images/iacf1.jpg

Подписка на рассылку статей Получайте уведомление о выходе новых статей на Вашу почту

ЧЕМ ОТЛИЧАЮТСЯ МОИ СТАТЬИ

Новизна и уникальность

Во многих случаях информация о ряде исторических событий в зарубежных странах публикуется на русском языке впервые

Обоснованность

Используется широкая база источников, от документальных материалов до статей периодических изданий, как на русском, так и на иностранных языках

Точность

Каждый факт подтверждается ссылкой на источник материала. Источники материалов тщательно проверяются на достоверность

Независимый авторский взгляд

Освещение событий не зависит от идеологических доктрин, изменений официальной точки зрения или от общественных представлений об исторических фактах

Доступность и информативность изложения

Описание событий даётся по возможности лаконично и образно, что помогает воспринимать и понимать материал с первого прочтения

Наглядность
материалов

Статьи иллюстрируются подлинными фотографиями описываемого периода, что позволяет представить себя участниками описанных событий

Последние Статьи

    Сергей Катин. Когда армия пришла в Бамако
    100%

    Сергей Катин. Когда армия пришла в Бамако

    Written on Thursday, 08 August 2019 02:38

    Сергей Катин

    Когда армия пришла в Бамако

     

    Bamako0

    Восемь лет прошло с тех пор, как поезд из Дакара привёз нынешнего президента Мали Модибо Кейту и его соратников на перрон вокзала Бамако. В день этой годовщины, 21 августа 1968 года, армии стран Варшавского договора вошли в Чехословакию и установили контроль над её городами. Через девять дней, 30 августа, Кейта от имени правящего в Мали Национального комитета защиты революции приветствовал это событие [1], не предполагая, что скоро его собственная армия войдёт в Бамако и установит в стране свои порядки.

     


       Восемь лет прошло с тех пор, как поезд из Дакара привёз нынешнего президента Мали Модибо Кейту и его соратников на перрон вокзала Бамако. В день этой годовщины, 21 августа 1968 года, армии стран Варшавского договора вошли в Чехословакию и установили контроль над её городами. Через девять дней, 30 августа, Кейта от имени правящего в Мали Национального комитета защиты революции приветствовал это событие [1], не предполагая, что скоро его собственная армия войдёт в Бамако и установит в стране свои порядки.

       Восемь лет назад внушительная Федерация Мали исчезла с карты Африки. Сенегал отделился, а Суданская республика лишилась выхода к морю, значимого рынка сбыта и традиционных сенегальских товаров. Но дома высланного из Дакара Модибо Кейту встречали с триумфом – половина населения Бамако ликовала под дождём, заполнив окрестности скромного столичного вокзала. Гремели тамтамы, девушки осыпали цветами свергнутого лидера Федерации, и эта народная поддержка говорила, что не всё так плохо.

         И действительно, при всех территориальных потерях владения Модибо даже теперь были в два раза больше территории Франции.

         Оставалось только оглядеться и начать всё сначала.

    Часть первая.

    Спуск с Кулубы

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

          Глава 1. Социализм Модибо Кейты

          Первый президент Республики Мали, возникшей вскоре на территории Суданской республики, сказал 22 сентября 1960 года: «Мы проиграли сражение, но мы выиграем всю кампанию, если будет на то воля Аллаха»[1].

        Какова будет воля Аллаха, знать не было дано...

    Bamako1

           Модибо Кейта, обосновавшийся в президентском дворце на холмах Кулуба, очень быстро восстановил видимость прежнего влияния. С созданием союза Мали с Ганой и Гвинеей1 Кейта мог говорить о возрождении Федерации в новом, расширенном, виде, о новом выходе к морю через Конакри, о новых рынках2 [5]. К тому же главный оппонент Кейты, организатор переворота в Дакаре Мамаду Диа уже в декабре 1962 года потерпел политический крах и оказался в тюрьме города Кедугу. Противостояние на западной границе ослабло, что также пошло на пользу Модибо, и в начале 1964 года торговля с Сенегалом возобновилась [6].

         Страна, доставшаяся Кейте после распада Федерации, занимала огромные территории на равнинах в центре Западной Африки, была там второй по величине и отличалась более здоровым климатом, чем соседи на побережье Атлантики [7]. Но при этом она отставала экономически от большинства бывших колоний региона [8], оставаясь, как писал С.В.Мазов, «удалённой от побережья огромной засушливой территорией, отсталой провинцией, районом исхода рабочей силы и кочевого животноводства» [9].

         Почвы суданской зоны были бедны, большие территории были покрыты панцирями латеритов [10], почти всё население новорождённой республики жило в деревнях, довольствуясь продукцией сельского хозяйства и местного ремесла. О ХХ веке местами напоминали лишь звуки транзисторов, доносящиеся из глинобитных хижин, построенных по технологиям древних времён.    

         Жизнь была сосредоточена в основном на юге, в долинах Нигера и Сенегала, где раскинулись саванны с богатыми почвами и буйной растительностью. Там были спрессованы историей множество народов, живших на этих землях издавна, пришедших с востока и юга, изгнанных пустыней из прежде зелёных равнин Сахары, в которой теперь остались только пески, галька и русла высохших рек.

    Bamako2

         К северу, от саванн к Сахелю и Сахаре, природа беднела, населения становилось всё меньше, и большая часть страны оставалась слабозаселённой. Кроме столицы, Бамако, в стране было ещё семь городов, которые действительно можно было назвать городами. Это были Сегу, бывшая столица государства Эль-Хаджа Омара, империи народа бамбара, Гао, бывшая столица империи Сонгай, Кайес, бывший когда-то административным центром колонии, Дженне и Тимбукту, некогда культурные, религиозные и торговые центры всей Западной Африки, а также «город-сад» Сикасо, бывшая столица государства Кенедугу, и город Мопти, малийская Венеция [11]. Но население каждого из них было невелико, раз в десять меньше столичного. Единственная железная дорога связывала Бамако и речной порт Куликоро с Сенегалом, большинство обычных дорог не знали асфальта, единственная ведущая к океану автотрасса шла через недружественный Берег Слоновой Кости, создавала много проблем и кормила контрабанду. Дорога к железнодорожной станции Канкан в дружественной Гвинее могла выдержать только лёгкие грузовики [12].

         Модибо Кейта считал социализм самой достойной перспективой для малийского народа и надеялся решить основные проблемы страны путём социалистических преобразований. Сам социализм он рисовал просто, говоря о создании «системы, при которой не будет нищих, при которой каждый сможет есть досыта, прилично одеваться, жить с удобствами» [13].

    Bamako3

         Ещё в апреле 1960 года он заявил о предстоящем построении «социализма, который не будет ни советским, ни сенегальским, ни израильским, но который будет африканским» [14]. Руководители Мали считали, что раз нет промышленности, то нет и буржуазии, и страна может сразу приступить к строительству социализма3 [15].

           Впрочем, международное сотрудничество Мали шло вне идеологических установок. Как не расходились между собой социализм советский, социализм югославский, социализм египетский и социализм китайский, всякую помощь и дары принимали охотно. И чужим опытом в Мали не брезговали: в 1965 году в промышленности было развернуто соревнование за повышение производительности труда, а в Багниде, на заводе овощных и фруктовых консервов, появились первые бригады социалистического труда [17].

          Модибо Кейте будет, чем похвастать после восьми лет правления4. Уже к 1963 году Мали получила 10 больниц, 300 диспансеров, 45 медицинских центров, 60 роддомов, Народную аптеку с филиалами во всех городах, распространявшую лекарства и в деревни5, 5 школ обучения медицинского персонала и 4 высших учебных заведения. Не имевшая промышленности бывшая колония обрела производство сельскохозяйственных машин и предприятия легкой промышленности: кондитерские фабрики, рисовый завод, цементное и текстильное производства, завод керамики, табачную и спичечную фабрики, кожевенный завод, мясохладобойни, макаронную и галетную фабрики, маслозаводы и консервные заводы [18]. В Бамако общество САНАРЕМ построило завод, на котором из французских деталей собирали транзисторные радиоприёмники. Они были вдвое дешевле импортных, и имели в Мали хороший сбыт [19].

          Правительство Кейты строило плотины на реках, учредило Банк развития Мали и Кредитный банк, продвигало малийские консервы на внешние рынки, создало Национальное управление кинематографии и сеть «народных книжных магазинов» [20]. При нём была создана (при содействии СССР) авиакомпания «Эр Мали» [21], расширилась добыча соли в Таудени, фосфатов в Тилемси и золота в Калане [22]. Страна не знала безработицы, все выпускники школ находили работу. Модибо хотел перевести кочевников-туарегов на оседлый образ жизни и провести воду на север, в Сахару.

