центр египетского мироздания, не замыкаться в армейских рамках, и активно влиять на гражданскую жизнь общества. Власть Амера и Бадрана распространялась даже на внешнюю политику: к 1962 году большинство послов в Европе были военными, а на должностях в министерстве иностранных дел офицеров было 72 %.
Высокомерный полковник Шамс ад-Дин Бадран руководил канцелярией Амера 13 лет [16]. Как писал доктор Робин Байдуэлл (Кембриджский университет, Великобритания), «он использовал это, чтобы управлять военной разведкой и карьерами собратьев-офицеров, для многих из которых он нашёл хорошо оплачиваемые синекуры. Его власть в пределах вооружённых сил стала фактически неограниченной» [17].

1. Хадим (خادم) – по-арабски слуга.

 

8. Любовь к искусству
Полковник Шамс ад-Дин Бадран влиял не только на армию и административный аппарат республики. Он был ещё и покровителем самых популярных египетских артистов.
Первым среди них считался композитор, актёр, режиссёр и певец Мухаммед Абд аль-Ваххаб. Полковник взял его под своё покровительство и даже подружился с артистом. Неизвестно, рвался ли к этой дружбе сам аль-Ваххаб... Он был почти на четверть века старше Бадрана и ещё за 40 лет до того, как удостоился чести с ним дружить, получил большую известность как музыкант (он играл на национальном инструменте уда) и композитор, писавший песни для самой Умм Кульсум, любимой певицы всего арабского мира. К тому времени аль-Ваххаб написал первый гимн королевства Ливии (Муаммар Каддафи отменит его в 1969 году) и послереволюционный неофициальный гимн Египта «Нашид аль-Хурийя» (Гимн свободы), исполнившийся до 1960 года [1].

Ваххаб
Живший тогда в Каире Джеймс Олдридж писал: «К числу весьма богатых людей принадлежали известные певцы вроде Умм Кульсум и Абдель Ваххаба. У этих артистов были накопления в иностранной валюте, и им разрешалось проводить полгода в Швейцарии. Но они настолько популярны в Египте и остальном арабском мире, что никто не возражал против предоставленных им льгот» [2].
Говорили, что полковник не смущался и заставлял Мухаммеда Абд аль-Ваххаба петь у него дома каждую неделю [3].
Покровительствовал Бадран и известному певцу Абд аль-Халиму Хафезу, третьему по популярности в Египте. 23 июля 1964 года на праздновании годовщины революции тот не захотел ждать своей очереди и повздорил с знаменитой певицей Умм Кульсум и с аль-Ваххабом, которые выступали перед ним. Скандал Умм Кульсум и аль-Ваххаб восприняли как оскорбление и пожаловались маршалу Амеру. Тот поручил Бадрану разобраться. Тем временем Хафез понял, что перегнул палку – как говорят арабы, жаждущий разбивает кувшин. Он притворился больным и так встретил полковника. Поверил Бадран в этот спектакль или нет, но он принял сторону Хафеза и доложил маршалу, что жалобы великой Умм Кульсум лишены оснований [4].
Пользуясь самыми изысканными благами Шамс Бадран, любитель ночной жизни, не брезговал услугами артистов и рангами пониже. Вспоминали, как однажды ночью Мустафа Амер, брат маршала, звонил некоей А.К. чтобы та на рассвете прибыла к нему на квартиру с танцовщицей Н.Ф. поприветствовать гостившего Бадрана [5].
Интересно, что при этом Шамса Бадрана не обвиняли во взяточничестве, которое тогда «стало неотъемлемой частью египетского образа жизни» [6]. Возможно, Бадран на своей вершине просто не нуждался в подобных мелочах.
Тем не менее, буквально рядом с ним в тёмной воде коррупции ловил крупную рыбу агент Израиля Вольфганг Лотц, скандально знаменитый «шпион в шампанском». В круг его общения попали генерал Фуад Осман, отвечавший за безопасность ракетных баз и заводов [7], генерал Абдель Салям, отвечавший за транспортировку войск и вооружений, по суше, по морю и по воздуху [8], руководитель ракетной программы ОАР Карл Кнупфер [9], начальник Полицейской академии Камаль Хадили [10] и адмирал Фавзи Абд аль-Монейм [11].
Вольфганга Лотца и его жену Вальтрауд арестовали в феврале 1965 года, их делом занимались Мухабарат Салаха Насра и прокуратура государственной безопасности [12]. Полетели погоны и фуражки... О заслугах контрразведки Бадрана в поимке шпионов ничего не было известно, но и его имя в связи с делом Лотца не фигурировало.
Склонный угождать своим желаниям Шамс избежал ловушек «шпиона в шампанском».

 

9. Страж революции
Степень доверия президента Насера к Бадрану даже перешла границы желаний самого полковника. Лидер Египта захотел создать единую секретную военную организацию по вопросам безопасности в армии, и поставить во главе её Шамса. Тот подумал и направил президенту письмо с извинениями и вежливым отказом, убеждая, что ему следует скромно остаться на своей должности в штабе маршала. Фарук Фахми предлагает шесть возможных мотивов такого отказа Бадрана, но вероятней всего версия, что Шамс понимал, что уйдя на новую должность, он лишится не только влияния, но и перспективы.
Насер всё же учредил Управление уголовных расследований армии ОАР, во главе которого встал друг Бадрана Хасан Халиль. Ему подчинялись 30 офицеров и 500 солдат. Управление контролировало государственную службу, а с 1964 года и Управление общественного транспорта, в совет директоров которого вошёл и Бадран.
Управление уголовных расследований формально было в подчинении маршала Абдель Хакима Амера, но тот был загружен многочисленными делами, начиная от обязанностей первого вице-президента страны и заканчивая обязанностями председателя Футбольной ассоциации. Поэтому маршал полностью передоверил контроль над следственным управлением и защиту египетской революции Шамсу Бадрану, которому лично пришлось заниматься громкими политическими делами «Братьев-мусульман» и офицеров пехотной школы, делом издательства «Ат-Тахрир», делами Мустафы Аги и Мустафы Амина [1].
Справедливости ради следует отметить, что дела Шамса ад-Дина Бадрана в следственном управлении не замыкались на раскрытии заговоров и репрессиях. Растущая дружба ОАР и СССР привела к тому, что в апреле 1965 года Коммунистическая партия Египта объявила о самороспуске и всех коммунистов выпустили из тюрем под наблюдение тайной полиции [2].
Насер в своих речах клеймил капиталистов и феодалов. «Я не вижу для нас иного выхода, кроме как продолжать революцию, ещё выше поднимать её знамя» – говорил он [3] – «Социалистическая революция нуждается в ещё большей социалистической революционности» [4]. В ответ из СССР ещё с конца 1950-х десятками поставлялись и монтировались заводы [5], возводилась высотная Асуанская плотина, перегородившая Нил, строились фабрики и фермы, амбулатории, клубы и школы в деревнях, осваивались новые земли, помещичьи земли раздавались крестьянам-феллахам, а народное образование стало бесплатным. «Социализм – это счастливый и обеспеченный дом для каждой семьи» – определял свою цель президент Насер [6].
26 июля 1961 года в ОАР провели Вторую аграрную реформу, и дозволенные размеры поместий сократили вдвое – с 200 до 100 федданов1 [7]. Однако помещики сохраняли своё влияние [8], владея финансами, нанимая целые банды и наводя в деревнях свои порядки [9]. В ходе Второй аграрной реформы борьба была нешуточной и в деревнях местами царили произвол и хаос.
Шамсу Бадрану выпало защищать «социалистические завоевания» и подтвердить свой статус революционера 1952 года как влиятельному члену возглавляемого маршалом Амером Высшего комитета по ликвидации феодализма [10]. Комитет был создан Насером 11 мая 1966 года для углубления преобразований в деревне и был наделён широкими правами для конфискации земли и собственности. И 15 июня 1966 года на митинге в Даманхуре говоря о создании комитета, Насер воскликнул «Революция продолжается! ... Мы должны установить власть трудового народа» [11].
Поводом для такого наступления на помещиков стало прогремевшее в мае 1966 года «Камшишское дело» об убийстве 30 апреля в деревне Камшиш
активиста Арабского социалистического союза Салаха Хусейна [12]. От коррумпированных властей и полиции толку оказалось мало, и расследование поручили Управлению уголовных расследований Шамса Бадрана. Он быстро расправился с погубившим активиста Хусейна феодальным семейством аль-Фики и связанными с ними чиновниками и полицейскими. В стране развернулась антифеодальная компания: 239 деревенских старост и 65 шейхов сторожевой охраны были уволены за содействие феодалам [13], по представленным комитетом Амера материалам Насер своим декретом выселил из деревень 88 крупных помещиков и наложил секвестр на их имущество [14].
Но новые, назначенные правительством чиновники, иногда не уступали феодалам в произволе. В октябре 1966 года Управление уголовных расследований Шамса Бадрана, составило конфиденциальный доклад о преступлениях бывшего депутата парламента, а затем главы местной администрации Ахмеда Хасана. Выяснилось, что депутат присвоил себе четыре феддана земли феллаха Мухаммеда аль-Кальшани, а сам крестьянин бесследно исчез. Через пять лет избранник народа пытал и забил до смерти своего охранника Хасана Ахмада Али. Другого феллаха Ахмад Хасан раздел донага, привязал к машине и протащил по деревне. Некоего Ахмада Юсуфа Хасан принялся избивать прямо в мечети во время молитвы, а когда за того вступился местный школьный учитель, разбил о голову педагога бутылку из-под ликёра. Депутат зверски избивал женщин и детей, увёл из семьи чужую жену, по своей прихоти изгонял жителей из деревни, с оружием в руках грабил соседние селения.
Но самым известным деянием этого бюрократа стали похороны не угодившего ему адвоката Абд аль-Азима Идрависа. Юриста избили, пытали и ночью закопали по плечи на кладбище. Родственники потом откопали Абд аль-Азима, но тот потерял рассудок и многие годы в безумии бродил по деревне.
Депутат Ахмед Хасан не был одинок. Управление Шамса Бадрана в 1966 году представило Насеру 300 подобных отчётов о многогранной деятельности представителей египетской элиты [15].
Даже Насер вспомнил печальную судьбу Абд аль-Азима Идрависа и 23 июля 1966 года на праздновании годовщины Июльской революции, клеймя феодализм с высокой трибуны, привёл пример с его «похоронами» [16].
Разгром феодальной оппозиции, в котором принял активное участие и Шамс Бадран, на четыре года сдвинул Египет ещё дальше влево. Сам же Бадран ещё раз доказал Насеру и Амеру свою верность и эффективность. Будучи женат на девушке из богатой семьи, он не остановился перед репрессиями против богатейших помещиков страны и остался в их глазах жестоким стражем революции 1952 года, злодеем и грабителем.
Доктор Робин Байдуэлл из Кембриджа был схожего мнения и не считал Бадрана борцом с реакцией и коррупцией. Он отмечал через тридцать лет, что Шамс ад-Дин Бадран – «один из ведущих членов Комитета по ликвидации феодализма, который преследовал самых богатых землевладельцев и грабил их собственность» [17]. Как сказал арабский поэт «Несчастья одних служат на пользу другим».

1. Феддан – мера измерения площади, равная 4.201 квадратному метру.

 

10. «Фи зыляли-ль-Куран» (Под сенью Корана). Хакимийя против джахилийи.
Пока Шамс ад-Дин Бадран наслаждался жизнью и властью, среди его бывших соратников «Братьев-мусульман» происходили серьёзные изменения. В рядах «Аль-Ихван аль-муслимун» приобрёл влияние богослов и теоретик ислама Сайед Кутб.
Жизнь Сайеда Кутба, полного антипода и врага Шамса Бадрана, заслуживает особого внимания. Он родился в 1906 году, на 23 года раньше Бадрана, в деревне глухой провинции Асьют в Верхнем Египте. Ему повезло получить диплом учителя, но Кутб, в отличие от аль-Банны, не стал преподавать, а занялся поэзией и литературной критикой [1]. Он был сторонником западного модернистского проекта и считал, что египетское, да и вообще арабское общество в будущем не должно отличаться от европейского [2]. Кутб устроился на работу в министерстве образования и даже называл себя атеистом [3].

Кутб портрет
Появление Израиля и близкое знакомство с западными ценностями резко изменили его взгляды. В 1948 году Кутба отправили на стажировку в США, откуда он вернулся исламистом [4]. Теперь уже бывший поклонник Запада посчитал, что Соединённые Штаты и Западная Европа предали арабов, согласившись на существование Израиля, а от нравов Америки и его вовсе воротило с души [5]. Сайед Кутб поверил в возглавляемый евреями «трёхглавый заговор» крестоносцев (христиан) и атеистов (коммунистов), направленный против ислама [6] и арабских стран, которые «находятся во главе каравана, движущегося к несчастьям и гибели» из-за забвения мусульманства и шариата [7].
В 1951 году Сайед Кутб вернулся из Соединённых Штатов, вступил в «Аль-Ихван» и быстро сделал там карьеру, возглавив отдел пропаганды. В 1954 году, когда погибла мечта об исламской коммуне на горе Мукаттам, его арестовали, как и других лидеров разгромленной Насером организации [8].
Теперь, в заключении, у Сайеда Кутба было достаточно времени, чтобы не только развить свои исламистские идеи, но и ожесточиться душой. Бывший поэт-западник превращался в беспощадного радикала.
Кутб пришёл к выводу, что государство и общество сейчас находятся в первобытном доисламском варварстве – джахилийи, вернувшейся в результате «узурпации и незаконного использования власти Бога над людьми» [9]. Жить в таком обществе истинный мусульманин не может. Опершись на некоторые положения вполне умеренного пакистанского исламиста Абу-ль-Аля Маудуди [10], Кутб разработал свою теорию. Совершенно безобидный с виду, он забыл миролюбие и исламское просветительство Хасана аль-Банны, уверовав в вооружённый джихад против общества джахилийи [11]. Джихад этот должна была начать небольшая тайная группа людей истинно верующих и обученных борьбе с оружием в руках [12]. Когда эта группа наберёт достаточно сил, она начнёт революцию, которая уничтожит джахилийю и вернёт власть Аллаха [13]. Перевернув идею аль-Банны, Кутб писал, что «цель вооруженной борьбы — расчистить путь для метода убеждения» [14]. А до того жалеть никого не стоит, так как «угнетённые несут ответственность за свою слабость в подчинении угнетателю» [15].
После краха первобытной джахилийи возникнет хакимийя – высшая власть Аллаха над этим миром, воплотившаяся в форме теократии [16], где идеалом будет «образ жизни мусульман второго поколения после смерти пророка Мухаммеда», праведных предков – ахль ас-салаф [17].
Всё эти озарения Сайед Кутб изложил в написанных за решёткой книгах «Под сенью Корана» («Фи зыляли-ль-Куран») и «Вехи в пути» («Маалим фи-т-тарик») [18].
В 1964 году Насер о просьбе президента Ирака маршала Абд ас-Саляма Арефа освободил пожилого Сайеда Кутба из тюрьмы [19] ввиду его слабого здоровья. На следующий год обе его новые книги увидели свет и раскололи нелегальное братство «Аль-Ихван аль-муслимун» [20].
Сидевший в тюрьме лидер «Братства» Хасан Исмаил аль-Худайби, преемник аль-Банны, написал книгу «Проповедники не судьи» («Дуат ля кудат»), в которой громил Сайеда Кутба (не называя его по имени) за само слово хакимийя, которого не найти ни в Коране, ни в Сунне. А нововведения в ислам запрещены и являются тяжким грехом [21]. Но среди молодёжи «Аль-Ихвана» идеи Кутба вызвали восторг [22]. Организацию охватили дискуссии, она раскололась, и многие братья пошли вместе с Сайедом Кутбом готовить захват власти в Египте [23] – летом 1964 года тот восстановил ассоциацию «Братьев-мусульман» и возглавил её Совет руководства [24].
Сайед Кутб не был таким уж оригиналом – за пару лет до выхода его книг, в июне 1963 года, иранский аятолла Рухолла Хомейни, с которым потом будет сравнивать египтянина французский аналитик Жиль Кепель [25], вывел верующих на улицы городов Ирана против прозападного режима шаха Мухаммеда Резы Пехлеви.
Если же следовать европейским аналогиям, то Сайед Кутб начал как обратившийся в веру Аврелий Августин, а закончил почти в роли революционера Огюста Бланки от религии. Но если атеист Бланки написал книгу по астрономии «L’Eternite par les asters» («К вечности через звёзды»), то Кутб писал о хакимийи и не представлял себе звёздного пути без Аллаха, Господа миров.

 

11. Закат Луны
Милость президента Насера к коммунистам и его речи о социализме подлили масла в огонь, который разжигали Сайед Кутб и исламская оппозиция, ведь «Братья-мусульмане» (и не только они) считали коммунизм кукловодом сионизма [1]. К тому же одновременно с освобождением коммунистов в Египте возникли трудности с мясом [2].
У мусульман ОАР были свои руководители, находившие общий язык с Насером. Великим муфтием ОАР был шейх Хурейди, авторитет в вопросах шариата, а высшим должностным лицом в плане ислама – ректор университета «Аль-Азхар» шейх Хасан аль-Мамун [3]. Однако многие молодые мусульмане шли за писателем Сайедом Кутбом и были готовы на всё. К тому же и без Кутба к 1960-м приём в «Братство» сопровождался обрядом, его члены делились на посвящённых и непосвящённых, что, как писал В.С.Кошелев, «придавало организации характер тайного исламского ордена» [4].
В середине июля 1965 года в местное отделение Управления уголовных расследований армии в Александрии явился некий аш-Шишифи, водитель грузовика Компании Суэцкого канала. Он сообщил, что другой его старый знакомый Хусейн Тауфик, видный деятель ассоциации «Братьев-мусульман», попросил его достать ручные гранаты. Тауфик был известен тем, что вместе с Анваром Садатом вечером 5 января 1946 года убил бывшего министра финансов Египта Амина Осман-пашу. Водитель, которому администрация Компании Суэцкого канала подарила старую советскую «полуторку» – грузовик ГАЗ-АА, решил, что власть стоит за это отблагодарить.
Сигнал был воспринят очень серьёзно, президент Насер лично встретился с аш-Шишифи, поблагодарил его и с президентского плеча подарил должность в компании «Победа». Он также позвонил Шамсу Бадрану, вызвал к себе в кабинет и поручил ему лично возглавить расследование. Тот рьяно взялся за дело, и вскоре вся подпольная сеть исламских боевиков была раскрыта. Сам Анвар Садат, который был тогда председателем Национального собрания страны, звонил полковнику и рассказывал всё, что он знает о Тауфике. Бадран не без оснований утверждал в мемуарах, что если бы он не справился с задачей, «весь Египет погрузился бы в период насилия и хаоса», а «миллионы невинных египтян были принесены в жертву идее».
Хусейн Тауфик к этому времени уже закупил гранаты и оружие у египетских военных, служивших в Йемене. Сержант Республиканской гвардии Исмаил аль-Фаюми был завербован им и согласился при случае убить Насера. Выяснив это, Бадран поручил майору управления Риаду Ибрагиму ликвидировать ячейку Тауфика. Тот выехал в одну из деревень провинции Дакахлия, где обнаружил в доме члена «Братства» склад оружия и произвёл аресты. Отсюда следы повели к боевой организации Сайеда Кутба, хотя, как утверждал Бадран, эти две исламистские группы действовали независимо друг от друга.
Вскоре в бедном пригороде Гизы Имбабе, неподалёку от древних пирамид, в доме инженера-агронома была выявлена и штаб-квартира проповедника. В одну из пятниц, после вечерней молитвы во всём районе погас свет, группа захвата проникла через чёрный ход в дом конспираторов, и Сайед Кутб опять оказался за решеткой [5].

Кутб в тюрьме

Противопоставить оружию он теперь мог только идеи. Как говорит арабская литература: «Что значит мудрость? Власть сильней стократ» [6].
Бадран лично допросил исламского теоретика и долго с ним беседовал. Полковник утверждал, что разговор был мирным, без всякого давления на арестованного и Кутб сам предложил изложить на бумаге все подробности заговора. Бадран пообещал поддержать прошение о помиловании на имя Насера, и проповедник несколько дней трудился над своими показаниями. Так называемый «меморандум Кутба» потом опубликовали, но «Братья-мусульмане» документ не признают и утверждают, что он написан под пытками.
Люди Бадрана арестовали в десяти провинциях Египта множество его последователей – молодых инженеров, врачей и рабочих. Некоторые из них давали показания, что «Братство» планировало серии взрывов на важных объектах, подрывы мостов, убийства Насера и видных политиков, захват власти и введение исламских законов [7]. Должны были быть убиты великая певица Умм-Кульсум, известные певцы Мухаммед Абд аль-Ваххаб и Абд аль-Халим Хафез, как известно, хорошие знакомые Бадрана [8].
Выяснилось, что в Александрии, группа Хильми Хатута отслеживала перемещения президента и его окружения, готовила взрывчатку. В столице группу по изготовлению пороха, взрывчатки и ручных гранат возглавил каирский религиозный преподаватель Мубарак Абд аль-Азим. Если бы удалось убить президента в Александрии, то в тот же день группа инженера Фарука аль-Маншави должна была разрушить правительственные учреждения [9].
Арестованных ждали обвинения в подготовке переворота и подрыве государственных учреждений [10].
Можно сказать, что Шамс ад-Дин Бадран раскрыл сразу два заговора, предотвратил вспышку насилия, опять защитил египетскую революцию и спас Египет от новых, уже суннитских ассасинов. Он писал: «Я очень доволен той ролью, которую сыграл в предотвращении этого преступления, защите безопасности Египта и сохранении жизней миллионов людей, которые, несомненно, стали бы жертвами этого чудовищного преступления» [11].
Правда, в Египте многие уверены, что информация об исламистском подполье приходила в Каир из Москвы [12] и начальник Управления уголовных расследований армии преувеличил свои способности.
Бадран же настаивал на своей полной самостоятельности. В интервью ливанскому журналу «Аль-Хавадит» он брал всю ответственность на себя, уверяя, что действовал в процессе ареста «Братьев-мусульман» в соответствии с ситуацией и не получал никаких приказов от кого-либо. Но у него не хватало времени, чтобы получить признательные показания от 300 обвиняемых. А получить их следовало любыми способами, даже жестокими [13].
«Я был в постоянном и прямом контакте с президентом Абдель Насером, – вспоминал Бадран, – информируя его о расследованиях и признаниях обвиняемых, потому что он был озабочен идеей преследования и попыткой его убийства».
Всего под арест попадут около 5.000 человек, но Бадран утверждал, что был снисходителен и большинство из них освободил ещё в ходе следствия. Он вспоминал случай с юношей, задержанным в одной из деревень провинции Дакахлия. Тот признался Бадрану, что у него завтра свадьба. Полковник пожалел арестованного и предложил сделку. Допрос прошёл быстро, молодой человек признался, что по поручению отца спрятал оружие и гранаты на крыше его дома. Бадран отпустил арестованного и даже подарил ему подарок за сотрудничество, а отряд военной полиции арестовал его отца и изъял оружие. «Таким образом, – писал Бадран, – мы ставили человеческое отношение выше всех соображений, особенно в отношении тех, кто, по нашему мнению, были вовлечены в преступную деятельность случайно или непреднамеренно» [14].
В ноябре 1965 года правительство ОАР учредило для рассмотрения дел «Аль-Ихвана аль-муслимун» Высший суд государственной безопасности из трёх членов Апелляционного суда ОАР. Насер получил право назначить в него также двух верных ему старших офицеров [15]. Он открыто говорил, что «Братья-мусульмане» «служат тем, кто платит больше. При этом они пытаются обманывать народ под прикрытием ислама» [16], а в сентябре 1965 года правительственная газета «Аль-Ахрам» обвинила «Братство» в том, что оно получали деньги от Комитета по борьбе с подрывной деятельностью военного блока СЕНТО [17]. 29 августа 1965 года Насер рассказывал арабским студентам в Москве, как в 1964 году выпустил «Братьев-мусульман» из концлагерей и дал им возможность строить новый Египет, а они на иностранные деньги организовали заговор. «Мы больше не будем прощать, как делали это раньше» – пообещал президент [18].
Следствие по делу о заговорах Кутба и Тауфика продолжалось ещё год.

 

12. Тальбис иблис (Одеяние сатаны)
Что бы ни писал потом Шамс Бадран о спасении Египта от кровавого хаоса, избежать насилия в стране не удалось. Только пришло оно со стороны государства.
«Я согласился с Абдель Насером, – вспоминал он, – что военная тюрьма была бы подходящим местом для содержания обвиняемых по этому делу, ввиду самого тщательного расследования, проводимого военными, а не гражданским лицом. Там по согласованию с Хамзой аль-Басюни (в то время начальником военной тюрьмы) для меня подготовили кабинет, а рядом с моим – другие кабинеты для офицеров, помогающих мне в расследовании» [1].
Жестокость и тяжёлые условия содержания были обычны в тюрьмах Египта, но «Братья-мусульмане» потом утверждали, что глава следственного управления Шамс Бадран отличился особой свирепостью. Он лично отдал приказ о пытках бывших соратников своей юности офицерам Риаду Ибрагиму, Хасану Каффи и Сафвадуар-Руби. Людей истязали, жгли огнём и пороли кнутами. Офицер ар-Руби железным прутом убил видного исламиста Мухаммеда Авада, проломив ему череп.
Жертв тайно хоронили в пустыне неподалёку от столицы, и те в горячем песке становились мумиями [2]. Такие репрессии могли продолжаться до бесконечности: в пустыне, которую поколения феллахов считали царством древних джиннов, места хватило бы на сотни поколений – она занимает 96 % территории Египта.
Египетский историк Мухаммад ас-Саид аль-Вакиль приводил семь способов пыток, которые практиковали сотрудники Бадрана. Он сообщал, что в военной тюрьме использовали «все технологии, известные к тому времени в мире по «выбиванию признаний», используя даже «специалистов из СССР, ГДР и Югославии» [3]. А бывший посол ОАР в Москве (1961 – 1971) Мухаммед Мурад Галеб утверждал, что Бадран лично прошёл в СССР курсы обучения пыткам [4].
Удары палками по пяткам, пытка в ледяной воде и электрический ток не были самыми страшными истязаниями в стране [5], где привязывание к столбу и порка были официальным наказанием не только в тюрьме, но и, к ужасу европейских специалистов, в армии [6].
Сам Бадран с этим не соглашался, хотя мог бы и оправдываться тяжкими обвинениями в адрес заговорщиков. «Никаких новых методов мы не изобретали и к ним не применяли, кроме тех, которые применяются для получения признательных показаний от подсудимых» – писал он через много лет, утверждая, что за время следствия в тюрьме умерли всего семь человек, «то ли потому, что не выдержали тюремных условий, то ли потому, что могли быть подвергнуты жестокостям во время следствия» [7].
Бадран мог потом оправдываться тем, что в начале 1960-х не дал ход делу командира частей специального назначения Галяля аль-Хурейди, установившего контакт с «Братством» и предлагавшего в 1962 году арестовать Насера – аль-Хурейди спокойно служил до событий 1967 года. Владимир Сергеевич Кошелев (Минский университет) считал, что Шамс Бадран боролся с исламистами спустя рукава, поскольку и сам недалеко от них ушёл. Он писал в 1984 году: «Вся информация об этих связях оседала у начальника армейской разведки и самого близкого к Амеру человека Бадрана. Насер получал её, но чаще всего в далеко не полном или искажённом виде. Шамс ад-Дин Бадран, ведший в 1965 – 1966 гг. следствие по делу «Братьев-мусульман» значительно позже следующим образом определил своё благосклонное к ним отношение: «Я ничего не имел против «Братьев-мусульман», ведь я сам был членом их ассоциации в 1945 году» [8].
Бадрана нельзя назвать и одиноким Великим инквизитором режима – параллельно с ним репрессиями занималась Махабес аль-Амма – Тайная полиция вице-президента и министра внутренних дел Закарии Мохи ад-Дина, напрямую подчинявшаяся Насеру разведка «Мухабарат» Салаха Насра [9] и Генеральный прокурор государственной безопасности Самир Наг [10] .
Шамс ад-Дин наверняка думал, что не порви он с аль-Банной и не пойди в Военную академию, то сейчас сидел бы не в кабинете, а в каменном мешке, а на допросах оказался бы по другую сторону стола. И это в лучшем случае. В худшем же Шамс мог быть закопан в песок пустыни и завален камнями. Так что ему было, за что благодарить судьбу.
Соглашаясь, что без жестокости не обошлось, Бадран писал, что в отношении Сайеда Кутба был на следствии гуманен: «этот человек выздоравливал от тяжёлой болезни, поэтому я позаботился о том, чтобы провести его допрос лично. Когда он приходил на допросы, то его поддерживали двое солдат. Было запугивание со стороны меня или группы следователей, но я старался на каждом сеансе дать ему отдохнуть, принять необходимые лекарства и прекращал или откладывал допросы в соответствии с обстоятельствами и своим желанием. Несмотря на моё осознание того, что он создатель идеи заговора, и что он духовный отец ячейки, её покровитель и популяризатор среди восторженной молодёжи «Братства» [11].
Воля судьбы и воля Насера не дали Сайеду Кутбу возможности опровергнуть или подтвердить эти слова главы следственного управления. Но оставшаяся в живых деятельница «Братства», проповедница Зайнаб аль-Газали (1917 – 2005) в своей знаменитой в арабском мире книге «Дни моей жизни» вспоминала, как офицеры привели её в кабинет Шамса Бадрана. За её спиной встали двое военных с кнутами в руках и полковник начал допрос:
     – О, девочка Зайнаб! (аль-Газали было тогда уже 47 лет) Будьте осторожны, говорите с умом и обратите внимание, что в ваших же интересах позволить нам оставить вас и узнать о других, иначе правом, данным мне Абдель Насером, я позволю кнутам разорвать вас на части.
Зайнаб ответила, что на всё воля Аллаха.
      – Что это за странная тарабарщина, девочка? – продолжал Бадран, но женщина уже замкнулась в себе и не ответила. Расспросы о Сайеде Кутбе и руководителе «Аль-Ихван аль-муслимун» Хасане аль-Худайби вернули её в разговор. Она назвала Кутба профессором, лидером, реформатором и величайшим исламским писателем, а аль-Худайби – профессором и имамом правоверных мусульман.
     – Чепуха и вздор, – отрезал Бадран и схватил её за руку, – Ты читала книгу «Вехи в пути» Сайеда Кутба?
Аль-Газали подтвердила, что читала этот труд и назвала Кутба муджахидом – самоотверженным борцом за веру, но полковник и офицеры с ней не согласились, называя книгу террористической.
Допросы продолжились...
Дальнейшее «общение» Зайнаб аль-Газали с Шамсом Бадраном оставило у неё самые мрачные воспоминания, словно тот был в одеянии дьявола. «Он – зверь чуждый человечеству, – писала она в книге «Дни моей жизни», – более дикий, чем звери джунглей, это легенда пыток и жестокости. Он получал странное удовольствие от того, что поражал верующих в Единого Бога крайней жестокостью, какую только мог вообразить человеческий разум».
Через многие годы Шамс Бадран нашёл самый простой ответ на публикацию проповедницы. «Я не помню Зайнаб, – утверждал он, – Я эту женщину совсем не помню, и не знаю, как она выглядит. И я с ней не встречался, и расследованием её дела не занимался. Я следил за следствием издалека, а детали оставил офицерам, известным честностью, порядочностью и патриотизмом». Бадран назвал её свидетельства «сказками», существовавшими только в воображении аль-Газали [12].
1966 год прибавил работы главе Управлению уголовных расследований египетской армии – в марте Бадран сыграл ведущую роль в ликвидации исламского заговора майора Ибрагима Таха Ибрагима. Полковник провёл аресты в армии, ряд офицеров подверглись пыткам и были преданы суду военного трибунала. Самого Таха Ибрагима приговорили к смертной казни, однако приговор в исполнение приводить не стали [13].
Угроза со стороны исламистов стала восприниматься руководством ОАР ещё серьёзнее и потребовала изменений в законодательстве страны. По инициативе Шамса Бадрана в том же 1966 году был принят закон № 25 о военной юстиции, по которому военных за любые преступления могли судить только военные трибуналы [14]. Написанная для сторонников Сайеда Кутба статья 6 Закона № 25 также позволяла президенту ОАР Насеру передавать дела о терроризме в военные трибуналы, в которых процессы шли быстрее [15]. В мае того же года был изменён и принятый два года назад закон о государственной безопасности: преследования расширили на неопределенную категорию лиц, чьи действия ставили под угрозу национальные интересы [16].
Национальные интересы в Египте понимали по-разному. Насер и часть его окружения считали, что в интересах страны и народа достижение светских целей – строительство развитой индустрии и арабского социализма, который обеспечит египтянам благоденствие.
Сайед Кутб видел национальные интересы Египта в возрождении подлинного исламского общества. «Может быть задан вопрос,— заочно возражал он Насеру в своей книге «Вехи на пути», — разве не благо человечества является критерием при решении реальных проблем? Но здесь мы опять поднимаем вопрос, который ставит сам ислам и на который сам же даёт ответ, т. е. «Кто знает лучше, вы или Аллах?» и «Аллах знает, а вы не знаете!» [17].
«Мусульманская религия – на 100 % социалистическая религия» – заочно отвечал Насер [18].
Полемика так и осталась заочной: Насер не возражал, что Аллах знает лучше, но правил страной он, а не Кутб, и книга «Вехи на пути» была запрещена сразу после публикации в 1965 году [19]. Насер оценил её как «призыв к подрывным действиям» и настаивал на суровой каре автору и его сподвижникам [20].
В августе 1966 года начался судебный процесс. Верховный суд государственной безопасности ОАР обвинил группу Сайеда Кутба и других членов «Братства» в том, что летом 1965 года они пытались убить Насера, планировали напасть на главные правительственные учреждения страны и убить других руководителей ОАР, совершить диверсии в Каире – взрывы на дорогах, в кинотеатрах, кафе и магазинах. И в том, что после захвата власти они планировали уничтожить всех женщин – дикторов телевидения. Спонсором и главным поставщиком оружия для заговора была названа Саудовская Аравия [21].