         Юсуф Траоре6, сподвижник Модибо Кейты, потом насчитает 150 достижений президента.

         Однако процесс социалистического строительства почти сразу же натолкнулся на экономические препятствия.

         Как ни удивительно, частью эти препятствия были вызваны успехами Модибо. Развитие медицины обеспечило рост населения, а отмена десятины, которую платили местным вождям, дала рост потребления в деревне [24]. Если в 1950-х годах крестьяне откровенно недоедали [25], то при Кейте могли себе позволить есть досыта.

         В результате в 1960 – 1964 годах произошёл рост доли малых хозяйств менее 2 гектаров с 32% до 44%, доля средних упала на 10% с 59 до 49%, а доля крупных уменьшилась с 8 до 7% [26].

         Так что радоваться было рано. Избавившись от десятины, многие вернулись к натуральному хозяйству, и доля товарной продукции на селе, и без того невеликая (до 1960 г.– 30% [27]), начала сокращаться. Падала урожайность, и это компенсировалось простым расширением обрабатываемых площадей [28] – за 1968 год они выросли на 30% [29].

         Но и население росло.

         Производство падало, деревня беднела. Рацион простого малийца оставался прежним: похлёбка или каша утром, блюда из проса, сорго и риса с соусами вечером. Мясо видели только по праздникам, хотя страна была крупным экспортёром скота [30].

         При французах страна была житницей Западной Африки, экспортировавшей зерно, а уже в 1965 году Мали начала получать продовольственную помощь7 [31].

         К тому же оказалась неудачной идея кооперирования малийской деревни и выделения коллективных полей (champs collectives). Согласно принятому в конце 1960 года закону создание кооперативов в сельской местности было исключительно добровольным и вмешательство государства в их деятельность запрещалось. Размер коллективного поля определялся собранием членов кооператива, которые урезали свои личные участки в его пользу.

       Работать на коллективном поле должна была молодёжь, на нужды которой в первую очередь и тратились полученные общественные доходы.

           На первый взгляд казалось, что идея была обоснованной и выигрышной. Французы считали создание в Судане больших хозяйств и плантаций делом невыгодным экономически и не покушались на земли африканцев [33], так что вся земля оставалась в руках крестьян. В малийской деревне коллективные поля были традицией [34], взаимопомощь была обычным делом – крестьяне всем миром восстанавливали разрушенные стихией хижины, помогали друг другу обрабатывать личные участки и собирать урожай. К тому же рост доходов общины и подъём сельского хозяйства должно было обеспечить начавшееся широкое внедрение плуга, призванного заменить на полях дабу – мотыгу с короткой ручкой [35].

    Bamako4

    Закон N 60-9А от июня 1960 года учреждал в каждой деревне сельские объединения производства и взаимопомощи [36]. Согласно примерному уставу они должны были подчиняться социалистическому принципу «один за всех и все за одного». Оплата шла за трудодни и трудочасы. К концу пятилетки размеры полей должны были дойти до 1 гектара на семью [37]. Следующим этапом должно было стать создание повсеместно постоянных бригад для работы на этих полях. Власти считали, что рост доходов кооперативов позволит выплачивать всем членам их долю [38].

         К 1964 году было создано более 5.000 кооперативов, которые охватили половину деревень Мали [39].

         На практике, как это часто бывает, добровольность была принудительной, а новшества встречали сопротивление. Квалифицированных кадров не было, средства расходовались как попало, а многие руководители кооперативов быстро почувствовали вкус власти и запах добычи8 [40]. К этому добавлялось слабое развитие потребительской кооперации.

         Модибо Кейта в интервью французскому еженедельнику «Jeune Afrique» (опубликовано 6 октября 1966 года) признал: «Мы констатируем, что делали слишком большой упор на коллективные поля... Сегодня мы считаем необходимым заинтересовать крестьянина в том, что он делает...» Но, признав важность личного подворья, взял курс на образцовые хозяйства, где крестьяне обрабатывали поля государственной техникой [42].

         В итоге коллективные поля не превышали одного – двух гектаров, к 1967/68 году на них приходилось всего 1,3 % всех посевных площадей. Работали на них неохотно, а урожайность была в 2 – 4 раза ниже, чем в традиционном секторе [43].

         Даже сохранившаяся сельская община и отсутствие традиций частной собственности на землю не пробудили у малийцев желания совместно работать на коллективных полях. А замена мотыжного земледелия плужным будет в самом разгаре уже в 1980-х [44].

          Что касается промышленности, то Первый пятилетний план (1961 – 1965) – его реализация началась 1 октября 1961 года [45] – разработанный французом Жаном Бернаром и профессором Дакарского университета египтянином Самиром Амином [46], не предусматривал широкой индустриализации и не ставил задачи резко поднять жизненный уровень [47]. Он предполагал развитие сельского хозяйства и переработку его продукции, чтобы через расширение экспорта заработать средства на индустриализацию [48].

         В новогодней речи на 1961 год Кейта обещал: «В результате выполнения пятилетнего плана мы освободимся от всякой экономической зависимости, от всякой финансовой кабалы» [49], а 1 октября 1961 года выражал уверенность, что пятилетка будет выполнена «гораздо раньше срока» [50].

         С 1963 года [51] началось строительство маслобойных, сахарных, рисоочистительних, кожевенных, хлопкоочистительных заводов, боен, обувных фабрик. Планировалось для начала наладить производство соков, овощных консервов, мыла, сигарет, бумаги [52]. Всего в правление Кейты были построены 30 промышленных объектов, – больше, чем во всех соседних странах вместе взятых [53]. Кроме того в ноябре 1966 года в Дакаре подписали соглашение о финансировании исследований для строительства плотины для ГЭС Гуина, ток которой должен был обеспечить планируемый металлургический завод с циклом чугун – сталь – прокат, так как во всём регионе не было коксующихся углей. Кроме Мали в проекте, финансируемом ООН, участвовали Гвинея, Мавритания и Сенегал [54].

    Bamako5

         В 1967 году начали работу построенная с помощью КНДР керамическая фабрика, возведённая с помощью Франции ГЭС на Нигере, спичечная фабрика в Бамако, сахарный завод в Дугалугу, текстильный комбинат в Сегу [55]. Но и для этого потребовалось 70 миллиардов африканских франков. Правительство признавало, что может обеспечить только половину этой суммы, а остальные средства планировало получить в виде иностранной помощи и займов [56].

    План пятилетки предполагал увеличить сельскохозяйственное производство на 70%, решить продовольственную проблему в стране и увеличить экспорт, чтобы таким образом ликвидировать внешнеторговый дефицит [57].

         Когда 1 июля 1962 года страна вышла из зоны французского франка и ввела национальную валюту — малийский франк — это только ухудшило ситуацию.

         Чтобы обеспечить бюджет необходимыми средствами, государству требовался контроль над вывозом прибылей, часть которых предполагалось направить на развитие. Эту задачу Модибо Кейта поставил ещё летом 1960 года, в период существования Федерации Мали [58]. Но одновременно Мали разорвала старые экономические и торговые связи, а создать новые было непросто [59]. Выбранный инструмент экономической независимости дорого обошёлся и государственным финансам, и коммерсантам, которые понесли убытки и уже не испытывали патриотических чувств. Прошло всего 20 дней после появления малийского франка, как у комиссариата 1-го округа Бамако и у посольства Франции собрались недовольные реформой торговцы. Они скандировали: «Долой малийский франк! Долой Модибо! Да здравствует генерал де Голль!» Дошло до сожжения национального флага Мали [60].

         Это было началом противостояния торговцев и правительства.

         С 1964 года началась выплата процентов по внешним кредитам и займам. Был введен режим экономии, государство сократило импорт, на любой ввоз нужно было получить лицензию от министерства торговли и промышленности, усилился контроль над внешнеторговыми частными операциями [61].

         Торговля будет увядать. Коллективные поля, которых станут бояться даже военные, будут приходить в запустение. Сельскохозяйственная продукция всеми правдами и неправдами пойдёт на чёрный рынок, перерабатывающие предприятия молодой промышленности лишаться сырья [62].

         Станет ясно, что пятилетка проваливается.

         Тем не менее, 13 мая 1964 года, уже после проведенной корректировки плана на период 1963 – 1967 годов9 [63], Кейта заявит

    в Национальном собрании: «Мы уже выполнили основные задания нашего первого плана развития, либо приступили к их выполнению» [64].