                                                                   Кутб
23 августа 1966 года Сайед Кутб и ещё шестеро видных исламистов были приговорены к смертной казни. Вместе с ними за шпионаж в пользу США на пожизненные каторжные работы был осуждён журналист Мустафа Амин, снабжавший американцев военными секретами и данными о сотрудничестве с СССР. Это как бы говорило, что ихванисты также предали национальные интересы и помогали иностранной державе [22].
Сайед Кутб отверг предложение подать прошение о помиловании на имя президента Насера. «Мой указательный палец, – сказал он, – который во время каждой молитвы свидетельствует, что нет никакого божества, кроме Аллаха, отказывается подписывать прошение о помиловании от тирана» [23]. Тем не менее, Насер пощадил четырёх из семи осуждённых, отправив их на вечную каторгу [24]. Через сорок лет Шамс Бадран говорил в интервью ливанскому журналу «Аль-Хавадит»: «Я согласился с президентом Абдель Насером, что после вынесения приговоров по этому делу он сократил число смертных приговоров. Затем я поехал в Лондон на лечение, и там узнал, что казнены трое» [25].
29 августа Сайед Кутб и двое его помощника были повешены в Каире [26]. Позднее Бадран выражал сожаление, что с Кутбом казнили активиста «Братства» Мухаммеда Юсефа Хаваша, который, по словам главы следственного управления, «не участвовал в собраниях руководства, и самое большее, в чём его можно обвинить, это то, что он знал и не доносил». Бадран поделился с маршалом Амером намерением просить Насера о помиловании, но тот остановил его, сказав крамольную фразу – «У президента нет совести, которая бы его мучила» [27].
В начале сентября Верховный суд государственной безопасности ОАР вынес приговоры ещё двум группам активистов «Аль-Ихван аль-муслимун»: на каторгу отправили 83 арестованных.
«Наша революция была милостивой» [28] – подчеркнул по этому поводу Насера, что можно воспринимать с иронией, если не вспоминать практику революционных режимов Судана, Ливии, Сирии, не говоря уже об Ираке.
Советский Союз в отношении к ихванистам был на стороне Насера и Бадрана. 9 сентября 1966 года главная советская газета «Правда» опубликовала комментарий И.Погодиной «Братья-преступники». В нём говорилось: «Террористы намеревались ниспровергнуть существующий в стране режим и уничтожить социальные, экономические и политические завоевания трудящихся». «На почве религиозного фанатизма выращены целые банды убийц и погромщиков» [29]. Корреспондент «Известий» в Каире Леонид Корявин называл «Братство» «религиозно-террористической организацией» [30]. Юрист и правовед, доктор исторических наук Лионель Яковлевич Дадиани в 1967 году в своей книге «Государственный строй Объединённой Арабской Республики» квалифицировал ассоциацию «Братья-мусульмане» как профашистскую организацию, созданную британскими колонизаторами [31]. Через пять страниц он уже называл её фашистской по своим целям и методам [32]. Резко отрицательное отношение к «Братьям-мусульманам» сохранялось в СССР до конца его существования: в 1990 году Андрей Валентинович Коровиков (Институт востоковедения АН СССР) относил Сайеда Кутба к одним из идеологов исламского экстремизма [33]. Сохранилось оно и в Российской Федерации, где эту ассоциацию запретили официально.
В самом же Египте в 1966 году была проведена чистка от сторонников «Братьев-мусульман» министерства национального руководства ОАР, отвечавшего за пропаганду и информацию, а также министерств туризма и культуры [34].
В мае 1967 года, когда у поднявшегося по карьерной лестнице Шамса Бадрана были уже другие заботы, в одном из египетских концлагерей произошло восстание, после которого исламистов отделили от других заключённых. Пользуясь этим, активисты «Братства» обсудили множество вопросов веры и политики, пройдя к выводу, что, как писал в 1980 году Н.Айюби: «правители, пытавшие людей просто за то, что те искренне исповедовали собственную религию, не могут быть настоящими мусульманами, даже если они являются ими формально» [35].
Теперь, как отмечал видный египетский журналист и политик Мухаммед Xасанейн Хейкал, книги Сайеда Кутба стали Библией исламских экстремистов [36]. Правда, потом умеренное руководство «Братства» отказалось от радикализма Кутба, каждый мусульманин получил право отвечать самому за себя [37]. Но идеи Кутба жили уже своей жизнью и из них выросли египетские экстремистские организации 1970-х годов, доставившие властям Египта много проблем [38].
Что касается Шамса Бадрана, то «Братья-мусульмане» запомнили его навсегда. Репрессии 1965 – 1966 годов увенчали в их исторической памяти период Насера, по их мнению, время заката и тьмы – «ухода за пределы солнца» [39].

 

13. Солнце в зените
Через 12 дней после того, как на шее Сайеда Кутба затянулась петля, Шамс ад-Дин Бадран официально взошёл на политический Олимп. 10 сентября 1966 года 37-летний полковник [1] занял пост военного министра – вазира аль-харба – Объединённой Арабской Республики в новом правительстве инженера Мухаммеда Сидки Сулеймана.
Ближайшие соратники Насера, члены Совета руководства революцией 1952 года постепенно один за другим сходили с арены, а Бадран оставался и укреплялся в системе власти. К 1966 году из 14 членов совета возле Насера остались лишь маршал Амер, не потерявший влияния вице-президент Закария Мохи ад-Дин, а также занимавший декоративный пост председателя Национального собрания Анвар Садат.
В Египте мнения относительно причин назначения Бадрана на столь важный пост разнятся: одни утверждают, что Насер не питал к нему хороших чувств и уступил давлению Амера [2], другие считают, что сравнительно молодой офицер явно обладал административными и организационными способностями [3]. Бывший в те дни начальником Генерального штаба армии генерал Мухаммед Фавзи в своих мемуарах писал, что назначение было вызвано тем, что маршал Абдель Хаким Амер, как первый вице-президент ОАР, должен был сосредоточиться на высшей государственной деятельности. Кроме того, военный министр по закону мог быть вызван в парламент для отчёта о своих действиях, а Амер в то время оставался вне критики и его авторитет не должен был подвергаться сомнению [4].
Другие, как доктор Мустафа аль-Фики, наоборот, считали Бадрана, ставшего своим и среди армейского командования и в президентском дворце, человеком, следившим за Амером [5]. По их мнению, Насер и Амером думали, что он лично подчиняется только каждому из них, а Бадран получал поддержку с двух сторон [6]. Фарук Фахми относил истоки этой версии ещё к тому времени, когда возник конфликт между Бадраном и секретарём Насера Сами Шарафом. Об этом донесли президенту, и Насер принял сторону Бадрана, которого считал для себя очень полезным в армии и который ведал его безопасностью. Отсюда среди офицеров пошли слухи, что Бадран – «око Насера», следящее за Амером [7]. К тому же он был единственным из окружения Амера, кто был близок к президенту, у него было широкое влияние в штабах и его побаивались [8].
11 сентября 1966 года каирская газета «Аль-Ахбар» писала о Шамсе ад-Дине Бадране как о всеобщем любимце, человеке честном, который трудится день и ночь на благо страны [9].
Шамс Бадран сменил на посту военного министра своего носившего очки ровесника, инженера Абд аль-Ваххаба аль-Бешри. Тот угодил в это кресло после известного конфликта Насера и Амера, когда президент захотел сам командовать армией. В итоге маршал сохранил за собой полный контроль над вооружёнными силами, но уступил пост военного министра инженеру аль-Бешри, оставив ему в ведение лишь военные заводы.
Но возвращение этого поста военному, к тому же так близкому к президенту и маршалу Амеру, ничего не говорило о военных планах руководства ОАР. Отставку 9 сентября правительства бывшего силовика и кадрового военного Закарии Мохи ад-Дина печать Каира объясняла тем, что «закончился специально установленный переходный период между первым и вторым планами развития ОАР». Главной миссией нового правительства во главе с министром по строительству высотной Асуанской плотины Мухаммедом Сидки Сулейманом называли выполнение второго плана развития, рассчитанного на 7 лет, до 1973 года [10].
12 сентября в президентском дворце Кубба Насер привёл к присяге Шамса ад-Дина Бадрана и других министров нового правительства [11]. Вместе с Бадраном присягу принёс и его однокурсник по Королевский военной академии Шаарауи Гомаа – новый министр внутренних дел. Впрочем, в будущем это знакомство Шамсу не помогло.
В своей речи перед министрами Насер говорил о необходимости успешного выполнения второго плана, который «возлагает на страну задачу идти вперёд на полной скорости» [12], о необходимости быстрого экономического развития и достижения самообеспечения страны [13].
Находившиеся тогда в Каире в качестве корреспондентов Евгений Максимович Примаков и Игорь Петрович Беляев также подчёркивали мирный характер правительства и отмечали, что на первых заседаниях нового кабинета ОАР обсуждались в первую очередь экономические и социальные вопросы [14]. Могло показаться, что для военного министра при таких мирных планах не найдётся поля для битвы, но время через несколько месяцев развеяло это впечатление.
Те временем через 10 дней после присяги правительства президент Насер отправился с официальным визитом в Танзанию, где пробыл пять дней. В Дар-эс-Салам он взял с собой бывшего премьер-министра, а теперь вице-президента Закарию Мохи ад-Дина, председателя Национального собрания Анвара Садата и министра иностранных дел Махмуда Риада [15]. В эти дни Насер спросил своего секретаря Махмуда ад-Джайяра, как общественность отреагировала на назначение Бадрана. Тот ответил, что информации по этому вопросу получено не было.
Что ты сам думаешь? – спросил президент.
Ей-богу, я сожалею, если назначение является для него наградой – на это мне нечего сказать, но если бы я ставил его обеспечивать безопасность армии, то он был бы самым опасным человеком для её безопасности.
Насер выскочил из своей кровати с криком:
Ты хочешь разрушить свой дом?
О, сожалею, – опомнился ад-Джайяр и пояснил, что Шамсу Бадрану подчиняются офицеры службы безопасности армии «и это представляет опасность, так как он создает из них формирование, которое ему обязано и лояльно, и при этом злит более высокопоставленных офицеров других родов войск».
«Но Шамс Бадран возглавил военное министерство, и все было кончено» – подводил итог ад-Джайяр [16].
Но, даже получив такое предупреждение от своего секретаря, Насер продолжал полагаться на своё чутьё и мнение Амера. Через месяц после назначения, 11 октября 1966 года президент издал указ, предусматривающий, что Шамс Бадран, военный министр, должен помогать ему в качестве заместителя Верховного главнокомандующего вооруженными силами при осуществлении своих функций и полномочий, и быть его полномочным представителем по административным и военным делам вооруженных сил. [17].
Привлечение Бадрана к командованию египетской армией не вызвало энтузиазма в войсках. Среди армейских офицеров страх перед ним был силён, но авторитет оставался по-прежнему невелик: Бадрана называли «золотым мальчиком Амера», иронично – «Солнцем» («аш-Шамс» (الشمس) – Солнце) [18], или просто по имени – «министр Шамс» [19].