           Даже в 1966 году руководство Суданского союза будет утверждать, что «прошло всего шесть лет с момента провозглашения независимости, а малийский народ уже пользуется плодами новой жизни... Идёт процесс гармоничного развития материальной основы народного хозяйства»[66].

         Трудно было найти грань, где наивный оптимизм переходил во враньё: национальный доход на душу населения в Мали был ниже, чем у соседей, по темпам его роста не удалось догнать и Сенегал, а уровень жизни постоянно снижался, если не падал [67].

         Введение малийского франка осложнило проблему капиталовложений в экономику, и за пятилетку в реализацию проектов было вложено 48,9 миллионов малийских франков [68], из них 35,5 миллионов иностранной помощи [69]. Вместо планировавшихся 80 миллиардов франков, в конце концов, удалось набрать и вложить только 50 миллиардов [70].

         Но Модибо Кейта не нашёл ничего лучше, как критиковать иностранную помощь за то, что она недостаточна «количественно и качественно» и за то, что иностранцы умышленно дают её не тем отраслям, которые нужны стране для развития [71].

         Ещё осенью 1962 года правительство попробует взять требуемые средства у народа и выпустит внутренний заем. Но чтобы собирать деньги в стране с таким низким доходом на душу населения нужно было поднять этот доход. А для этого требовалось выполнить пятилетний план, на который и собирались деньги.

         «Политика только тогда чего-то стоит, когда она располагает достаточными средствами», написал как-то генерал де Голль.

         А средств у Модибо Кейты как раз и не было.

     

            1. Союз Африканских Государств (Union des États africains) был основан 23 ноября 1958 года Ганой и Гвинеей. Мали присоединилась к союзу 23 декабря 1960 года, когда в Конакри прошла встреча лидеров трёх стран. 29 апреля 1961 года в Аккре Кваме Нкрума, Ахмед Секу Туре и Модибо Кейта подписали Устав Союза Африканских Государств [2]. Высшим органом Союза была Конференция глав правительств трёх государств и её решения были обязательны для всех стран-участников. Предполагалось введение единой валюты, был создан единый банк [3]. 1 июля 1961 года в Аккре была подписана и вступила в силу Хартия САГ [4]. Союз просуществовал до 1962 года.

           2. При этом основной грузопоток шёл теперь через Берег Слоновой Кости, через порт Абиджана [5].

            3. Академик К.В.Островитянов писал в 1964 году о Гане и Мали: «Социалистические доктрины в этих странах – не развёрнутые философские системы, а скорее сумма намеченных экономических и политических мероприятий, подкреплённых рядом идеологических принципов» [16].

           4. 22 сентября 1968 года исполнилось восемь лет со дня провозглашения Республики Мали. При этом Модибо Кейта возглавлял правительство Суданской республики в составе Французского Сообщества и Федерации Мали с 16 апреля 1959 года, и таким образом правил страной 9 лет 7 месяцев и 3 дня.)

           5. По данным П.П.Данилова и В.С.Светлова (С. 49) к 1968 году страна имела 6 районных больниц, 25 окружных центров медицинского обслуживания, 131 сельский диспансер, 13 роддомов, противотуберкулёзные диспансеры, пункты рентгеновской проверки.

           6. Юсуф Траоре родился в 1924 году в Мопти. Почтовый служащий, деятель партии Суданский союз, губернатор округа Кайес (1966 – 1968). Тёзка лейтенанта Юсуфа Траоре, о котором речь пойдёт ниже [23].

           7. По соглашению от 10 июля 1965 года США предоставили Мали продовольственную помощь – 8.000 тонн пшеничной муки и 5.000 тонн сорго – в рамках программы Продовольствие для дела мира [32].

             8. Российский исследователь С.С.Новиков писал: «Для кооперативов становилось обычным явлением бесхозяйственность, коррупция, спекуляция, другие злоупотребления» [41].

             9. 10 февраля 1963 Национальное собрание приняло закон N 63-23 о корректировке пятилетнего плана 1 июля 1961 – 30 июня 1966 [65].

     

           Глава 2. Зеркало Аккры

          Три дружественных левых режима Западной Африки – Гана, Гвинея и Мали – в первой половине 1960-х годов развивались по схожим схемам. В экономике – финансовая независимость, увеличение капиталовложений, строительство массы промышленных объектов и кооперирование сельского хозяйства. Во внутренней политике – декоративная однопартийная система во главе с национальным лидером, устранение оппозиции и политические кампании. Во внешней политике – противостояние с Западом (борьба против империализма и колониализма) и активное участие во всех международных делах, пусть и очень далёких от действительных интересов этих африканских стран.

         Сложности, которые переживали режимы Ахмеда Секу Туре, Кваме Нкрумы и Модибо Кейты также были схожими – острая нехватка средств, деградация политической системы при видимости монолитности власти и её единства с народом и, как следствие конфликта с бывшими метрополиями и странами Запада, невозможность привлечения в страну достаточных финансовых ресурсов.

           К финишу на этом пути первым пришёл режим Кваме Нкрумы в Гане. 24 февраля 1966 года он был свергнут собственной армией в ходе переворота, иронично названного его организаторами «Операция Холодная Отбивная» (Operation Cold Chop). Не помогли Нкруме ни чистки партии, ни разгон оппозиции, ни чрезвычайные полномочия. Не помог ему и созданный при участии КГБ СССР [1] Президентский гвардейский полк1, подчинявшийся президенту лично.

         Нкрума, как и Кейта, мог гордиться своими достижениями. К 1965 году в Гане создали 30 крупных госкорпораций [3], 105 госхозов и 1.000 фермерских кооперативов. В этой небольшой африканской стране были построены атомный реактор в Аккре [4] и большая ГЭС Акосомбо [5], было начато строительство тракторного завода в Кумаси и научного центра под Аккрой, с помощью СССР был построен домостроительный комбинат, было введено бесплатное среднее образование, создана национальная система телевидения [6], а авиакомпания Ганы совершала рейсы в 14 стран Африки [7].

           Но в 1965 году эти очевидные успехи перечеркнуло падение мировых цен на какао-бобы. Рост промышленности сменился ростом внешнего долга и дефицитом торгового баланса. Государственный сектор, на который было столько надежд, приносил убытки, а клявшиеся в верности социализму функционеры охотно приобщались к коррупции [8].

         В плане экспорта Гана была в лучшем положении, чем Мали – ей было, что продавать, кроме скота и рыбы. Но вывоз золота, алмазов, марганцевой руды и бокситов не спасал. Государственный долг уже в 1964 году достиг 349,2 миллионов фунтов, внешний – 181, 7 миллионов. Правительству, правда, удалось ликвидировать дефицит торгового баланса, но для этого был установлен лимит закупочных цен и ограничены посадки какао-бобов. Удар пришёлся по карманам фермеров, по кооперативам и госхозам. Тем временем потребительские цены в столице выросли вдвое, а развернувшаяся на этой почве спекуляция увенчала список причин для недовольства [9].

         Таковы были итоги 1965 года.

         После их подведения режим Кваме Нкрумы не продержался и двух месяцев. Как показало будущее, президенту очень повезло, что он остался за границей.

         По закону 1965 года всемогущий Нкрума мог уволить любого депутата Национального собрания [10], но уволить всю свою армию он не мог.

    Bamako6

         Переворот в Гане стал не просто потрясением для руководителей Мали – их охватила паника. Происходившее в Аккре было для них настоящим кошмаром: национальный лидер отправился в изгнание, «двухмиллионная партия мгновенно рассыпалась», чиновники дружно раскланивались перед новым властями» [11] и даже министр иностранных дел сбежал от Нкрумы и вернулся на родину. Пионеры Ганы вместо лозунгов «Нкрума – наш мессия!» теперь несли лозунги «Нкрума – не наш мессия!» [12]. Почитавшаяся как святыня хижина Нкрумы в Нкрофуле была снесена бульдозером, сам он впал в депрессию и писал, что переворот – «эпитафия африканскому социализму» [13].

         Промышленное строительство сворачивалось, отменялись убыточные авиалинии, распускались госкорпорации, госхозы и фермерские кооперативы. Военные аннулировали семилетний план развития (1963/64 – 1969/70) [14], по совпадению, именно тогда, когда в СССР тоже отказались от практики хрущёвских семилеток.

         Всё, во что верили в Мали, в Гане исчезало на глазах.

         Но в Аккре перед переворотом противостояние Нкрумы и военного командования было почти открытым, а в Бамако по-прежнему царила лояльность и никаких признаков оппозиции в армейских кругах не наблюдалось. Уже в 1964 году внешний долг Мали достиг 150 миллионов фунтов стерлингов [15], а страна жила и строилась. Даже государственная монополия на торговлю не довела там до полной катастрофы2.

             Был ли пример Ганы фатальным для Мали?

             В любом случае реакция малийского руководства была бурной. Модибо Кейта, и без того бывший формально хозяином положения, усилил позиции узкой группы своих соратников. 1 марта 1966 года, через четыре дня после событий в Аккре, он учредил Национальный комитет защиты революции из 7 человек [18], который стал вторым по значимости органом после Национального политбюро партии.

         НКЗР должен был: «1) Активизировать мобилизацию масс; 2) Консолидировать усилия народа; 3) Ликвидировать любые тенденции, не способствующие нуждам социалистической революции; 4) Бороться с проявлениями слабости; 5) Укреплять структуру партии, улучшать идеологическую работу в массах». [19].

         Как отметит в 1968 году еженедельник «Jeune Afrique», с созданием НКЗР в марте 1966 года в Мали и «появились признаки политического недомогания» [20].

         7 марта газета «Эссор» назвала события в Гане «подлым государственным переворотом» [17]. Пример Ганы, недалёкого соседа Мали, теперь постоянно стоял перед глазами. Поскольку Гана, Мали и Гвинея шли близкими путями, многих тревожил вопрос, не приведут ли эти пути туда же Секу Туре и Модибо Кейту? Не отражалась ли в зеркале Аккры пугающая перспектива для режимов в Конакри и Бамако?

               1. Личный состав полка насчитывал 50 офицеров и 1.142 солдата. В августе 1965 года Президентский гвардейский полк был выведен из подчинения армейскому командованию [2].

              2. Опыт огосударствления торговли в Мали оказался более удачным, чем в ряде других стран. К примеру, уже в сентябре 1966 года Революционный совет Бирмы был вынужден отменить многие государственные монополии в сфере торговли, чтобы избежать голодных бунтов и паралича системы снабжения [16].

     

           Глава 3. Повторение пройденного

          Взгляд в зеркало Аккры не во всём убедил Модибо Кейту. Дальше превентивных мер дело не пошло, и Мали двигалась в прежнем направлении1. Положение в экономике неуклонно ухудшалось, но с помощью Советского Союза, Китая и стран Запада планы развития продолжали претворяться в жизнь. К 1964 году общество «Сомиэкс» контролировало всю внешнюю и внутреннюю торговлю страны, госсектор охватил всё производство электроэнергии, 50% строительства, 40% внутренних транспортных перевозок [2]. К концу правления Модибо общая доля госсектора вне сельского хозяйства достигла 70%, а в промышленности 90% [3]. Было кооперировано 70% крестьянских хозяйств [4].

        После окончания в 1965 году первой пятилетки следующий, второй пятилетний план не ввели в действие – было решено достроить хотя бы начатые объекты.

         Второй пятилетки вообще не будет – потом, уже без Кейты, военные запустят свою трёхлетнюю программу (1969 – 1972 гг.) [5].

         В 1966 году власть включила печатный станок – на завершение недостроя только в 1966/67 финансовом году выделили 7 миллиардов малийских франков. К 1969 году государственный долг вырос до 152 миллиардов малийских франков [6], даже изъятие в 1966 году из оборота 3.000.000.000 малийских франков инфляцию не остановило [7]. Сокращение производства в сельском хозяйстве и невыполнение планов при росте населения увеличивало внутренний и внешний долг правительства [8].

         Монополия государства на скупку сельскохозяйственных продуктов по низким ценам вела к стагнации производства. Доходы крестьян падали, отъезд французских специалистов привёл к проблемам в государственном сельскохозяйственном предприятии «Офис дю Нижер» [9]. Попытки расширения государственной и кооперативной торговли вели к дефициту, спекуляции и контрабанде [10].

         В 1965 – 1966 годах в некоторых районах крестьяне начали отказываться от обязательных поставок зерна государству, и туда была брошена армия [11].

       Большинство государственных предприятий было убыточно. Уже за 1961 – 1963 годы их общий дефицит возрос с 284 миллионов до 1,3 миллиарда малийских франков, а 14 апреля 1967 года южноафриканская газета «Стар» опубликовала статистику, что дефицит предприятий достиг 7 миллионов фунтов стерлингов, а это было почти равно годовому бюджету Мали [12].

         К тому же в 1967 году началась сильнейшая засуха в Сахеле, продлившаяся до 1974 года [13].

         16 декабря 1966 года Модибо Кейта торжественно открыл плотину и гидроэлектростанцию на порогах Сотюба на Нигере2 [14]. Но получаемая электроэнергия стоила дорого, потребителей было мало, и станция работала не на полную мощность – 40 франков за киловатт мог платить не каждый3. А в 1968 году плату повысили сразу на 60%.

         В это время армия ремесленников обходила всю промышленность страны по вкладу в валовой национальный продукт [17]. Главной отраслью промышленности была переработка продукции сельского хозяйства, а её не хватало. Вторая по значимости отрасль – импортозамещение – существовала в тяжёлой конкуренции с признанными западными товарами. Промышленность и энергетика почти не влияли на жизнь населения: еду готовили на древесном угле, в домах коптили светильники с маслом карите (люди обеспеченные могли позволить себе керосиновые лампы) [18], а матрацы и подушки по прежнему набивали волокном плодов колючего дерева бомбакса [19].

         Нефть была привозной, угля в стране не было [20]. Импорт втрое превышал экспорт, железная дорога работала в убыток, отправляя к океану пустые эшелоны за иностранными товарами4.

         Самые крупные тогда промышленные предприятия Мали были сравнительно невелики. Число работников текстильного комбината в Сегу составляло 1.600 человек, сигаретной фабрики – 300, сахарного завода – 150, спичечной фабрики – 100 [22]. К тому же выявлялись странности в планировании и экономическом обосновании вводимых объектов. Обнаружилось, что сигаретная фабрика «Джолиба» не может работать с сортами табака, которые традиционно выращивали в Мали, и сырьё пришлось покупать за границей [23]. Построенные с помощью КНР «Джолиба» и спичечная фабрика «Эклер» были оснащены устаревшим оборудованием, сырьё для спичек, картон, бумагу и табак привозили из самого Китая, а китайские табаки в сезон дождей быстро портились от влажности [24].

       Открытая 25 июля 1965 года скотобойня в Бамако, едва ли не самая современная во всём регионе, столкнулась с нехваткой сырья: многочисленный скот был разбросан на таких огромных пространствах, что его трудно было вовремя пригнать в столицу. После этого была свёрнута, как нерентабельная, программа строительства боен в Мопти, Сегу и Кайесе [25]. Самая богатая скотом страна Западной Африки будет и дальше ввозить из стран Общего рынка масло, сыры и колбасы [26].

         Приобретали новый зловещий смысл слова Мадейры Кейты, второго человека в стране, о том, что «национальный суверенитет... не может означать автоматического конца нищеты» [27].

         Национальный доход на душу населения составлял около 55 долларов, что было почти в четыре раза ниже, чем установленный ООН для развивающихся стран прожиточный минимум в 200 долларов в год. Во Франции этот доход составлял 750 долларов [28].

       На этом фоне страна ещё туже затягивала пояса. 13 марта 1961 года в Сегу Кейта говорил: «Все, начиная от главы правительства до последнего рассыльного должны принести необходимые жертвы в связи с независимостью, ради построения нации и плановой социалистической экономики» [29]. И 13 мая 1964 года президент заявил Национальному собранию [30] о сокращении зарплаты служащих на 10%. В 1967 году [31] для министерств был установлен потолок бюджетов, отменены транспортные расходы и оплата из бюджета жилья сотрудников, были отменены командировочные, ограничены миссии за границу и расходы на них. Зарплаты были заморожены и эту неприятность дополнили исключительный налог и гражданская пошлина [32]. Ради экономии закрыли ряд посольств за границей [33], служащих пенсионного возраста отправили на пенсию [34].

         Не подтвердилось и риторическое предположение Кейты: «не становится ли Африка проследим пристанищем общечеловеческой морали?» [35] – казнокрадство брало своё.

          Впрочем, Мали смотрелась выгодно в сравнении с иными получившими независимость африканскими странами. Там оказавшиеся у власти группы друзей и соплеменников ради наживы активно распродавали всё, что угодно, открыто захватывали собственность, создавали бесполезные должности – к примеру, правительство Нигерии в 1965 году составляли 80 министров [36] – и   назначали себе галактические оклады.

         Модибо Кейта и его ближайшие соратники не воспринимали страну, как дарованную богами вотчину, где можно брать всё, что понравится. Сам президент на свои деньги покупал себе даже специи, и все расходы заносил в записную книжку [37], его Ленинская премия ушла на создание центра борьбы с полиомиелитом [38].