 

 

14. Вазир аль-харб
Мнение многих египетских офицеров о Шамсе Бадране было нелестным, однако тот стал вазиром аль-харб – военным министром «первой военной державы арабского мира», обладавшей многочисленной армией, для которой из Советского Союза шли масштабные поставки современных вооружений [1].
Решение от 11 октября 1966 года отводило Бадрану третье место в военной иерархии: верховным главнокомандующим был президент Насер, фактически командовал армией главнокомандующий и вице-президент ОАР маршал Абдель Хаким Амер, которому непосредственно подчинялись министр Бадран, начальник Генерального штаба генерал Мухаммед Фавзи и командующие родами войск: сухопутными силами генерал-лейтенант Абд аль-Мохсен Камель Муртаджа, ВВС – маршал Сидки Махмуд и ВМС адмирал – Сулейман Эззат [2]. Поскольку Насер был политическим руководителем страны, Шамс Бадран на деле оказывался вторым человеком в вооружённых силах ОАР после Амера.
Статья 23 принятой в 1964 году Конституции гласила «Вооружённые силы Объединённой Арабской Республики принадлежат народу. Их цель – защита социалистических завоеваний народной борьбы, а также защита страны, обеспечение безопасности и целостности её территории» [3]. Революция в Египте продолжалась и углублялась, так что военный министр и армия защищали не только страну, но теперь и социализм. Даже Государственный флаг ОАР называли «флагом революции» [4]. Сам министр говорил: «Мы не можем позволить империалистам действовать на Ближнем и Среднем Востоке, как они захотят» [5].
Хозяйство Шамса ад-Дина Бадрана, объединённое в шесть дивизий и отдельные бригады, составляли 1.250 танков ИС-3, Т-34–85, Т-54, Т-55, плавающих танков ПТ-76 [6] и «Шерман», собранных в пустыне на огромной базе близ Гелиополиса, а также на канале и на Синае [7] самоходные установки Су-100, 1050 бронетранспортеров, зенитные ракетные комплексы С-75, до 600 военных самолётов: бомбардировщиков Ту-16, Ил-28, истребителей МиГ-15, МиГ-17, МиГ-21, истребителей-бомбардировщиков Су-7, а также 30 военных кораблей и множество другой техники. На его попечении, по данным 1965 года, оказались более 130.000 солдат и офицеров [8].
Конституция 1964 года обещала держать министров в строгости. Им запрещалось заниматься свободными профессиями, коммерцией и предпринимательством, сдачей в аренду помещений и другими предприятиями по добыванию денег. Министру даже могли предъявить обвинения и предать его специальному суду [9]. Министр был подотчётен не только президенту, но и Национальному собранию, куда его могли вызвать и завалить запросами. Но на практике депутаты не решились бы вызвать на ковёр любимца президента и маршала Амера. Да и другие министры откровенно игнорировали парламент: на первой сессии Национального собрания из 177 запросов только 35 удостоились ответов [10].
Что касается жалования министра, то он не должен был превышать оклад президента Насера – 500 фунтов в месяц [11]. Разбогатеть на этом было очень сложно, но для деятелей типа Бадрана не было ничего невозможного.
Носившие офицерские погоны подчинённые маршала Амера при Бадране жили припеваючи вполне официально. Петер Мейер-Ранке писал о тех временах: «Офицеры находятся на верхушке социальной пирамиды. Офицерам не разрешено пользоваться общественным транспортом, чтобы они в своих мундирах не толкались в переполненных автобусах... К их услугам — армейский транспорт... У них свои клубы в Каире и Александрии. Они оплачиваются лучше, чем любые другие египтяне на соответствующей работе. Уже лейтенант получает 25—30 фунтов в месяц, в то время как молодой человек с университетским дипломом в начале своей работы в государственном учреждении зарабатывает не более 18 фунтов» [12]. При этом, как отмечал генерал-майор Сергей Петрович Крахмалов, некоторое время служивший в Египте военным советником, хорошо обеспеченные младшие офицеры перепоручали подчинённым грязную работу по эксплуатации и ремонту техники и потому теряли квалификацию. Старшие офицеры отказывались доводить всю необходимую информацию до подчинённых им офицеров, командиров частей, поддерживая, как им казалось, свой высокий статус. Вследствие низкого образовательного и культурного уровня солдат случаи дикого и варварского отношения к военной технике были системой [13].
Понимали это и некоторые высокопоставленные военные ОАР. Генерал Абдель Салям, отвечавший за транспортировку египетских войск и вооружений, по суше, по морю и по воздуху говорил агенту Израиля Вольфгангу Лотцу: «У нас хватит военных запасов, чтобы завоевать весь Ближний Восток, но этого ещё недостаточно. Состояние вооружённых сил плачевное» [14]. «В целом наши солдаты подготовлены плохо и их моральный дух низок. Управление погрязло в бюрократизме и действует крайне медленно и неэффективно» [15].
Как показало время, решить эти проблемы с боеготовностью министр Шамс не смог. Более того, после сформирования гражданского кабинета Сидки Сулеймана Насер настаивал на сокращении военных расходов и военный бюджет в 1967 составил 160 миллионов фунтов [16].
Египетская армия была бочкой Данаид, в которую можно было бесконечно вливать средства, которые можно было бы пустить на индустриализацию.
Под руководством Шамса Бадрана военное министерство для экономии сократило численность войск у границы с Израилем на Синайском полуострове, закрыло многие проекты и отменило манёвры, чтобы сэкономить топливо и уберечь технику от износа. Бадран сократил боевую подготовку и не давал на Синай инженерное оборудование. На полуострове офицеров и солдат обучали только оборонительным действиям, и сформированная там ударная группировка утратила наступательный характер. Министерство также отказало военно-воздушным силам в запросах на строительство новых аэродромов и укрытий, сократило лётные часы учебных полётов [16].
Всю эту экономию Насер, Амер и Бадран осуществили на свои же головы.

 

 

15. Внешние векторы. Йемен, Палестина и Сирия
Осенью 1966 года ситуация у северных границ ОАР была ещё спокойной и главной проблемой египетской армии оставалась шедшая уже четыре года война в Йемене.
Сентябрьская революция 1962 года в этом южном аравийском королевстве была встречена Каиром с радостью, как продолжение своей революции 1952 года. На помощь Йеменской Арабской Республике уже через несколько дней прибыли части армии ОАР. К 1966 году египетский военный корпус, защищавший режим маршала Абдаллы ас-Салляля на фронтах гражданской войны, насчитывал около 50.000 человек. Эти самые боеспособные части армии Насера поддерживала группировка ВВС, усиленная бомбардировщиками Ил-28 [1]. Но египетский корпус не мог справиться с партизанским движением в этой маленькой горной стране, которую прозвали «египетским Вьетнамом».
Ситуация в Йемене было больше сходна с войной в Афганистане, которая началась через 12 лет после окончания йеменской кампании. Странно, что в 1979 году советские военные, имевшие опыт этой войны, не вспомнили о таком историческом уроке, хотя в Йемене в ходе этой войны работали советские специалисты, и СССР шли поставки оружия [2].
Через года Шамс Бадран в интервью «Ас-Сиясе» назовёт Йемен «болотом», в котором увязла Объединённая Арабская Республика: «Никто не отрицает, что у нас не было необходимости вовлекать египетскую армию в йеменскую трясину, чтобы защитить стратегические интересы Египта и оказать необходимую поддержку нашим братьям в Йемене». Он несколько раз сопровождал маршала Амера на этот театр военных действий и расспрашивал его о том, кому в голову пришла идея послать сюда армию. Амер уклонялся от ответа, а вот президент Насер, обсуждая с Бадраном печальную оперативную остановку, людские и финансовые потери на Йеменском фронте, всё свалил на Анвара Садата, бывшего тогда вице-президентом. Садат, по словам Насера, завёл роман с женой видного йеменского политика и потому настоял на посылке египетских войск. Президент сетовал: «Садату нравилась йеменская женщина, и это стоило казне миллионы долларов, мы потеряли тысячи мучеников в горах Йемена».
[3]. Других виновных Насер не увидел, да и Садат на пару с Амером продолжил курировать йеменское направление.
Помимо ущерба от военных действий Йеменская война 1962 – 1967 годов была по-восточному жестокой, что добавляла красок демоническому образу Бадрана. Рэндольф и Уинстон Черчилли писали: «Несмотря на утверждение Египта, что он несёт прогресс Йемену, такие традиционные йеменские методы устрашения, как публичные казни, массовые аресты и конфискации собственности продолжали применяться египтянами в той же мере, что и приверженцами имама1» [4].
В конце ХХ века Робин Байдуэлл прямо писал, что Бадран как военный министр «по-видимому, нёс часть ответственности за злодеяния, совершённые египетской армией в Йеменской войне и обучаемыми египтянами террористами в Адене 2» [5].
Другим направлением военной политики Египта была Палестина, большей частью ставшая государством Израиль. В среде арабской палестинской эмиграции росло число желающих с оружием в руках взять реванш за поражение и отвоевать свою страну. Росли и палестинские военные организации, которые проводили диверсионные акции в Израиле и требовали помощи у Каира, который провозглашал себя центром прогрессивного арабского мира.
С этим в конце 1966 года и столкнулся Шамс Бадран. Он как военный министр принял в Каире основателя Движения за освобождение Палестины
(ФАТХ) Ясира Арафата, который через годы станет куда более знаменитым, чем он сам. Казалось, они должны были быстро найти общий язык: Арафат был ровесником Шамса, тоже бывшим членом ассоциации Хасана аль-Банны «Братья-мусульмане» и участником Палестинской войны 1948 года.
Палестинский революционер тогда второй раз попытался добиться помощи от Египта и попросил революционера Бадрана предоставить ФАТХ базы в пустыне Негев для налётов на объекты в Израиле. Но министр, как ни странно, ему отказал. Бадран был не против ударов по северному соседу, его смутило требование Арафата соблюдать строгую конспирацию и отказ сообщить имена руководителей движения. Министр желал знать и контролировать тех, кому он будет давать деньги и оружие. Он заявил, что правительство ОАР не может иметь дело с законспирированными анонимами. Так что Ясир Арафат тогда остался ни с чем [6].
Третьим, пока ещё мирным направлением военной политики было сотрудничество с новыми властями Сирии. За полгода до назначения Бадрана министром в Дамаске произошёл очередной военный переворот, и к власти вернулась левая Партия арабского социалистического возрождения (Баас), желавшая тесного сотрудничества с Египтом. О возрождении прежней угробленной Амером федерации речь уже не шла, но Насер и новый президент Сирии Нур ад-Дин Атаси нашли общий язык. ОАР и Сирия взяли курс на сближение и для начала полностью восстановили дипломатические отношения, разорванные после раскола в 1961 году .
4 ноября 1966 года в Каире после переговоров Насера с премьер-министром Сирии Юсефом Зуэйном между странами было подписано соглашение о совместной обороне сроком на пять лет [7]. Соглашение предусматривало координацию политических и военных действий и совместный отпор агрессии, если ей подвергнется одна из стран [8]. Был создан совместный Совет обороны в составе министров иностранных дел и военных министров, а также совместное командование в составе начальников штабов [9]. Соглашение сопровождали договорённости о координации действий в области экономики, культуры и информации [10].
Партнёром Шамса Бадрана в Совете обороны стал военный министр и будущий президент Сирии генерал авиации Хафез Асад. Вместе они фактически провалили реализацию соглашения, не сумев наладить тесное военное сотрудничество и согласовать планы ведения возможной войны [12].
Но по этим провалам можно было не горевать, пока главным военным партнёром Египта был Советский Союз, который здесь часто называли Карни-ль-хайрат – дойная корова [11].


1. Имеется в виду свергнутый революцией 1962 года король Йемена имам Мухаммед аль-Бадр (1926 – 1996).
2. «Террористами в Адене» Робин Байдуэлл называет силы левого Национального фронта освобождения Южного Йемена, добившегося независимости страны в ноябре 1967 года

 

16. Туманная Москва
Когда Бадран занял кресло военного министра, Гамаль Абдель Насер был всё ещё зол на Соединённые Штаты, в июле 1965 года отказавшие ему в просьбе помочь зерном. Теперь президент пытался полностью положиться на СССР [1] и поздней осенью 1966 года послал с официальным визитом в Москву маршала Амера, поставив ему задачу добиться новых гражданских и военных поставок.
Насер не признавал идеологию интернационализма [2], но пользовался советской интернациональной политикой, оплачивая поставки вооружений по сниженным ценам [3].
В поездку маршал Абдель Хаким Амер взял своего министра Шамса ад-Дина Бадрана, его заместителя Мухаммеда Абд аль-Керима и командующих родами войск – военно-воздушными силами маршала авиации Мухаммеда Сидки Махмуда и военно-морскими силами адмирала Сулеймана Эззата. Их сопровождал начальник общей разведки Мухабарат Салах Наср, а поскольку маршал как первый вице-президент отвечал и за экономическое сотрудничество с СССР, в делегацию включили министра планирования ОАР Лабиба Шукейра [4].
10 шаабана 1386 года Хиджры лайнер маршала Амера поднялся в воздух с аэродрома в Каире и в тот же день, 22 ноября 1966 года, оказался в воздушном пространстве СССР [5]. Но небо над Москвой было закрыто для самолётов – здесь уже несколько дней висел густой туман и видимость не превышала 200 метров. В тот же день лайнер британского премьер-министра Гарольда Вильсона отправили на посадку в Ленинград [6] и самолёту маршала также потребовалось преодолеть лишние 600 километров на север чтобы сесть в городе Октябрьской революции. Герой Июльской революции Амер успел вовремя – через три дня, 25 ноября из-за тумана будет закрыта для полётов вся центральная европейская часть страны [7]. Из Ленинграда египетской делегации пришлось отправиться в столицу СССР по железной дороге.
23 ноября, в среду, или 11 шаабана, день аль-арбиа, в Москве было пасмурно и холодно (0 – + 2), шёл слабый дождь, а когда он переставал, вновь стелился туман. В этот день на украшенный государственными флагами ОАР и СССР Ленинградский вокзал прибыл поезд первого вице-президента Объединённой Арабской Республики маршала Абдель Хакима Амера, гостя Советского правительства.
Под моросящим дождём на перроне второго человека Египта ждали члены Политбюро ЦК КПСС Кирилл Трофимович Мазуров и Александр Николаевич Шелепин. Эта встреча не совсем соответствовала уровню маршала – в государственной системе Мазуров и Шелепин были заместителями Председателя Совета Министров СССР, главы правительства, а не государства. Отсутствовал на вокзале и министр обороны СССР Маршал Советского Союза Родион Малиновский – он был смертельно болен. На перроне вместо него стоял его заместитель Маршал Советского Союза Андрей Гречко, так что и Бадрана встречал не сам министр. Гречко сопровождали начальник Генерального штаба Маршал Советского Союза Матвей Захаров, главнокомандующий военно-воздушными силами Главный маршал авиации Константин Вершинин и главнокомандующий Военно-морским флотом адмирал флота Сергей Горшков. Участвовал во встрече и председатель КГБ Владимир Семичастный.
Если церемония на вокзале могла вместе с погодой ещё больше испортить египтянам настроение, то последовавшие тут же приёмы на самом высшем уровне наверняка исправили первое впечатление. Сначала Бадран сопровождал маршала Амера в Кремль, где они беседовали с официальным главой Советского государства Председателем Президиума Верховного Совета СССР Николаем Викторовичем Подгорным, а затем встретились с Председателем Совета Министров СССР Алексеем Николаевичем Косыгиным [8].
Косыгин с его феноменальной памятью мог запомнить Бадрана по приёму, который устроил маршал Абдель Хаким Амер в Каире 16 мая 1966 года в офицерском клубе в Замалеке. Тогда главу Советского правительства приветствовало всё командование египетской армии. Однако точно не известно, был ли ему представлен Бадран, ещё не военный министр – советская официальная пресса об это не писала [9]. К тому же и теперь Косыгину в первую очередь был важен не он, а Амер, второй после Насера человек в ОАР.
На торжественном завтраке, данном в честь первого вице-президента ОАР в Большом Кремлёвском дворце, министр отведал изысканных блюд кремлевской кухни и выслушал тосты Косыгина и Амера.
В тот же день Шамс Бадран вместе с маршалом посетил Мавзолей В.И.Ленина, где смог убедиться, что в СССР не только умеют делать новейшую военную технику, но и бальзамируют лучше, чем в Древнем Египте [10].
Другой торжественный завтрак в честь Амера на следующий день, 24 ноября дало в Центральном доме Советской Армии министерство обороны СССР. Кроме маршала и военного министра на него пригласили всю делегацию – шефа разведки Насра, адмирала Эззата, маршала авиации Сидки Махмуда, генерала аль-Керима, министра планирования Лабиба Шукейра, а также посла ОАР в Москве Мурада Галеба.
Министр обороны СССР маршал Советского Союза Родион Малиновский так и не появился – ему оставалось жить чуть больше четырёх месяцев. Его представляли первые заместители министра Маршалы Советского Союза Андрей Гречко и Матвей Захаров, заместители министра Маршал Советского Союза Иван Баграмян и адмирал Сергей Горшков. Здесь был цвет советской военной элиты – маршал Василий Соколовский, начальник Главного политического управления генерал армии Алексей Епишев, Главный маршал авиации Константин Вершинин и Главный маршал бронетанковых войск Павел Ротмистров, другие генералы, адмиралы и офицеры. Среди участников банкета был и примечательный гражданский – заместитель министра иностранных дел Владимир Семёнович Семёнов, которому через полгода ещё предстояло сыграть свою роль в развитии ситуации на Ближнем Востоке [11].

                                               Бадран и Гречко
Вечером 24 ноября в Доме дружбы Амера и посланцев Страны пирамид приветствовали представители советской общественности. На этом вечере дружбы египетский маршал высоко оценил помощь народа и правительства СССР [12], при этом осознавая, что на этот раз его переговоры в Москве не дали желаемых результатов.
Звезда везения маршала Абдель Хакима Амера незаметно гасла, предвещая большие несчастья для него, для Египта, и, следовательно, для Бадрана.
Сама Москва была затянута туманом, сквозь который иногда пробивался мелкий дождь.
25 ноября после завтрака, который дал Амер для Алексея Николаевича Косыгина, его заместителя Кирилла Трофимовича Мазурова и члена Политбюро ЦК КПСС Александра Николаевича Шелепина [13] инициатива на переговорах перешла к Шамсу Бадрану. В этот день, 13 шаабана, взяв с собой маршала авиации Сидки Махмуда и адмирала Сулеймана Эззата, военный министр ОАР встретился с заместителем министра обороны маршалом Андреем Антоновичем Гречко, фактически полновластным хозяином своего министерства. Беседа, которая, как писали, прошла «в тёплой дружественной обстановке», была деловой и, судя по составу советской делегации, касалась военных поставок. Переговоры вели начальник Генерального штаба Маршал Советского Союза Матвей Захаров, главнокомандующий ВМФ и заместитель министра обороны адмирал Сергей Горшков, главнокомандующий ВВС и заместитель министра обороны Главный маршал авиации Константин Вершинин. Участвовали в переговорах с Бадраном также заместитель начальника штаба сил Варшавского договора генерал-полковник авиации Николай Павлович Дагаев, он же начальник 10-го главного управления Генштаба (международное военное сотрудничество) и начальник отдела внешних сношений Министерства обороны СССР генерал-лейтенант Михаил Степанович Маслов [14].
Судя по разочарованию маршала Амера, и этот раунд переговоров не принёс желаемого результата [15]. Погода и график поездки также не дали Шамсу Бадрану как следует ознакомиться с Москвой, да и погода этому знакомству только мешала. Так что на этот раз у него вряд ли остались яркие воспоминания о столице СССР.
27 ноября облачность над Москвой стала реже, температура упала до – 2 градусов и делегация ОАР отбыла в Каир. Во Внуково шёл небольшой снег. Провожать маршала Амера и Бадрана пришли всё те же Мазуров, Шелепин, Гречко, посол ОАР Мурад Галеб, сотрудники посольства ОАР и студенты. Среди провожающих вновь мелькнул и заместитель министра иностранных дел Владимир Семёнович Семёнов... [16].
В жарком Каире был пятнадцатый день шаабана 1386 года Хиджры.
Делегация ОАР принесла благодарность Советскому правительству за приглашение и «выразила радость и удовлетворение достигнутыми результатами» [17], однако на деле Амер был «несколько разочарован» результатами поездки в Москву. Он жаловался на это послу СССР Пожидаеву даже через полгода, и тому пришлось маршала утешать [18].

 

17. Блестящая идея
Распад в 1961 году Объединённой Арабской Республики как союза Египта и Сирии, неудачи в создании федерации Египта, Сирии и Ирака в 1963 году, спорный или неприемлемый для многих арабов арабский социализм Насера снизили влияние ОАР в арабском мире. Зато росла роль богатеющей на глазах правоверной Саудовской Аравии, хранительницы Мекки и Медины, где правил представитель древнего рода Саудитов король Фейсал.
Но претендовавший на роль всеарабского лидера президент ОАР знал историю и помнил, что в XIX веке правитель Египта Мухаммед Али уничтожил Саудовскую Аравию, а её королю в Стамбуле отрубили голову. Насер презрительно называл своего соперника короля Фейсала «человеком с бородкой», и обещал, что арабский народ вырвёт «его бородёнку» [1].
Маршал Амер как первый вице-президент просто обязан был найти способ перехватить уходящую к королю Фейсалу пальму первенства и вернуть её Насеру. А то, чего желал маршал, должен был желать и военный министр Шамс ад-Дин Бадран.
Может быть неудачная, как считал первый вице-президент, миссия в Москву – Насер ждал от него большего – также заставила маршала изобретать новые идеи, которые отвлекли бы внимание президента от слабых результатов его поездки. И уже через неделю, в декабре 1966 года, в Пакистане, ему прошла в голову мысль мирным путём обыграть Израиль, лишив его доступа к Красному морю [2].
Возможно, в те дни маршала и его свиту вдохновили на это беседы с президентом Пакистана профессиональным военным фельдмаршалом Мохаммедом Айюб Ханом, политика которого в основном была построена на исламе, и который не признавал Израиль. Как ни странно, на Айюб Хана оказал сильное влияние исламский идеолог и ярый борец с сионизмом Мохаммед Асад, некогда бывший евреем Леопольдом Вайсом из Львова. Правда, фельдмаршал был шиитом, а египтяне – суннитами, но твёрдая военная почва вполне могла служить их согласию.
Правда, в 2015 году Стивен Кэрол отматывал время назад и утверждал, что ещё 24 ноября в Москве маршал Гречко, на которого много чего валят в связи с Шестидневной войной, а вовсе не Айюб Хан, подбивал к этому Амера. Заместитель министра обороны СССР якобы призывал изгнать Чрезвычайные силы ООН, которые с 1956 года прикрывали Египет от Израиля, а Израиль от Египта [3].
Но сам Шамс ад-Дин Бадран это опровергал. Он утверждал, что идея пришла в голову именно в Пакистане и не одному только Амеру. Он сообщал: «я и маршал отправились в Пакистан в декабре 1966 года, и с нами был Салах Наср ... и во время поездки в Пакистан мы впервые задумались о процессе закрытия залива Акаба и Шарм-эш-Шейха ...» [4]. Этой же версии в 2003 году придерживалась даже израильский исследователь Изабелла Гинор, возлагавшая всю ответственность за будущую войну на СССР.
Египетский маршал, военный министр и начальник общей разведки нашли идею превосходной из Равалпинди передали Насеру в Каир свой план развития военной обстановки в Ближневосточном конфликте с выводом сил ООН с Синая и блокадой проливов, ведущих к израильскому порту Эйлат [5].
Проблемой было то, что в конце 1966-го и в начале 1967 года на Ближнем Востоке ничего не указывало на необходимость таких шагов – Египет – ОАР и Израиль недружелюбно стояли друг к другу спиной.
И Насер пока не оценил блестящую идею – в декабре высшее египетское руководство вместо плана наступления на Тель-Авив приняло оборонительный военный план «Кахер» [6]. Оперативное управление Вооруженных сил ОАР 16 декабря 1966 года представило Насеру, Амеру и Бадрану общий доклад об этом плане и о способах его осуществления. Выяснилось, что при отсутствии двух третей армии, воевавших в Йемене, а также слабой боеспособности соединений и частей, и нехватки личного состава на реализацию «Кахера» потребуется около трёх лет [7].

 

 

18. Конфликты на выбор
Маршалу Абдель Хакиму Амеру и военному министру Шамсу Бадрану пришлось несколько месяцев ждать удобного момента, чтобы приступить к реализации своей блестящей идеи. Советское посольство в Тель-Авиве сообщало тогда, что основное противостояние ещё во время их визита в Москву, наблюдалось между Израилем и Иорданией, а вовсе не с ОАР, а израильская авиация провела лишь один разведывательный полёт самолёта над Синаем [1].
Пока на южных границах Израиля стояла тишина, свою роль в ближневосточном противостоянии играла радикальная Сирия, постоянно дразнившая Тель-Авив, который не оставался в долгу. И сирийские действия вовсе не были безобидными. 19 января 1967 года временный поверенный в делах Израиля в СССР Л.Бартов в беседе с заведующим отделом стран Ближнего Востока МИД СССР А.Д.Щибориным представил длинный список сирийских акций на северной границе. В его заявлении сообщалось о пулемётном обстреле с территории Сирии израильских поселений 10 января, сирийской танковой атаке на израильские тракторы 11 января, взрывах мин 13 – 14 января, обстреле тогда же израильского катера на озере Кинерет (Тивериадском) и т.д. «Продолжение агрессии со стороны Сирии», предупреждал Бартов, заставит Израиль «принять соответствующие меры» [2].
Правда и здесь провоцирование войны на время заглохло – 25 января 1967 года начала работу Смешанная израильско-сирийская комиссия [3].
Советский Союз к обострению на Ближнем Востоке относился холодно и видел в самой идее военного противостояния происки Мао Цзэдуна, который готовил палестинцев для создания «нового Вьетнама» на востоке Средиземного моря. Министр иностранных дел СССР Андрей Андреевич Громыко возлагал ответственность за разжигание конфликта на «связанного с китайцами» лидера Организации освобождения Палестины Ахмеда Шукейри, который в ноябре заявил в Алжире, что «на смену словам, речам, конференциям, жалобам пришла вооружённая борьба». Громыко называл деятельность палестинцев «диверсионной», и отмечал: «по ряду признаков палестинская организация, возглавляемая Шукейри, имеет сторонников среди влиятельных кругов в Сирии, Ираке и Иордании, и может толкнуть к возникновению ещё более серьезных инцидентов». Судя по тексту, Громыко явно не желал обострения ситуации [4]. Он предлагал разъяснить правительствам Сирии, Ирака и Иордании «наше отрицательное отношение к проискам китайцев на Ближнем Востоке и экстремистским планам «Палестинской организации освобождения», возглавляемой Шукейри» [5].
В то же время Объединённая Арабская Республика, военная верхушка которой в тишине вспоминала временами о плане мирной победы над Израилем, во всёх этих делах не участвовала – отказ Бадрана поддержать палестинцев Ясира Арафата всё ещё действовал. К тому же в начале 1967 года египетская армия вела тяжёлые бои в Йемене, а президент Насер своим главным врагом, помимо Саудовской Аравии, видел Соединённые Штаты.
«Государственные СМИ поддержали настойчивое заявление Насера о том, что Соединенные Штаты были главным врагом и заговорщиком, – писала Лаура Джеймс, – К 24 февраля 1967 года Хейкал в своей серии из одиннадцати передовиц «Аль-Ахрам» о конфликте между Египтом и Америкой писал, что Соединенные Штаты развили «зловещий опасный комплекс», состоящий из «экономической и психологической войны, вынашивания заговоров и убийств с опорой на секретную деятельность» [6].
      Но и здесь заходить далеко было не в интересах Египта – ещё 18 марта 1965 года президент США Линдон Джонсон пообещал не продавать Израилю и арабским странам оружие, которое могло бы дать преимущество одной из сторон конфликта.
«18 марта 1965 г. американский посол попросил встречи с Насером и вручил ему два документа. Первым из них было личное письмо с пометкой «секретно» от президента Джонсона. В нём говорилось о том, что Соединенные Штаты будут избегать продажи оружия основным сторонам арабо-израильского конфликта, и ни в коем случае не будут продавать оружия, которое даст военное преимущество одной стороне над другой. Одновременно Насеру была вручена нота, в которой было прямо сказано, что Соединенные Штаты продают самолеты «Скайхок» Израилю, с тем чтобы «уменьшить опасения Израиля в отношении бомбардировщиков ОАР» [7].
Вторым главным врагом Насера снова был не Израиль, а, как известно, королевство Саудовская Аравия. Арабы ссорились между собой более активно, чем с израильтянами. Позапрошлогодняя идея саудовского короля Фейсала создать в противовес панарабистскому социалистическому Каиру консервативный Исламский пакт вызывала у Насера сильное отторжение. Уже в феврале конфликт достиг апогея – Египет наложил секвестр на саудовское имущество, Саудовская Аравия закрыла на своей территории все банки ОАР, а король Иордании поддержал саудовского короля и отозвал посла из Каира. В ответ Насер запретил пролёт над египетской территорией военно-транспортной авиации США и Великобритании, перебрасывавшей военные грузы из Ливии в Иорданию [8].
Углубляя конфликт, Насер весной 1967 года разыграл некозырную карту бывшего короля Саудовской Аравии Сауда, отрешённого от престола три года назад, поселившегося в Каире и постоянно выступавшего по каирскому радио с обращениями к соотечественникам. По иронии истории одной из причин смещения Сауда стало его участие в подготовке покушения на того же Насера [9].
В апреле бывший король выехал в Йемен, признал правивший там республиканский режим маршала Абдаллы ас-Салляля и объявил о начале войны против своего брата короля Фейсала, в пользу которого был вынужден отречься.
План Насера разжечь гражданскую войну в Саудовской Аравии и повторить успех Мухаммеда Али обеспокоил Вашингтон и Лондон. Египетская армия в Йемене стояла вблизи саудовской нефти и стратегически важного Британского Адена, открывающего двери в Азию... [10].
Пока руководство ОАР перебирало внешние конфликты, в самом Каире шла мирная жизнь. Писатель Джеймс Олдридж, хорошо знавший Египет тех лет писал: «В 1967 году Большой Каир напоминал Чикаго, каким его описал Теодор Драйзер. На окраинах города блоки высоких светло-серых домов, построенных из цемента Туры, открывали стеклянные лепестки окон лучам палящего солнца. На песчаных пустырях возникали новые поселки, появлялись первые трамваи. Линии метро сходились и перекрещивались в Гелиополисе, как на железнодорожном узле, а вдоль стен казармы Аббасии со стороны пустыни, в тени камедных деревьев, прокладывалась новая ветка железной дороги — от Каира к новому пригороду Насру, построенному между Аббасией и Гелиополисом» [11].
Но, как писал когда-то египетский историк Абд ар-Рахман ад-Джабарти: «Время и в спокойствии неспокойно, ибо оно лишь готовятся к прыжку» [12].

 

Продолжение следует

 

 

 

Примечания

 

1.(فاروق فهمى اعترافات شمس بدران ومؤامرة 67 مطابع نجد التجارية,(1989 URL: https://sources.marefa.org/اعترافات..شمس_بدران_ومؤامرة_67).

 


1. Мальчик по имени «Солнце».
1. نجد التجارية, 1989 ومؤامرة 67 مطابع نجد التجارية, URL: https://sources.marefa.org/اعترافات..شمس_بدران_ومؤامرة_67. (Дата обращения:
2. (فاروق فهمى اعترافات شمس بدران ومؤامرة 67 مطابع نجد التجارية,(1989 URL: https://sources.marefa.org/اعترافات..شمس_بدران_ومؤامرة_67)
3. Али Мубарак. Новые планы Тауфика. Каир. 1888. URL:https://web.archive.org/web/20171017145730/https://al-mostafa.info/data/arabic/depot3/gap.php?file=i002800.pdf
4. /تاريخ-نشأة-مركز-الباجور-بالمنوفية اريخ نشأة مركز الباجور بالمنوفية دينا السعيد 2020-03-28 22:14:08. :https://www.eldyar.net/articles/139511) URL
5. شمس بدران - وزير الحربية المصري 1966-1967. منتدي لآلـــئ التاريخ والجغرافيا وتحليل الأحداث. 08.10.2012. URL: http://lalipost.almountadaalarabi.com.