          Но давление коррупции «снизу» в Мали было не меньшей силы, чем в других странах третьего мира.

           Пока экономическое положение было сносным, нравы местной бюрократии не привлекали особого внимания. В марте 1962 года Кейта даже корил тех, кто говорит «о виллах министров, о дворце президента». Виллы и дворцы ещё не значат, что руководители забыли о народе, заверял президент, да и во всём мире дело обстоит точно так же [39]. «Это отнюдь не означает, что те, кто невольно находятся в лучшем положении, являются буржуями» [40].

         Сделанное Модибо 1 октября 1961 года пророчество о том что «у нас никогда не будет привилегированных классов» [41] так же не сбылось. Экономические проблемы росли, а сотрудники государственных служб «невольно» вкладывали присвоенные деньги в предметы роскоши, покупали дорогие автомобили и строили особняки в столичном квартале Корофина [42]. Средства от сверхвысоких окладов и взяток шли на торговые операции и даже на создание сельскохозяйственных ферм, с которых снимались дополнительные доходы [43].

         Губернатор Мопти простодушно обосновал советскому журналисту В.Захарченко сооружение внушительного административного здания мэрии: «народ пришёл управлять своей страной, а для народной власти ничего не жаль» [44]. Правда, согласно ст. 32 закона № 60-5 от 1960 «Об организации областей и областных собраний» губернатор области сам составлял административный счёт и был обязан представить его собранию. Но, с другой стороны, утверждал счёт Председатель правительства [45]. Так что и сам президент Кейта либо не вникал в этот счёт из Мопти, либо согласился с такими затратами.

         Процесс моральной перестройки масс, в завершении которого Кейта уверял Хрущёва в 1960 году [46] оказывается, был ещё где-то далеко впереди.

         Но это было полбеды. Беда была в том, что государство само бойкотировало свои же планы развития, управление ухудшалось, финансовая дисциплина не соблюдалась. Власти Мали открыто признавали отсутствие дисциплины среди руководителей – что уж было говорить обо всех остальных [47]. Кейта на всю страну заявлял, что «нельзя мириться и с тем, что некоторые малийцы целые дни тратят на разговоры, собравшись под деревьями или у магазина» [48].

    Чиновники же обретали единство с населением разве что на чёрном рынке, в котором утонула страна. Надо было выполнять пятилетний план, а малийцы, которых призывали к честному труду, и у которых власти хотели занять денег, не верили властям [49]. Как отметил позже Иеро Амади, «бюрократия сама помогала противникам своей политики» [50].

         С 1963 года Модибо Кейте приходится уделять всё больше внимания проблеме коррупции. Он в образных выражениях осуждал тех, кто предаётся plaisirs de la chair et de ventre – наслаждениям тела и живота [51].

          Уголовный кодекс Мали 1961 года предусматривал за растрату общественных средств свыше 50.000 малийских франков каторгу от 5 до 20 лет (ст. 91) и возможный запрет на проживание в определенной местности. За сумму меньше можно было получить от 2 до 5 лет. Модибо Кейта попытался устрашить коррупционеров. Статья 3 Закона 1964 года об ответственности за экономические правонарушения добавила конфискацию имущества (Закон № 63-92, JORM, 2 февраля 1964) [52]. За взятку полагалось от 2 до 10 лет (ст.96), а та же Статья 3 Закона 1964 года добавляла лишение прав на 10 лет, конфискацию имущества, запрет на 10 лет заниматься торговлей, кустарным промыслом, работать по найму или заниматься свободными профессиями [53].

    С 30 августа 1965 года приобрести заграничный автомобиль можно было только с разрешения министерства торговли и указав происхождение своих валютных средств [54].

         Но увещевания и угрозы не помогали, а денег в стране больше не становилось. В 1966 году комиссия Международного валютного фонда охарактеризовала ситуацию в экономике Мали, как катастрофическую5: рост внешнего долга и бюджетного дефицита, низкая производительность, застой в сельском хозяйстве [56]. Можно было не верить МВФ, но как можно было закрыть глаза на отсутствие финансов и продовольственный дефицит?  

         Инвалютные резервы таяли, к 1964 году были полностью исчерпаны внешние авуары Банка Мали [57]. Население было недовольно своим положением, а мусульмане – их 60% – безразличны или враждебны социалистической риторике власти [58].

         И пример Аккры, наконец, перевесил.

          1. Российские исследователи писали, что руководство Мали «всё больше демонстрировало свою неспособность критически пересмотреть собственную политику» [1].

          2. Строительство на порогах Сотюба, расположенных тогда в 5 километрах от Бамако, началось в 1926 – 1928 годах, и имело цель направить воды Нигера в канал Багуинеда, орошавший около 3.000 гектаров земли. Построенная в 1966 году ГЭС мощностью в 37,7 гигаватт в год стала главным поставщиком электроэнергии в стране, дополнив электростанцию в Дарсаламе, построенную ещё в 1953 году [15].

           3. Доход в городах был 6.000 – 7.000 франков, на селе – 2.000 – 3.000 [16].

           4. В 1968 году железная дорога на Дакар перевезла 163.900 тонн импортных товаров и только 49.300 тонн экспортных [21].

            5. Г.С.Кондратьев в 1974 году объяснял экономические неудачи Модибо Кейты тремя причинами: 1. Оппозицией со стороны формирующейся национальной буржуазии; 2. Нехваткой средств и отсутствием подготовленных кадров; 3. Фракционной деятельностью некоторых ответственных работников, фактически выступавших против избранного курса [55].

     

          Глава 4. Кто спасёт новое Мали?

           Поскольку на внутренние ресурсы в развитии страны правительству Кейты полагаться уже не приходилось, вся надежда была на внешнюю помощь.

         Основными кредиторами и донорами молодой республики были четыре великие державы: СССР, КНР, США и Франция.

    На СССР приходилось 15% товарооборота Мали и к 1967 году экспорт в СССР хлопка-волокна и арахиса составил 1,5 миллиона рублей [1]. В то же время импорт из СССР достиг 8,6 миллионов рублей. В Мали шли оборудование для строящихся объектов, цемент, прокат, автомобили, холодильники, ткани, мука и сахар [2]. Кредиты СССР дали 20% капиталовложений первой и единственной в правление Модибо пятилетки [3]. С помощью СССР были построены Высшая нормальная школа, Высшая школа администрации, центр профессионального обучения в Бамако, Сельскохозяйственный политехнический институт в Катибугу. Советские геологи сотрудничали с СОНАРЕМ (Обществом по разведке экономических и минеральных ресурсов) [4], созданным на кредиты СССР [5], вели изыскания на нефть, золото, горючие сланцы и сырьё для производства цемента [6]. В 1965 году СССР построил в Бамако в дар школу подготовки медсестёр и акушерок на 200 учащихся [7]. В декабре 1967 года в Бамако был открыт построенный с помощью СССР стадион «Оминаф» [8].

         СССР создал одну из крупнейших в Западной Африке авиакомпанию «Эр Мали» и поставил для неё на льготных условиях самолёты «Ил-18», «Ил-14», «Ан-2» и вертолёты «Ми-4» [9]. В сентябре 1967 года в Бамако был подписан контракт о поставке «Эр Мали» Всесоюзным объединением «Авиатранспорт» двух советских «Ан-24» для внутренних и международных перевозок [10], а в марте 1968 года в Бамако прибыла первая группа подготовленных в СССР специалистов по пилотированию и обслуживанию этих самолётов [11].

    Советские люди знали о Мали разве что по приключенческой повести русского эмигранта Н.Рощина «Между Нигером и Сенегалом», вышедшей в 1957 году в альманахе «Мир приключений». Поэтому советских летчиков и геологов удивляло, наверное, всё – и животный мир Мали, где воробьи были красными, а голуби зелёными, и бригады социалистического труда в джунглях и носившие портфели на голове чернокожие пионеры с красными галстуками. Удивляли тамтамы вместо гитар, удивляли национальные блюда, где смешаны мясо и рыба. Советского врача В.А.Лихачёва удивляли ядовитые саламандры, которые ползали по стенам и ночью ловили на потолке комаров и черепаха, которая вместо собаки дремала у порога [12]. Сказочными казались львы, леопарды, жирафы, бегемоты, крокодилы, страусы и павианы, известные по детским книжкам, удивляли полутораметровые термитники.

    Страстью советских лётчиков стала охота [13], а штурман геологоразведочного самолёта «Ан-2» Владимир Михайлович Медвежов раздобыл на рынке в Бамако котёнка сервала – он получил имя Амур – и отвёз его за 12.000 километров (по прямой) в Хабаровск, где тот стал местной знаменитостью [14].