2. Выбор пути: между Конституцией или Кораном.
1. Видясова М.Ф., Умеров М.Ш. Египет в последней трети XX века. – М., 2002. С.108.
2. Сапронова М.А. Египет: девяносто лет конституционных трансформаций. М. 2014 С. 183.
3. Видясова М.Ф., Умеров М.Ш. Египет в последней трети XX века. – М., 2002. С.108.
4. Дадиани Л.Я. Государственный строй Объединённой Арабской Республики. М. Юридическая литература. 1967 С.6.
5. شمس بدران - وزير الحربية المصري 1966-1967. منتدي لآلـــئ التاريخ والجغرافيا وتحليل الأحداث. 08.10.2012. URL: http://lalipost.almountadaalarabi.com
6. Карпачева О.В. История исламской оппозиции в Египте. М. 2013. С.107.
7. Карпачева О.В. История исламской оппозиции в Египте. М. 2013. С.133.
8. Mitchell, Richard P. 1969. The Society of the Muslim Brothers. London: Oxford University Press. P.37.; Карпачева О.В. История исламской оппозиции в Египте. М. 2013. С.183.
9. شمس بدران - وزير الحربية المصري 1966-1967. منتدي لآلـــئ التاريخ والجغرافيا وتحليل الأحداث. 08.10.2012. URL: http://lalipost.almountadaalarabi.com
10. Поляков К.И. Исламский фундаментализм в Судане. М. 200 С.126.
11. Кошелев В.С. Египет: уроки истории. Борьба против колониального господства и контрреволюции (1879 – 1981). Минск. Издательство «Университетское». 1984 С.102
12. Ражбадинов М.З. Радикальный исламизм в Египте. М. 2003 С.53.

13. شمس بدران - وزير الحربية المصري 1966-1967. منتدي لآلـــئ التاريخ والجغرافيا وتحليل الأحداث. 08.10.2012.URL: http://lalipost.almountadaalarabi.com.
14. شمس بدران - وزير الحربية المصري 1966-1967. منتدي لآلـــئ التاريخ والجغرافيا وتحليل الأحداث. 08.10.2012.URL: http://lalipost.almountadaalarabi.com

3. Земля филистимлян
1. Хамруш, Ахмед. Революция 23 июля 1952 года в Египте. М.: Прогресс. 1984. С.87.
2. Бакланов А.Г. Пирамида Насера. М. МБА. 2017. С.14.
3. Vatikiotis, Panayiotis J. Nasser and his Generation. Taylor & Francis. 1978 ISBN 0856644331 p.163.; شمس بدران (1): الرجل الذي تكلم كثيراً. Yasser Thabet. 26.08.2007. URL: http://yasser-best.blogspot.ru/2007/08/1.html ; رحيل شمس بدران.. جنرال جمهورية ما وراء الشمس . 01.12.2020. URL:https://www.aljazeera.net/news/politics/2020/12/1/ رحيل-شمس-بدران-وزير-جمهورية-ما-وراء ;رحيل شمس بدران.. جنرال جمهورية ما وراء الشمس . 01.12.2020. URL:https://www.aljazeera.net/news/politics/2020/12/1/ رحيل-شمس-بدران-وزير-جمهورية-ما-وراء).
4. Киссинджер Г. Дипломатия. – М.: Ладомир, 1997., с. 471.
5. رحيل شمس بدران.. جنرال جمهورية ما وراء الشمس . 01.12.2020. URL:https://www.aljazeera.net/news/politics/2020/12/1/ رحيل-شمس-بدران-وزير-جمهورية-ما-وراء) (فاروق فهمى اعترافات شمس بدران ومؤامرة 67 مطابع نجد التجارية,(1989URL: https://sources.marefa.org/اعترافات..شمس_بدران_ومؤامرة_67)
6. Vatikiotis, PanayiotisJ.NasserandhisGeneration.Taylor&Francis. 1978 ISBN 0856644331 p.163.; شمس بدران (1): الرجل الذي تكلم كثيراً. YasserThabet. 26.08.2007. URL: http://yasser-best.blogspot.ru/2007/08/1.html.
7. أوهام شمس بدران وبطولاته المصطنعة. Francisco Burzi. URL: http://elw3yalarabi.org/modules.php?name=News&file=article&sid=12725.
8. (فاروق فهمى اعترافات شمس بدران ومؤامرة 67 مطابع نجد التجارية,(1989URL: https://sources.marefa.org/اعترافات..شمس_بدران_ومؤامرة_67
9. Nasser’s memoirs of the First Palestine war // Journal of Palestine studies, 1973 p.8.
10. Nasser’s memoirs of the First Palestine war // Journal of Palestine studies, 1973 p.9; Nasser’s memoirs of the First Palestine war // Journal of Palestine studies, 1973 p.1.
11. Nasser’s memoirs of the First Palestine war // Journal of Palestine studies, 1973 p.13.
12. Nasser’s memoirs of the First Palestine war // Journal of Palestine studies, 1973 p.19.
13. (فاروق فهمى اعترافات شمس بدران ومؤامرة 67 مطابع نجد التجارية,(1989URL: https://sources.marefa.org/اعترافات..شمس_بدران_ومؤامرة_67
14. Nasser’s memoirs of the First Palestine war // Journal of Palestine studies, 1973 p.12.
15. Nasser’s memoirs of the First Palestine war // Journal of Palestine studies, 1973 p.13; Nasser’s memoirs of the First Palestine war // Journal of Palestine studies, 1973 p.12; Nasser’s memoirs of the First Palestine war // Journal of Palestine studies, 1973 p.9; Nasser’s memoirs of the First Palestine war // Journal of Palestine studies, 1973 p.13.
16.رحيل شمس بدران.. جنرال جمهورية ما وراء الشمس . 01.12.2020. URL:https://www.aljazeera.net/news/politics/2020/12/1/ رحيل-شمس-بدران-وزير-جمهورية-ما-وراء) (شمس بدران (1): الرجل الذي تكلم كثيراً. Yasser Thabet. 26.08.2007. URL: http://yasser-best.blogspot.ru/2007/08/1.html.
17. (فاروق فهمى اعترافات شمس بدران ومؤامرة 67 مطابع نجد التجارية,(1989URL: https://sources.marefa.org/اعترافات..شمس_بدران_ومؤامرة_67; شمس بدران (1): الرجل الذي تكلم كثيراً. Yasser Thabet. 26.08.2007. URL: http://yasser-best.blogspot.ru/2007/08/1.html.
18. Попов М.П. Тридцать семь лет на Ближнем Востоке. М. МГИМО, 2002 С.37.
19. أوهام شمس بدران وبطولاته المصطنعة. Francisco Burzi. URL: http://elw3yalarabi.org/modules.php?name=News&file=article&sid=12725.
20. (فاروق فهمى اعترافات شمس بدران ومؤامرة 67 مطابع نجد التجارية,(1989URL: https://sources.marefa.org/اعترافات..شمس_بدران_ومؤامرة_67.
21. (فاروق فهمى اعترافات شمس بدران ومؤامرة 67 مطابع نجد التجارية,(1989URL: https://sources.marefa.org/اعترافات..شمس_بدران_ومؤامرة_67.

4. Солнце не светит
1. رحيل شمس بدران.. جنرال جمهورية ما وراء الشمس . 01.12.2020. URL:https://www.aljazeera.net/news/politics/2020/12/1/ رحيل-شمس-بدران-وزير-جمهورية-ما-وراء; فاروق فهمى اعترافات شمس بدران ومؤامرة 67 مطابع نجد التجارية, (1989 URL: https://sources.marefa.org/اعترافات..شمس_بدران_ومؤامرة_67
2. فاروق فهمى اعترافات شمس بدران ومؤامرة 67 مطابع نجد التجارية,(1989 URL: https://sources.marefa.org/اعترافات..شمس_بدران_ومؤامرة_67
3. Черновская В.В. Офицерский корпус Египта как социальная группа. 1850 – 1952 // Народы Азии и Африки, 1975 № 3 С.77.
4. Черновская В.В. Офицерский корпус Египта как социальная группа. 1850 – 1952 // Народы Азии и Африки, 1975 № 3 С.75.
5. Черновская В.В. Офицерский корпус Египта как социальная группа. 1850 – 1952 // Народы Азии и Африки, 1975 № 3 С.76.
6. Карпачева О.В. История исламской оппозиции в Египте. М. 2013. С.52.
7. (فاروق فهمى اعترافات شمس بدران ومؤامرة 67 مطابع نجد التجارية,(1989URL: https://sources.marefa.org/اعترافات..شمس_بدران_ومؤامرة_67 ; Хамруш, Ахмед. Революция 23 июля 1952 года в Египте. М.: Прогресс. 1984. С. 164.
8. Черчилль У. и Р. Шестидневная война / Иерусалим. «Библиотека-Алия», 1989 С.18.
9. Дадиани Л.Я. Государственный строй Объединённой Арабской Республики. М. Юридическая литература. 1967 С.6.
10. Гамаль Абдель Насер. Проблемы египетской революции. М. Международные отношения, 1979 С.5.
11. Черновская В.В. Офицерский корпус Египта как социальная группа. 1850 – 1952 // Народы Азии и Африки, 1975 № 3 С.77.
12. فاروق فهمى اعترافات شمس بدران ومؤامرة 67 مطابع نجد التجارية,(1989 URL: https://sources.marefa.org/اعترافات..شمس_بدران_ومؤامرة_67.
13. Nasser’s memoirs of the First Palestine war // Journal of Palestine studies, 1973 p.5.
14. Nasser’s memoirs of the First Palestine war // Journal of Palestine studies, 1973 p.19.
15. شمس بدران "قاهر الإخوان".. تولى ملف مواجهة الجماعة الإرهابية وتفكيك خلاياها بقضية "تنظيم 65".. آخر ما قاله قبل وفاته: لست نادما على ما فعلته بجماعة الإخوان عام 1965 ولو عاد الزمن لكررت معهم الأمر نفسه
الجمعة، 04 ديسمبر 2020 05:05 م URL: https://www.youm7.com/story/2020/12/4//5098093/شمس-بدران-قاهر-الإخوان-تولى-ملف-مواجهة-الجماعة-الإرهابية-وتفكيك
16. شمس_بدران URL:https://www.marefa.org/شمس_بدران.
17. فاروق فهمى اعترافات شمس بدران ومؤامرة 67 مطابع نجد التجارية,(1989 URL: https://sources.marefa.org/اعترافات..شمس_بدران_ومؤامرة_67.
18. Видясова М.Ф., Умеров М.Ш. Египет в последней трети XX века. – М., 2002.С.83.

5. Восход революции
1. Хамруш, Ахмед. Революция 23 июля 1952 года в Египте. М.: Прогресс. 1984. С.164; 1989 URL: فاروق فهمى اعترافات شمس بدران ومؤامرة 67 مطابع نجد التجارية https://sources.marefa.org/اعترافات..شمس_بدران_ومؤامرة_67
2. شمس_بدران URL:https://www.marefa.org/شمس_بدران
3. Гамаль Абдель Насер. Проблемы египетской революции. М. Международные отношения. 1979 С.16.

4.ملف:مذكراتشمسبدران.pdf URL:https://www.marefa.org/w/images/5/55مذكرات_شمس_بدران.pdf (Дата обращения: 21.04.2022).
5. Ксаверов С. Последний король Египта – в ЦРУ его называли жирный ублюдок. URL: das.media
6. (فاروق فهمى اعترافات شمس بدران ومؤامرة 67 مطابع نجد التجارية,(1989URL: https://sources.marefa.org/اعترافات..شمس_بدران_ومؤامرة_67.
7. Халиф на час. Новые сказки из книги Тысячи и одной ночи. М. Издательство восточной литературы. 1961 С.274.
8. (1989) فاروق فهمى اعترافات شمس بدران ومؤامرة 67 مطابع نجد التجارية, URL: https://sources.marefa.org/اعترافات..شمس_بدران_ومؤامرة_67.
9. Карпачева О.В. История исламской оппозиции в Египте. М. 2013. С.52.
10. Крахмалов С.П. Записки военного атташе. Иран – Египет – Иран – Афганистан. М. Издательский дом Русская разведка. 2000. С.60.; Корявин Л.А. Минареты и небоскрёбы. Издательство «Известия» М. 1973 С.187
11. Карпачева О.В. История исламской оппозиции в Египте. М. 2013.С.52.
12. أحمدمتاريكشمسبدران: الضوءالأخيرلـ «رجلالظلال» 03/12/2020 URL: https://www.ida2at.com/shams-badran-last-light-man-of-shadows/

6. Карьера капитана из резервной бригады
1. Vatikiotis, Panayiotis J. Nasser and his Generation. Taylor & Francis. 1978 ISBN 0856644331 p.163.
2. Хамруш, Ахмед. Революция 23 июля 1952 года в Египте. М.: Прогресс. 1984. С.246.
3. Ближневосточный конфликт: из документов Архива внешней политики РФ. 1947 – 1967. т.2 1957 – 1967 М. МФД, 2003 С.19.
4. (1989) فاروق فهمى اعترافات شمس بدران ومؤامرة 67 مطابع نجد التجارية, URL: https://sources.marefa.org/اعترافات..شمس_بدران_ومؤامرة_67.
5. Хамруш, Ахмед. Революция 23 июля 1952 года в Египте. М.: Прогресс. 1984. С.250.
6. Кошелев В.С. Египет: уроки истории. Борьба против колониального господства и контрреволюции (1879 – 1981). Минск. Издательство «Университетское». 1984 С.141.
7. Видясова М.Ф., Умеров М.Ш. Египет в последней трети XX века. – М., 2002. С.77.
8. Гамаль Абдель Насер. Проблемы египетской революции. М. Международные отношения, 1979 С.21.
9. ملف:مذكراتشمسبدران.pdf URL: https://www.marefa.org/w/images/5/55مذكرات_شمس_بدران.pdf (Дата обращения: 21.04.2022).
10. Беляев И. П., Примаков Е. М. Египет: время президента Насера. Издание второе, исправленное и дополненное. М. Мысль. 1981 С. 320.
11. (1989) فاروق فهمى اعترافات شمس بدران ومؤامرة 67 مطابع نجد التجارية, URL: https://sources.marefa.org/اعترافات..شمس_بدران_ومؤامرة_67.
12. Хамруш, Ахмед. Революция 23 июля 1952 года в Египте. М.: Прогресс. 1984. С. 166.
13. (1989) فاروق فهمى اعترافات شمس بدران ومؤامرة 67 مطابع نجد التجارية, URL: https://sources.marefa.org/اعترافات..شمس_بدران_ومؤامرة_67.
14. Хамруш, Ахмед. Революция 23 июля 1952 года в Египте. М.: Прогресс. 1984. С. 324.
15. Вольфганг Лотц. Шпион в шампанском. М. Центрполиграф. 2001.
16. أوهام شمس بدران وبطولاته المصطنعة. Francisco Burzi. URL: http://elw3yalarabi.org/modules.php?name=News&file=article&sid=12725.
17. Брежнев и Насер. 1965 – 1970. Из истории советско-египетских отношений. Документы и материалы. СПб. Алетейя. 2021 С.160.
18. (فاروق فهمى اعترافات شمس بدران ومؤامرة 67 مطابع نجد التجارية,(1989URL: https://sources.marefa.org/اعترافات..شمس_بدران_ومؤامرة_67.
19. Халиф на час. Новые сказки из книги Тысячи и одной ночи. М. Издательство восточной литературы. 1961 С.110