    Bamako7

         Руководство СССР при Л.И.Брежневе старалось в отношении Мали придерживаться прагматической линии. 26 мая 1965 года министр связи СССР Н.Д.Псурцев, председатель Государственного комитета по телевидению и радиовещанию Н.Н.Месяцев и председатель Государственного комитета по внешнеэкономическим связям С.А.Скачков вышли в Политбюро ЦК КПСС с предложением о строительстве в СССР мощных радиоцентров и ретрансляторов в Алжире и Мали для обеспечения устойчивой слышимости советских передач во всех районах Африки, что было необходимо для «формирования общественного мнения» [15]. Но 21 октября того же года заместители заведующих Международным отделом и отделом пропаганды и агитации ЦК КПСС направили записку о нецелесообразности этого шага [16].

         Несмотря на это, влияние СССР в Мали давало повод для обвинений в экспансии и подрывной деятельности. В ответ на обвинения Запада член-корреспондент Академии наук СССР В.Г.Солодовников писал, выходя за рамки корректности: «Да, СССР ведёт подрывную работу и не только на западном побережье Африки, но и по всей Африке ... против империализма и колониализма. СССР ведёт подрывную деятельность против расизма, против голода, против невежества» [17].

         Что касается Китайской Народной Республики, то с 1961 года она выделила Мали 35 миллионов долларов экономической помощи, и на конец 1968 года имела там почти 900 техников [18], врачей и специалистов сельского хозяйства. Экспорт КНР в Мали с 1960 по 1968 год вырос в 5,5 раз. Сюда шли оборудование для объектов, ткани, продовольствие, обувь, посуда и одежда. Китайские магазины в Бамако торговали по ценам ниже мировых, но эта услуга была медвежьей и подрывала местное производство [19]. В 1965 году КНР сдала упоминавшуюся сигаретную фабрику «Джолиба», в 1966 году – спичечную фабрику «Эклер», в 1967 году – сахарный завод в Дугабугу и кинотеатр «Бабемба» в Бамако. Строились коротковолновая станция в Кати (сдана в 1969 г.), кожевенно-обувная фабрика «Тамали» (сдана в 1970 г.) и чайная фабрика в Фарако (Сикассо) (сдана в 1971 г.) [20]. В мае 1968 года министры иностранных дел Мали и Гвинеи в совместной делегации подписали в Пекине соглашение о строительстве КНР железной дороги Бамако – Куруса (Гвинея) [21].

    В том же 1965 году, когда СССР отказался от идеи строительства ретранслятора в Мали, Китай предоставил Радио Мали оборудование, которое позволяло транслировать передачи на весь мир [22].

           «Jeune Afrique» писал в ноябре 1968 года, что «китайцы, как и советские, научились уважать независимость Мали» [23], однако в Москве отмечали, что «работающие в стране китайские специалисты ведут активную агитацию маоистских идей» [24].

         КНР, как и СССР, поставляла в Мали оружие и обмундирование, однако обеспечивало не только армию, но и Народную милицию. По данным французских спецслужб в 1967 году между Мали и КНР было подписано тайное соглашение об обучении и оснащении Народной милиции. Предполагалось, что до декабря 1968 года она заменит армию [25].

       Третьей страной были Соединённые Штаты Америки, первоначально проявлявшие интерес в новой республике, но не спешившие вкладывать деньги в зону влияния Франции, и в режим, во многом ориентированный на СССР и КНР. США в незначительных количествах поставляли в Мали нефтепродукты, продовольствие, сигареты, напитки, автомобили и запчасти [26]. Французские спецслужбы отмечали, что после неудачи советской геологоразведки, не обнаружившей серьёзных запасов ценного сырья, США были разочарованы и интерес к Мали начал снижаться. В довершение ко всему в феврале 1966 года в Бамако был арестован унтер-офицер штаба армии, передававший в США сведения. В отношениях двух стран наступил период охлаждения и сокращения сотрудничества – в марте 1967 года США поставили последние два самолёта «С-47». Потом Модибо Кейте удалось улучшить отношения, но США уже были разочарованы сложным экономическим положением и запутанной политикой Мали [27].

    Но главным экономическим партнёром Мали по-прежнему оставалась Франция. В 1968 году её доля в товарообороте Мали составляла 28%, в то время как доля всех социалистических стран- 30%. Поставляла она в основном товары лёгкой и пищевой промышленности [28]. Торговля Мали с Францией давала 20% экспорта и 44% импорта [29].

         В 1960-е годы Франция, после реформы 1962 года и введения малийского франка, сначала перевела Мали с операционного счета во Французском казначействе на авансовый, а с ухудшением экономической ситуации в Мали полностью отказалась от гарантирования малийской валюты. С 1962 по 1967 год денежная масса в Мали выросла на 82%, не помог и проведённый октябре 1966 года конфискационный обмен денег [30].

         Ситуация в экономике ухудшилась настолько, что потянула за собой и политику1.

         Помня урок Аккры, Модибо Кейта выбирал, к кому обратиться в поисках спасения. США не были заинтересованы в оказании Мали широкомасштабной помощи, а сотрудничество с социалистическими странами вызывало у части руководства Суданского союза серьёзное разочарование [32].

           Оставалась Франция.

    Bamako8

         Манон Турон отметит потом: «Пытаясь любой ценой уничтожить друг друга, СССР и КНР способствуют потере коммунистического влияния в Мали, в то время как Франция возвращается на малийскую политическую сцену» [33].

           Внешне руководство Мали излучало оптимизм. «Прошли лишь шесть лет с момента провозглашения независимости, а малийский народ уже пользуется плодами новой жизни», – утверждало оно в 1966 году [34].

           Под громкие заявления министра информации, бывшего члена коммунистического кружка в Дакаре Мамаду Голого2 «В Мали контрреволюция не пройдёт!» [35] Модибо Кейта, публично осуждавший империализм и французский колониализм, стал искать экономической поддержки у бывшей метрополии.

         15 февраля 1967 года с Францией были заключены соглашения, которые предусматривали возвращение Мали в Западноафриканский валютный союз в обмен на финансовую помощь, 50 % девальвацию малийского франка и ограничение государственных расходов. Золотое содержание малийского франка было снижено до 0,0018 граммов чистого золота, по курсу 100 малийских франков за один французский франк, или 2 малийских франка за 1 африканский франк. В оборот были пущены банкноты в 50, 100, 500, 1000, 5000 и 10.000 малийских франков [37].

       Условия были настолько унизительными, что тексты соглашений были отпечатаны всего в 50 экземплярах – по 25 для каждой стороны. Даже в правительстве Мали не все знали, что в них говорилось [38].

         19 декабря 1967 года с Францией были подписаны новые соглашения, возвращающие финансы Мали под частичный контроль бывшей метрополии. Банк Республики Мали упразднялся и вместо него учреждался Центральный банк Мали, в административном совете которого было пять французов и пять малийцев. В начале 1968 года создали и отдельный Банк развития Мали, которому передали кредитование промышленности и сельского хозяйства [39].

    Несмотря на признаки оздоровления, спасения ждали напрасно. В 1966/67 финансовом году дефицит бюджета достиг 7 миллиардов малийских франков. С заключением соглашений его запланировали снизить до 3,5 миллиардов, но 1967/1968 финансовой год принёс дефицит в 6 миллиардов малийских франков. Дефицит внешнеторгового баланса сократился с 8,7 до 7 миллиардов [40], но это ещё не делало погоды.

         В 1962 году Модибо Кейта сказал «Мы начинаем великую битву» [41]. Эта битва была почти проиграна. Мали продолжала расплачиваться за идеализм благих намерений своего президента.

       Но сначала за унизительные соглашения с Францией и самому Модибо нужно было заплатить политическую цену.

               1. Российские исследователи писали: «Ухудшение в 1966 году валютно-финансового положения страны уже не ограничивалось экономической сферой. Она стала приобретать политическую окраску» [31].

               2. Мамаду аль-Бешир Голого родился в 1924 году в Куликоро. Окончил высшую начальную школу «Террасон де Фужер» в Бамако, Высшую нормальную школу «Уильям Понти» (1941 – 1944) и Африканскую школу медицины и фармакологии (1944 – 1948) в Дакаре. Служил в колониальной армии, затем работал врачом в Катибугу и других местностях Французского Судана. В 1953 – 1956 годах был сотрудником санитарной службы «Офис дю Нижер». Активист Суданского союза, член Национального политбюро, секретарь по вопросам прессы, выпускающий директор газеты «Эссор» и председатель Национального союза журналистов Мали (до 1968 года). В 1961 году выпустил свою первую книгу «Моё сердце – вулкан». Глава администрации министерства здравоохранения (1957 – 1958), верховный комиссар, затем председатель Государственного секретариата по вопросам информации [36].