 

7. Хадим двух господ
1. (فاروق فهمى اعترافات شمس بدران ومؤامرة 67 مطابع نجد التجارية,(1989URL: https://sources.marefa.org/اعترافات..شمس_بدران_ومؤامرة_67.
2. ملف:مذكراتشمسبدران.pdf
URL: https://www.marefa.org/w/images/5/55مذكرات_شمس_بدران.pdf (Дата обращения: 21.04.2022).
3. (فاروق فهمى اعترافات شمس بدران ومؤامرة 67 مطابع نجد التجارية,(1989URL: https://sources.marefa.org/اعترافات..شمس_بدران_ومؤامرة_67.
4. ملف:مذكراتشمسبدران.pdf
URL:https://www.marefa.org/w/images/5/55مذكرات_شمس_بدران.pdf(Датаобращения: 21.04.2022)
5. (فاروق فهمى اعترافات شمس بدران ومؤامرة 67 مطابع نجد التجارية,(1989URL: https://sources.marefa.org/اعترافات..شمس_بدران_ومؤامرة_67.
6. ملف:مذكراتشمسبدران.pdf
URL: https://www.marefa.org/w/images/5/55مذكرات_شمس_بدران.pdf (Дата обращения: 21.04.2022).
7. (فاروق فهمى اعترافات شمس بدران ومؤامرة 67 مطابع نجد التجارية,(1989URL: https://sources.marefa.org/اعترافات..شمس_بدران_ومؤامرة_67.
8. شمس_بدرانURL:https://www.marefa.org/شمس_بدران
9. أحمدمتاريكشمسبدران: الضوءالأخيرلـ «رجلالظلال» 03/12/2020 URL: https://www.ida2at.com/shams-badran-last-light-man-of-shadows/
10. شمس بدران - وزير الحربية المصري 1966-1967. منتدي لآلـــئ التاريخ والجغرافيا وتحليل الأحداث. 08.10.2012. URL: http://lalipost.almountadaalarabi.com
11. (فاروق فهمى اعترافات شمس بدران ومؤامرة 67 مطابع نجد التجارية,(1989URL: https://sources.marefa.org/اعترافات..شمس_بدران_ومؤامرة_67
12. أحمد متاريك شمس بدران: الضوء الأخير لـ «رجل الظلال» 03/12/2020 URL: https://www.ida2at.com/shams-badran-last-light-man-of-shadows/
13. Dr. Mustafa el-Fiqi.Shams Badran. AlmasryAlyoum. 25/ 9/ 2008. URL: http://today.almasryalyoum.com/article2.aspx?ArticleID=179921
14. شمس_بدران URL:https://www.marefa.org/شمس_بدران
15. Дадиани Л.Я. Государственный строй Объединённой Арабской Республики. М. Юридическая литература. 1967 С.8.
16. (فاروق فهمى اعترافات شمس بدران ومؤامرة 67 مطابع نجد التجارية,(1989URL: https://sources.marefa.org/اعترافات..شمس_بدران_ومؤامرة_67.
17. Bidwell R. Dictionary of Modern Arab History / Routledge. 1998 p. 63.

8. Любовь к искусству
1. كيف نتذكّر شمس بدران؟.معن البياري07 ديسمبر 2020 URL: https://www.alaraby.co.uk/opinion/كيف-نتذكّر-شمس-بدران؟\
2. Олдридж Джеймс. Каир. Биография города. М. АСТ. 2010 С.150
3. كيف نتذكّر شمس بدران؟.معن البياري07 ديسمبر 2020 URL: https://www.alaraby.co.uk/opinion/كيف-نتذكّر-شمس-بدران؟\
4. Как Абд аль-Халим Хафез воспользовался влиянием Шамса Бадрана в конфликте с Умм Кульсум. URL: https://elmeezan.com/كيف-استغل-عبدالحليم-حافظ-نفوذ-شمس-بدرا /#.YTSFndIzaM8
5. (فاروق فهمى اعترافات شمس بدران ومؤامرة 67 مطابع نجد التجارية,(1989URL: https://sources.marefa.org/اعترافات..شمس_بدران_ومؤامرة_67.
6. Вольфганг Лотц. Шпион в шампанском. М. Центрполиграф. 2001 С.16.
7. Вольфганг Лотц. Шпион в шампанском. М. Центрполиграф. 2001 С.48.
8. Вольфганг Лотц. Шпион в шампанском. М. Центрполиграф. 2001 С.52.
9. Вольфганг Лотц. Шпион в шампанском. М. Центрполиграф. 2001 С.96.
10. Вольфганг Лотц. Шпион в шампанском. М. Центрполиграф. 2001 С.60
11. Вольфганг Лотц. Шпион в шампанском. М. Центрполиграф. 2001 С.220.
12. Вольфганг Лотц. Шпион в шампанском. М. Центрполиграф. 2001 С.246.

 

9. Страж революции
1. (فاروق فهمى اعترافات شمس بدران ومؤامرة 67 مطابع نجد التجارية,(1989URL: https://sources.marefa.org/اعترافات..شمس_بدران_ومؤامرة_67.
2. Васильев А. Россия на Ближнем и Среднем Востоке. От мессианства к прагматизму. М. Восточная литература. 1993 С.189.
3. Гамаль Абдель Насер. Проблемы египетской революции. М. Международные отношения, 1979 С.76.
4. Гамаль Абдель Насер. Проблемы египетской революции. М. Международные отношения, 1979 С.78.
5. Гамаль Абдель Насер. Проблемы египетской революции. М. Международные отношения.1979 С.35.
6. Гамаль Абдель Насер. Проблемы египетской революции. М. Международные отношения, 1979 С.163.
7. Беляев И.П., Примаков Е.М. Египет: время президента Насера. М. «Мысль». 1981 С.155.
8. Беляев И.П., Примаков Е.М. Египет: время президента Насера. М. «Мысль». 1981 С.122.
9. Беляев И.П., Примаков Е.М. Египет: время президента Насера. М. «Мысль». 1981 С.159.
10. Bidwell R. Dictionary of Modern Arab History / Routledge. 1998 p. 63.
11. Гамаль Абдель Насер. Проблемы египетской революции. М. Международные отношения. 1979 С.157.
12. Беляев И.П., Примаков Е.М. Египет: время президента Насера. М. «Мысль». 1981 С. 160.
13. Беляев И.П., Примаков Е.М. Египет: время президента Насера. М. «Мысль». 1981 С.158 – 160.
14. Ежегодник Большой советской энциклопедии. 1967. М. 1967 С.341.
15. Timothy Mitchell. The Ear of Authority// Middle East report, 1987 N 147.
16. Дадиани Л.Я. Государственный строй Объединённой Арабской Республики. М. Юридическая литература. 1967 С.36.
17. Bidwell R. Dictionary of Modern Arab History / Routledge. 1998 p. 63.

 

10. «Фи зыляли-ль-Куран» (Под сенью Корана). Хакимийя против джахилийи.
1. Коровиков А.В. Исламский экстремизм в арабских странах. М. 1990 С.30.
2. Коровиков А.В. Исламский экстремизм в арабских странах. М. 1990 С.31.
3. Карпачева О.В. История исламской оппозиции в Египте. М. 2013. С.113.
4. Карпачева О.В. История исламской оппозиции в Египте. М. 2013. С.113.
5. Коровиков А.В. Исламский экстремизм в арабских странах. М. 1990 С.31.
6. Коровиков А.В. Исламский экстремизм в арабских странах. М. 1990 С.62.
7. Коровиков А.В. Исламский экстремизм в арабских странах. М. 1990 С.58.
8. Коровиков А.В. Исламский экстремизм в арабских странах. М. 1990 С.31.
9. Карпачева О.В. История исламской оппозиции в Египте. М. 2013.С.72.
10. Коровиков А.В. Исламский экстремизм в арабских странах. М. 1990 С.20.
11. Карпачева О.В. История исламской оппозиции в Египте. М. 2013. С.134.
12. Карпачева О.В. История исламской оппозиции в Египте. М. 2013.С.73 – 74.
13. Ражбадинов М.З. Радикальный исламизм в Египте. М. 2003 С.57.
14. Коровиков А.В. Исламский экстремизм в арабских странах. М. 1990 С.76.
15. Коровиков А.В. Исламский экстремизм в арабских странах. М. 1990 С.54.
16. Коровиков А.В. Исламский экстремизм в арабских странах. М. 1990 С.39.
17. Ражбадинов М.З. Радикальный исламизм в Египте. М. 2003 С.49.
18. Коровиков А.В. Исламский экстремизм в арабских странах. М. 1990 С.20.
19. Поляков К.И. Исламский фундаментализм в Судане. М. 200 С.126.
20. Коровиков А.В. Исламский экстремизм в арабских странах. М. 1990 С.20.; Ражбадинов М.З. Радикальный исламизм в Египте. М. 2003 С.58.
21. Коровиков А.В. Исламский экстремизм в арабских странах. М. 1990 С.44.
22. Ражбадинов М.З. Радикальный исламизм в Египте. М. 2003 С.58.
23. Коровиков А.В. Исламский экстремизм в арабских странах. М. 1990 С.20.
24. Кошелев В.С. Египет: уроки истории. Борьба против колониального господства и контрреволюции (1879 – 1981). Минск. Издательство «Университетское». 1984 С.151).
25. Карпачева О.В. История исламской оппозиции в Египте. М. 2013.С.44.

 

11. Закат Луны
1. Дауров Р.Д. Долгая Шестидневная война. М. Институт востоковедения РАН, 2009 С.62.
2. Гамаль Абдель Насер. Проблемы египетской революции. М. Международные отношения. 1979 С.115.
3. Дадиани Л.Я. Государственный строй Объединённой Арабской Республики. М. Юридическая литература. 1967 С.21.
4. Кошелев В.С. Египет: уроки истории. Борьба против колониального господства и контрреволюции (1879 – 1981). Минск. Издательство «Университетское». 1984 С.102.
5. ملف:مذكراتشمسبدران.pdf
URL: https://www.marefa.org/w/images/5/55مذكرات_شمس_بدران.pdf (Дата обращения: 21.04.2022).
6. Халиф на час. Новые сказки из книги Тысячи и одной ночи. М. Издательство восточной литературы. 1961 С.270.
7. ملف:مذكراتشمسبدران.pdf
URL: https://www.marefa.org/w/images/5/55مذكرات_شمس_بدران.pdf (Дата обращения: 21.04.2022).
8. Кошелев В.С. Египет: уроки истории. Борьба против колониального господства и контрреволюции (1879 – 1981). Минск. Издательство «Университетское». 1984 С.152.
9. Кошелев В.С. Египет: уроки истории. Борьба против колониального господства и контрреволюции (1879 – 1981). Минск. Издательство «Университетское». 1984 С.148.
10. شمس بدران - وزير الحربية المصري 1966-1967. منتدي لآلـــئ التاريخ والجغرافيا وتحليل الأحداث. 08.10.2012. URL: http://lalipost.almountadaalarabi.com; Your torture still shows on our bodies, Brothers tell Nasser's defense minister. Al-Masry Al-Youm. 03/07/2012 - 21:18. URL: http://www.egyptindependent.com/news/your-torture-still-shows-our-bodies-brothers-tell-nasser-s-defense-minister.
11. ملف:مذكراتشمسبدران.pdf
URL: https://www.marefa.org/w/images/5/55مذكرات_شمس_بدران.pdf (Дата обращения: 21.04.2022).
12. شمس بدران - وزير الحربية المصري 1966-1967. منتدي لآلـــئ التاريخ والجغرافيا وتحليل الأحداث. 08.10.2012. URL: http://lalipost.almountadaalarabi.com; Your torture still shows on our bodies, Brothers tell Nasser's defense minister. Al-Masry Al-Youm. 03/07/2012 - 21:18. URL: http://www.egyptindependent.com/news/your-torture-still-shows-our-bodies-brothers-tell-nasser-s-defense-minister.
13. شمسبدران (2): تاجرأعلافالدواجن 10 قبلالطوفان Monday, August 27, 2007 Editthispos URL: https://yasser-best.blogspot.com/2007/08/2.html
14. ملف:مذكراتشمسبدران.pdf
URL: https://www.marefa.org/w/images/5/55مذكرات_شمس_بدران.pdf (Дата обращения: 21.04.2022).
15. Дадиани Л.Я. Государственный строй Объединённой Арабской Республики. М. Юридическая литература. 1967 С.105.
16. Гамаль Абдель Насер. Проблемы египетской революции. М. Международные отношения, 1979 С.151.
17. Кошелев В.С. Египет: уроки истории. Борьба против колониального господства и контрреволюции (1879 – 1981). Минск. Издательство «Университетское». 1984 С.151.
18. Гамаль Абдель Насер. Проблемы египетской революции. М. Международные отношения. 1979 С.130.

12. Тальбис иблис (Одеяние сатаны)
1 . ملف:مذكراتشمسبدران.pdf
URL: https://www.marefa.org/w/images/5/55مذكرات_شمس_بدران.pdf (Дата обращения: 21.04.2022).
2. (فاروق فهمى اعترافات شمس بدران ومؤامرة 67 مطابع نجد التجارية,(1989URL: https://sources.marefa.org/اعترافات..شمس_بدران_ومؤامرة_67.
3. Ражбадинов М.З. Радикальный исламизм в Египте. М. 2003 С.56.
4. كيفنتذكّرشمسبدران؟.
معن البياري07 ديسمبر 2020 URL: https://www.alaraby.co.uk/opinion/كيف-نتذكّر-شمس-بدران؟
5. Вольфганг Лотц. Шпион в шампанском. М. Центрполиграф. 2001 С.158.
6. Вольфганг Лотц. Шпион в шампанском. М. Центрполиграф. 2001 С.235.
7. ملف:مذكراتشمسبدران.pdf
URL: https://www.marefa.org/w/images/5/55مذكرات_شمس_بدران.pdf (Дата обращения: 21.04.2022).
8. Кошелев В.С. Египет: уроки истории. Борьба против колониального господства и контрреволюции (1879 – 1981). Минск. Издательство «Университетское». 1984 С. 154 – 155; Имам А. Братство и Абдель Насер. Дамаск. 1982 с.103).
9. Вольфганг Лотц. Шпион в шампанском. М. Центрполиграф. 2001 С.20.
10. Вольфганг Лотц. Шпион в шампанском. М. Центрполиграф. 2001 С.146.
11.ملف:مذكراتشمسبدران.pdf
URL: https://www.marefa.org/w/images/5/55مذكرات_شمس_بدران.pdf (Дата обращения: 21.04.2022).
12. ملف:مذكراتشمسبدران.pdf
URL:https://www.marefa.org/w/images/5/55مذكرات_شمس_بدران.pdf(Датаобращения: 21.04.2022).
13. شمسبدران - وزيرالحربيةالمصري 1966-1967. منتديلآلـــئالتاريخوالجغرافياوتحليلالأحداث. 08.10.2012. URL: http://lalipost.almountadaalarabi.com) (Your torture still shows on our bodies, Brothers tell Nasser's defense minister. Al-Masry Al-Youm. 03/07/2012 - 21:18. URL: http://www.egyptindependent.com/news/your-torture-still-shows-our-bodies-brothers-tell-nasser-s-defense-minister)
14. (فاروق فهمى اعترافات شمس بدران ومؤامرة 67 مطابع نجد التجارية,(1989URL: https://sources.marefa.org/اعترافات..شمس_بدران_ومؤامرة_67.
15. Карпачева О.В. История исламской оппозиции в Египте. М. 2013. С.159.
16. Дадиани Л.Я. Государственный строй Объединённой Арабской Республики. М. Юридическая литература. 1967 С.105.
17. Коровиков А.В. Исламский экстремизм в арабских странах. М. 1990 С.41.
18. Гамаль Абдель Насер. Проблемы египетской революции. М. Международные отношения. 1979 С.113.
19. Ражбадинов М.З. Радикальный исламизм в Египте. М. 2003 С.58.
20. Коровиков А.В. Исламский экстремизм в арабских странах. М. 1990 С.32.
21. Погодина И. «Братья-преступники» // Правда. 9 сентября 1966 года.
22. Корявин Л. Приговор вынесен. Каир. 23 августа // Известия, 24 августа 1966 года.
23. Ражбадинов М.З. Радикальный исламизм в Египте. М. 2003 С.59.
24. Приговор приведён в исполнение. Каир. 29. (ТАСС) // Правда, 30 августа 1966 года.
25. شمسبدران (2): تاجرأعلافالدواجن 10 قبلالطوفان Monday, August 27, 2007 EditthisposURL: https://yasser-best.blogspot.com/2007/08/2.html
26. Приговор приведён в исполнение. Каир. 29. (ТАСС) // Правда, 30 августа 1966 года.
27. شمسبدران (2): تاجرأعلافالدواجن 10 قبلالطوفان Monday, August 27, 2007 EditthisposURL: https://yasser-best.blogspot.com/2007/08/2.html
28. Гамаль Абдель Насер. Проблемы египетской революции. М. Международные отношения, 1979 С.149
29. Погодина И. «Братья-преступники» // Правда. 9 сентября 1966 года.
30. Корявин Л. Приговор вынесен. Каир. 23 августа // Известия, 24 августа 1966 года.
31. Дадиани Л.Я. Государственный строй Объединённой Арабской Республики. М. Юридическая литература. 1967 С.43.
32. Дадиани Л.Я. Государственный строй Объединённой Арабской Республики. М. Юридическая литература. 1967 С.48.
33. Коровиков А.В. Исламский экстремизм в арабских странах. М. Наука. 1990 С.19.
34. Дадиани Л.Я. Государственный строй Объединённой Арабской Республики. М. Юридическая литература. 1967 С.97.
35. Коровиков А.В. Исламский экстремизм в арабских странах. М. 1990 С.20.
36. Коровиков А.В. Исламский экстремизм в арабских странах. М. 1990 С.32.
37. Карпачева О.В. История исламской оппозиции в Египте. М. 2013.С.133.
38. Ражбадинов М.З. Радикальный исламизм в Египте. М. 2003 С.59.
39. رحيل شمس بدران.. جنرال جمهورية ما وراء الشمس . 01.12.2020. URL:https://www.aljazeera.net/news/politics/2020/12/1/ رحيل-شمس-بدران-وزير-جمهورية-ما-وراء

 

13. Солнце в зените
1.شمسبدرانيخترقالمحظورويكشفعنالحياةالجنسيةلعبدالناصروقادةثورةيوليو. Donia Alwatan. 2010-12-14. URL: http://www.alwatanvoice.com/arabic/news/2010/12/14/161957.html
2. أوهام شمس بدران وبطولاته المصطنعة. Francisco Burzi. URL: http://elw3yalarabi.org/modules.php?name=News&file=article&sid=12725
3. شمس بدران - وزير الحربية المصري 1966-1967. منتدي لآلـــئ التاريخ والجغرافيا وتحليل الأحداث. 08.10.2012. URL: http://lalipost.almountadaalarabi.com.
4. شمس بدران (1): الرجل الذي تكلم كثيراً. Yasser Thabet. 26.08.2007. URL: http://yasser-best.blogspot.ru/2007/08/1.html.
5. Dr. Mustafa el-Fiqi. Shams Badran. Almasry Alyoum. 25/ 9/ 2008. URL: http://today.almasryalyoum.com/article2.aspx?ArticleID=179921.
6. أحمد متاريك شمس بدران: الضوء الأخير لـ «رجل الظلال» 03/12/2020 URL: https://www.ida2at.com/shams-badran-last-light-man-of-shadows/
7. (فاروق فهمى اعترافات شمس بدران ومؤامرة 67 مطابع نجد التجارية,(1989URL: https://sources.marefa.org/اعترافات..شمس_بدران_ومؤامرة_67.
8. شمس_بدران URL:https://www.marefa.org/شمس_بدران
9. شمس بدران (1): الرجل الذي تكلم كثيراً. Yasser Thabet. 26.08.2007. URL: http://yasser-best.blogspot.ru/2007/08/1.html.
10. Новый премьер-министр ОАР. Каир. 10 сентября (По телефону от соб. корр.) // Известия 11 сентября 1966 года; Сидки Солиман формирует кабинет. Каир. 10. (ТАСС) // Правда, 11 сентября 1966 года.
11. Корявин Л. Правительство приносит присягу // Известия, 13 сентября 1966 года.
12. Корявин Л. Правительство приносит присягу // Известия, 13 сентября 1966 года.
13. ОАР: задачи нового правительства. Каир, 12. (ТАСС) // Правда, 13 сентября 1966 года.
14. Беляев И., Примаков Е. Десять лет спустя // Правда, 29 октября 1966 года.
15. Президент ОАР в Танзании. Дар-эс-Салам, 22 (ТАСС) // Правда, 23 сентября 1966 года.
16. (فاروق فهمى اعترافات شمس بدران ومؤامرة 67 مطابع نجد التجارية,(1989URL: https://sources.marefa.org/اعترافات..شمس_بدران_ومؤامرة_67.
17. http://nasser.bibalex.org/Days/DaysAll.aspx?CS=0&x=5&lang=en
18. «نوفوستي» 1967 قبل سقوطه من شرفته ... متى يعترف شمس بدران بمحاولته خطف عبد الناصر المصدر: منتديات المطاريد ... لقراءة المزيد إضغط على الرابط. د. يحي الشاعر URL: http://www.almatareed.org/vb/showthread.php?t=46790#.UhWGQH-uItQ
19. (فاروق فهمى اعترافات شمس بدران ومؤامرة 67 مطابع نجد التجارية,(1989URL: https://sources.marefa.org/اعترافات..شمس_بدران_ومؤامرة_67.

 

14. Вазир аль-харб
1. Юрченко В.П. Египет: проблемы национальной безопасности. М. 2003 С.41.
2. Юрченко В.П. Египет: проблемы национальной безопасности. М. 2003 С.41.
3. Дадиани Л.Я. Государственный строй Объединённой Арабской Республики. М. Юридическая литература. 1967 С.65.
4. Дадиани Л.Я. Государственный строй Объединённой Арабской Республики. М. Юридическая литература. 1967 С.68.
5. Ближневосточный конфликт: из документов Архива внешней политики РФ. 1947 – 1967. т.2 1957 - 1967 М. МФД, 2003 С.555..
6. Юрченко В.П. Египет: проблемы национальной безопасности. М. 2003 С.41.
7. Вольфганг Лотц. Шпион в шампанском. М. Центрполиграф. 2001 С.62
8. Юрченко В.П. Египет: проблемы национальной безопасности. М. 2003 С.41.
9. Дадиани Л.Я. Государственный строй Объединённой Арабской Республики. М. Юридическая литература. 1967 С.91.
10. Дадиани Л.Я. Государственный строй Объединённой Арабской Республики. М. Юридическая литература. 1967 С.85.
11. Дадиани Л.Я. Государственный строй Объединённой Арабской Республики. М. Юридическая литература. 1967 С.97.
12. Meyer-Ranke P., Der rote Pharao, Hamburg, 1964. р 64. Цит. по: Мирский Г.И. Армия и политика в странах Азии и Африки. М. Наука. 1970 С.88.
13. Крахмалов С.П. Записки военного атташе. Иран – Египет – Иран – Афганистан. М. Издательский дом Русская разведка. 2000.С.69.
14. Вольфганг Лотц. Шпион в шампанском. М. Центрполиграф. 2001 С.52.
15. Вольфганг Лотц. Шпион в шампанском. М. Центрполиграф. 2001 С.53.
16.Гамаль Абдель Насер. Проблемы египетской революции. М. Международные отношения, 1979 С.223.
17. (فاروق فهمى اعترافات شمس بدران ومؤامرة 67 مطابع نجد التجارية,(1989URL: https://sources.marefa.org/اعترافات..شمس_بدران_ومؤامرة_67.

 

15. Внешние векторы. Йемен, Палестина и Сирия
1. Юрченко В.П. Египет: проблемы национальной безопасности. М. 2003 С.41.
2. Ближневосточный конфликт: из документов Архива внешней политики РФ. 1947 – 1967. т.2 1957 – 1967 М. МФД, 2003 С.553.
3. ملف:مذكراتشمسبدران.pdf
URL:https://www.marefa.org/w/images/5/55مذكرات_شمس_بدران.pdf (Дата обращения: 21.04.2022).
4. Черчилль У. и Р. Шестидневная война / Иерусалим. «Библиотека-Алия», 1989 С.22.
5. Bidwell R. Dictionary of Modern Arab History / Routledge. 1998 p. 63.
6. Канцельман Г. Ясир Арафат. От террориста к человеку мира. / Ростов на Дону. Феникс. 1997 С. 38.
7. Юрченко В.П. Египет: проблемы национальной безопасности. М. 2003 С.39.
8. Для отпора империалистам. Каир. 8 (ТАСС) // Правда, 9 ноября 1966 года.
9. Дадиани Л.Я. Государственный строй Объединённой Арабской Республики. М. Юридическая литература. 1967 С.17.
10. Для отпора империалистам. Каир. 8 (ТАСС) // Правда, 9 ноября 1966 года
11. Юрченко В.П. Египет: проблемы национальной безопасности. М. 2003 С.39.
12. Ближний Восток: командировка на войну. Советские военные в Египте. / Институт востоковедения РАН, Институт стран Азии и Африки МГУ. М. 2019 С.55.

16. Туманная Москва
1. Дауров Р.Д. Долгая Шестидневная война. М. Институт востоковедения РАН, 2009 С.24.
2. Гамаль Абдель Насер. Проблемы египетской революции. М. Международные отношения, 1979 С.113.
3. Гамаль Абдель Насер. Проблемы египетской революции. М. Международные отношения, 1979 С.135.
4. Вице-президент Объединённой Арабской Республики в Москве // Правда, 24 ноября 1966 года.
5. Ежегодник Большой советской энциклопедии. 1967. М. 1967 С.86.
6. Каманин Н.П. Скрытый космос. Книга 2 (1964 – 1966). Записи от 22 и 23 ноября.
7. Каманин Н.П. Скрытый космос. Книга 2 (1964 – 1966). Запись от 25 ноября.
8. Вице-президент Объединённой Арабской Республики в Москве // Правда, 24 ноября 1966 года.
9. Приём у первого вице-президента ОАР // Правда, 18 мая 1966 года
10. Вице-президент Объединённой Арабской Республики в Москве // Правда, 24 ноября 1966 года.
11. В честь гостя из ОАР // Правда, 25 ноября 1966 года.
12. Маршал Амер в Москве // Известия, 26 ноября 1966 года.
13. Завтрак у вице-президента ОАР // Правда, 26 ноября 1966 года.
14. Маршал Амер в Москве // Известия, 26 ноября 1966 года.
15. Ближневосточный конфликт: из документов Архива внешней политики РФ. 1947 – 1967. т.2 1957 – 1967 М. МФД, 2003 С.559.
16. Визит завершён. Отъезд из Москвы вице-президента Объединённой Арабской Республики. ТАСС // Правда, 28 ноября 1966 года.
17. О пребывании в СССР первого вице-президента ОАР маршала Амера // Правда, 30 ноября 1966 года.
18. Ближневосточный конфликт: из документов Архива внешней политики РФ. 1947 – 1967. т.2 1957 – 1967 М. МФД, 2003 С.559.

 

شمس بدران (1): الرجل الذي تكلم كثيراً. Yasser Thabet. 26.08.2007. URL: http://yasser-best.blogspot.ru/2007/08/1.html

17. Блестящая идея
1. Гамаль Абдель Насер. Проблемы египетской революции. М. Международные отношения, 1979 С.154 – 155.
2. Isabella Ginor. THE COLD WAR’S LONGEST COVER UP:HOW AND WHY THE USSR INSTIGATED THE 1967 WAR. GLORIACenter. URL: http://www.gloria-center.org/2003/09/ginor-2003-09-03
3. Steven Carol. Understanding the Volatile and Dangerous Mibble East. iUniverse. 2015
4. فاروقفهمىاعترافاتشمسبدرانومؤامرة 67 مطابعنجدالتجارية,(1989URL: https://sources.marefa.org/اعترافات..شمس_بدران_ومؤامرة_67.
5. Isabella Ginor. THE COLD WAR’S LONGEST COVER UP:HOW AND WHY THE USSR INSTIGATED THE 1967 WAR. GLORIACenter. URL: http://www.gloria-center.org/2003/09/ginor-2003-09-03
6. هزيمة يونيو المستمرة (١): الحشد التعبوي Published 14/05/2017 https://khaledfahmy.org/ar/2017/05/14/خمسون-عاما-على-هزيمة-يونيو-١/
7. هزيمة يونيو المستمرة (١): الحشد التعبوي Published 14/05/2017 https://khaledfahmy.org/ar/2017/05/14/خمسون-عاما-على-هزيمة-يونيو-١/

18. Конфликты на выбор
1. Ближневосточный конфликт: из документов Архива внешней политики РФ. 1947 – 1967. т.2 1957 – 1967 М. МФД, 2003 С.534.
2. Ближневосточный конфликт: из документов Архива внешней политики РФ. 1947 – 1967. т.2 1957 – 1967 М. МФД, 2003 С.546.
3. Ближневосточный конфликт: из документов Архива внешней политики РФ. 1947 – 1967. т.2 1957 – 1967 М. МФД, 2003 С.547.
4. Ближневосточный конфликт: из документов Архива внешней политики РФ. 1947 – 1967. т.2 1957 – 1967 М. МФД, 2003 С.529.
5. Ближневосточный конфликт: из документов Архива внешней политики РФ. 1947 - 1967. т.2 1957 - 1967 М. МФД, 2003 С.530.
6. Laura James. NASSER AND HIS ENEMIES: FOREIGN POLICY DECISION MAKING IN EGYPT ON THE EVE OF THE SIX-DAY WAR / Middle East Review of International Affairs. Vol. 9 No 2 (June 2005) p.25.
7. Примаков Е.М. Анатомия ближневосточного конфликта. М. Мысль. 1978 С.249.
8. Ежегодник Большой советской энциклопедии 1968. М. 1968 С.342
9. Saud Stripped of Power; Faisal Takes Full Control// The New York Times, 29 March 1964.
10. Беляев И.П., Колесниченко Т.А, Примаков Е.М. "Голубь спущен. М. Молодая гвардия, 1968 С.20.
11. Олдридж Джеймс. Каир. Биография города. М. АСТ. 2010 С.162.
12. Абд ар-Рахман ад-Джабарти. Удивительная история прошлого в жизнеописаниях и хронике событий.

 

Read 579 times Last modified on Thursday, 14 March 2024 03:07