     

    Глава 5. Юность саванны

         С первого дня Республики над заводями экономических и социальных проблем носились вихри политического энтузиазма. Ученица лицея «Аския Мухаммед» Бинту Сананкуа, как и многие городские юноши и девушки, жила жизнью всей планеты, а не только Сахеля, саванны и пойм Нигера.

    Способную девочку из деревни в районе Массина, на землях бывшей империи фульбе, привезли в столицу ещё при французах, когда ей было 15 лет. К восемнадцати годам Бинту уже закончила католический лицей «Нотр-Дам», стала бакалавром, и теперь продолжила своё образование.

    Потом она вспомнит это время: «Я принадлежала к той активной молодежи шестидесятых годов, которая требовала независимости и верила в будущее африканского континента. Я боролась в рядах малийской студенческой молодежи. С сотнями молодых малийцев всем сердцем оплакивала убийство Патриса Лумумбы на улицах Бамако, куда мы вышли, чтобы разоблачать это гнусное преступление, совершенное империализмом. Мы принимали участие в демонстрациях в поддержку освободительной войны Алжира и радовались его победе. Мы приветствовали рождение Организации африканского единства. Мы аплодировали Бен Белле и Хасану Il, когда они урегулировали пограничный конфликт своих стран на переговорах в Бамако. Мы вышли на улицы Бамако после падения президента Кваме Нкрумы, чтобы ещё раз разоблачать империализм. Мы участвовали в демонстрации против американских бомбардировок и войны, навязанных храброму народу Вьетнама. Я принадлежала к той категории малийской молодежи, которая серьёзно задавалась вопросом о подлинной революции» [1].

           Через много лет Бинту Сананкуа напишет книгу о конце этой эпохи...

           У малийской молодежи создавалось впечатление, что их страна – один из центров мирового прогресса, что мнение жителей Бамако, Сегу или Кайеса влияет на ситуацию в любом уголке мира.

    Да и сам президент особо благоволил молодым людям. Журнал «Jeune Afrique» позже писал: «Казалось, Кейта предпочитал их (молодых людей) динамизм и бескомпромиссность консерватизму и лени некоторых своих бывших соратников» [2].

         Первые советские журналисты, попавшие в Мали в 1961 году, встречали юношей и девушек в военной форме и зелёных беретах, осматривавших автомобили на перекрёстках, на переездах и просто на дорогах. Они искали контрабанду и останавливали скупщиков, заставляя их закупать товары только на рынках и только по государственным ценам [3].

         Это были молодёжные «бригады бдительности»1 (Brigades de vigilance). Они комплектовались из членов малийского комсомола – Молодёжи Суданского союза2 и возглавлялись инструкторами-командирами, которых назначали коменданты округов из числа младших офицеров армии, полиции и жандармерии, или отозванных из Франции военных [5]. Целью бригад, согласно регламенту, была борьба с контрабандой и спекуляцией, с нарушениями «правил приличия (вплоть до проверки свидетельств о браке у пар, пришедших в кинотеатр) и малийских законов», в том числе с детской преступностью, проституцией и нищенством [6].

         В бригадах бдительности молодое поколение получало возможность не только реагировать на события в мире, но и прямо влиять на многие стороны жизни своей страны. Молодёжь Суданского союза также координировала деятельность военизированной Гражданской службы, обязательной для всех, кто достиг призывного возраста – 21 года, и это дало Полин Фужер возможность писать о «структуре щупалец, созданной Суданским союзом» на всей территории Мали [7].

        К середине шестидесятых молодёжь стала, пожалуй, самой активной и мощной общественной силой в Мали. Это было неудивительно – средняя продолжительность жизни в Западной Африке и через десять лет будет составлять 35 – 40 лет [9], а в первые годы независимости в Мали она достигла всего 20 лет, в три раза меньше чем во Франции [10]. Больше половины населения были почти детьми [11], стариков же находилось немного.

         От действий молодёжи зависела обыденная жизнь сограждан. От её настроений зависели Молодёжь Суданского союза и профсоюзы, в то время как сама партия Суданский союз, основанная некогда школьными учителями из Бамако, стала частью бюрократического аппарата и теряла свою активность вместе с популярностью.

    Но молодёжь была неоднородна.

    В городах ещё с недалёких колониальных времён было заметно влияние западной культуры. Транзитная торговля несла через границы Сенегала и Берега Слоновой Кости европейские товары, модные журналы, виниловые диски. Были популярны твист, рок и афро-кубинские ритмы. В городах процветали молодёжные клубы, играли оркестры, девушки наводили европейский макияж, носили короткие платья с декольте и мини-юбки. Парни ходили с длинными волосами, завязывали на животе расстегнутую рубаху и надевали расклешенные брюки, которые здесь за фасон называли pattes d'elephant – лапы слона. Городские моды проникали и в деревню, шокируя старшее поколение: ежегодные поездки молодежи в сухой сезон на заработки в Бамако способствовали такой культурной интеграции.

       Но если модная молодёжь 1950-х, известная как zazous (стиляги), не привлекла к себе внимания государства, то нынешнюю, которую именовали yeye (йей), ждали тяжёлые удары.

    7 мая 1966 года Модибо Кейта выступил в центре обучения в Ниареле и дал сигнал к общенациональной кампании за исправление нравов в городах. В дело включилась правительственная газета «Эссор», которая рисовала йей склонными к насилию развратниками и пьяницами, которые носят нелепые одежды и орут на улицах, превращая их в подобие «обезьяньих питомников». Газета призывала молодёжных активистов заняться перевоспитанием подвергшихся заграничному влиянию и направить их энергию в полезное русло [12].

    Тем временем пропитанная левыми лозунгами активная молодёжь расценила финансовые соглашения как капитуляцию перед Францией, продажу независимости и повторение советского НЭПа [13].

    Возмущение требовало найти тех, кто толкнул страну на путь предательства.

         Не остались в стороне и профсоюзы, руководители которых, горячие головы, всегда были левее руководителей партии – в 1958 году лидеры Суданского союза едва уговорили их не голосовать против конституции Франции [14]. К тому же Трудовой кодекс Мали (Закон № 62-67/ А-М от 9 августа 1962 года) законодательно возлагал на профсоюзы, в том числе, и защиту «моральных интересов трудящихся»[15].

         1 мая 1967 года Генеральный секретарь Национального союза трудящихся Мали Фамади Сиссоко выступил на митинге и призвал проверить происхождение всех личных состояний, накопленных с 1957 года.

         «В то время как наши трудящиеся продолжают получать заработную плату на уровне 1957 года, – говорил он, – в то время, как они идут на жертвы для создания благоприятствующих социалистическому строительству условий, некоторые обогащаются на глазах. Подобная практика недопустима и нетерпима, потому что является важнейшим фактором демобилизации масс...» [16].

    Признание того, что за семь лет правления Кейта не улучшил жизни простых людей, походило на публичную пощёчину президенту. И возразить было нечего. Модибо приходилось выбирать: идти с левыми, которых он называл «попугаями марксизма» [17], или выступить против их справедливой критики.    

    Выбор был небогат, и президент предпочёл выждать время.

    Тем временем борьба за радикализацию молодёжи усилилась.

    4 мая 1967 года газета «Эссор» вновь обрушилась на юношей и девушек, пристрастившихся к модам и нравам Европы. Она писала о молодежном кризисе в Мали [18], называя йей «сатирами, нимфоманами, одержимыми, извращенцами». Для них даже было придумано понятие «сексуальная коррупция» [19].

         19 мая газета уже предлагала действенные меры против самих йей и всех, кто на них похож. Парней следовало стричь механической машинкой прямо на улице, девушек заворачивать в две набедренные повязки, снимать с них мини-юбки и выбрасывать в ближайшую урну [20].

    Майские рекомендации «Эссор» по борьбе с модной молодежью былине только услышаны, но и «перевыполнены». Атмосфера страха в Бамако стала ощутимой. К парням подходили на улицах бригады нравов и со словами «Почему вы так одеты, это антиреволюционно!», отводили их в тюрьму, где рвали одежду и брили наголо на сухую. Девушкам везло, если дело заканчивалось штрафом или даже порванным платьем. В худшем случае их ждало изнасилование. Правда, и это не останавливало некоторых модниц – они просто надевали бубу поверх мини-юбки.

    Молодых безработных отправляли трудиться на поля. Учебным комитетам школ и вузов вменили в обязанность разоблачать йей и предавать их политическому суду обычаев [21].

         На VI Национальной неделе молодёжи, которая проходила с 1 по 9 июля 1967года [22], молодёжь из Сикассо дала представление, где осудила моды йей, которые «портили нравы молодежи, учили безнравственности, злоупотреблению спиртным, сексуальным отношениям вне брака и грубости» [23].

    При этом почти четыре месяца Молодёжь Суданского союза и активисты профсоюзов не только третировали йей в рамках этой антизападной кампании, но и открыто критиковали партию, утверждая, что в неё пробралось много скрытых врагов.

    Ещё в конце июня, когда начался ивернаж – сезон дождей, в Бамако были распространены листовки с критикой левых в руководстве страны [24] и лидеры партии назвали их листовками «пораженческого и контрреволюционного характера» [25].

    Выступление правых, вклинившееся в кампанию левых против йей и коррупционеров, требовало ответа.

    Он последовал только 18 июля, когда на стадионе «Омниспорт» были собраны Народная милиция, бригады бдительности, армейские офицеры, молодёжь и пионеры [26]. Они потребовали очищения партии от перерожденцев и провозгласили Кейту «единственным вождём малийской революции» [27].

    Модибо Кейта ответил речью, в которой прозвучали новые мотивы:

    «Но я часто говорил вам и теперь повторяю: от вас зависит движение нашей Революции вперед. Молодежь всегда была нашим боевым авангардом, она всегда была железным копьём той трудной борьбы, которую наша Партия должна была вести, чтобы получить вначале нашу свободу, а затем повести нас по революционному пути экономического развития. Это роль авангарда, и важно, чтобы вы её играли в полной мере, будучи настоящим двигателем тех сражений, которые мы сегодня ведём, чтобы созидать! Это путь к нашему движению вперёд для осуществления наших экономических и социальных целей. История учит нас, что в любой революции найдутся люди, бывшие врагами режима, который будут размахивать флагом революции и сумеют таким образом подняться до ответственных политических или правительственных должностей. Наша страна и особенно Суданский Союз – РДА не могут избежать этого правила. Именно от вас, юные товарищи, милиционеры, члены бригад, зависит то, как мы будем выявлять, разоблачать спекулянтов и торговцев, разложившиеся кадры на любом уровне, какими бы они ни были, тех, у кого ослаб или погас революционный огонь, оппортунистов из высших классов, согласных со всем и в то же время ни с чем не согласных, защищающих исключительно свои личные интересы и которые завтра, не колеблясь, будут иметь дело с любым другим режимом. Не измеряйте риск таких действий, и в этом очищающем и революционном бою, достойном молодости, которая сумела сохранить нетронутым жар юного сердца и разума, вы безоговорочно поддержите Генерального секретаря Суданского союза – РДА, всех честных и преданных лидеров, необратимо приверженных действительному осуществлению нашего социалистического выбора. Но чтобы это произошло, молодежное движение само должно уничтожить свои язвы, нужно, чтобы кадры нашей Молодежи были смелыми борцами, не заинтересованными бойцами, активистами, у которых есть высокий идеал и которые способны, когда это необходимо, принести высшую жертву ради этого идеала. Именно такой ценой, юные товарищи, мы спасём нашу страну от нового империалистического завоевания, продолжим идти по социалистическому пути развития, выбор которого для Генерального секретаря Суданского союза – РДА и для Национального руководства является необратимым» [28].

    18 июля 1967 года стало началом так называемой Активной революции3 [29], захватившей страну на шестнадцать месяцев и один день4. Считали, что она была вызвана всё ещё нараставшим страхом руководителей Мали перед повторением событий в Гане[31].

           20 июля Модибо Кейта выступил на митинге трудящихся, организованном профсоюзами [33]. Он заявил, что без самосовершенствования людей революция погибнет [34] и призвал молодёжь и женщин докладывать ему лично, как Генеральному секретарю, обо всех реакционерах и контрреволюционерах [35].

           «Товарищи, – говорил он, – отныне в нашей работе нами должен управлять единственный лозунг: это – охота на врагов нашего выбора, охота на тех, кто отрицает или хочет скомпрометировать достижения нашей Революции, охота на тех, кто хочет создать замешательство в наших рядах; охота на тех, кто, под прикрытием более или менее демагогических заявлений, с которыми они, впрочем, сами не согласны, думает о том, чтобы таким образом усыпить наш народ, обмануть нашу бдительность, устраивается во все наши учреждения для того, чтобы иметь возможность в благоприятный момент предать наши двадцать лет борьбы, отмеченной многими жертвами, двадцать лет жестокой борьбы в защиту нашего достоинства и нашей независимости...» [36].

           Страх Аккры изменил многое: человек, заявивший после основания нового Мали, что «не может быть и речи о том, чтобы Республика Мали стала одновременно раем для одних и адом для других» [37] теперь открыто призвал к охоте на людей.

          Митинг выразил полную поддержку президенту и, что очень вероятно, вполне искренне потребовал развернуть борьбу против «купцов и спекулянтов, пытающихся поднять цены на товары первой необходимости, буржуазных элементов в партии и государственных органах, стремящихся повести страну по капиталистическому пути и установить диктатуру буржуазии» [38]. Участники обязались «находить, разоблачать и уничтожать всех дезертиров революции и даже тех, кто, хоть и является членом партии и занимает ответственные посты, ставит себя вне законов партии и государства и проявляет несогласие с режимом социализма в целом и с политикой социализма в Мали» [39].

         Логики в такой поддержке президента было немного: Модибо сам санкционировал соглашения с Францией, ему подчинялись проворовавшиеся чиновники, которых хотели сокрушить левые, и он, как руководитель, нёс ответственность за поведение своих подчинённых. Всё это были итоги его работы. Всё, против чего выступала молодёжь, олицетворял сам Модибо Кейта.

    Но один из биографов Кейты, Шейх Умар Диарра, так объяснил непоколебимость его позиций: «Именно естественная харизма облегчала его идентификацию с Партией, Народом и Нацией. Бесспорно, Модибо Кейта воплощал душу Мали. Его огромный престиж, его несомненная власть вытекали главным образом из его безупречного поведения и из его глубокой, непоколебимой веры в судьбу Мали» [40].

    Будущее показало, всё ли в этих утверждениях было правдой...

    А пока в Мали началась кампания за «внедрение нового стиля работы», за установление «диктатуры народа», которая должна была подавить тех, «кто паразитическим и эгоистическим образом жизни противопоставил себя народу». Тихую страну захлестнули манифестации под лозунгами «Единая партия – Суданский союз – РДА! «Один выбор – социалистический!» «Никаких ответственных постов тем, кто против народного выбора!» и показательные суды [41]. Сам 1967 год был провозглашён «Первым годом малийской революции» («l’an I de la revolution malienne»), молодёжь разоблачала на непрекращающихся митингах партийных и государственных работников, заподозренных в неприятии социализма, в коррупции или саботаже [42]. Их называли «уставшими от революции»5 («Fatigués de la revolution») [42], «запыхавшимися» («des essoufflés»), «притворившимися» («des camouflés»), теми, «у кого ослаб революционный огонь» («ceux chez qui la flamme révolutionnaire a pâli»).

    Bamako9

    Руководители, часто некомпетентные и коррумпированные, смещались повсеместно, а на смену им приходили те, кто демонстрировал свою радикальность и преуспел в демагогии. Зачастую это были молодые люди из Народной милиции. Но у прежних чиновников всё же был опыт, а новые лидеры были «без интеллектуального уровня, без политических убеждений, без уважения к традициям» [44].

    Как говорят в Англии: нет дороги длинней, чем дорога прямая. И, как сказала Жермена де Сталь: «Горе стране, которую ежедневно спасают!»

       Активная революция укротила коррупцию, но ухудшила управление страной.

         Из старой гвардии в руководстве остались только Махаман Алассан Айдара, Мамаду Диарра, Якубу Майга и Альхусейни Туре, но они не мешали левым и были верны Модибо. Такие ветераны партии, – их за глаза называли баронами, – как представлявшие разные районы страны Мамаду Сидибе (Кайес), Сунгало Кулибали и

    Идрисса Диарра (Бамако), Бирама Сидибе (Кати), Абдуллай Сенгаре (Куликоро), Драман Кулибали (Сегу) и Барема Бокум (Мопти) сошли с арены. Лишалась постов и председатель Женской комиссии Ауа Кейта, член Национального политбюро, депутат Национального собрания, когда то обеспечившая партии победу в Ньоно, Гао и Наре [45].

         В своей автобиографии она вспоминала о судьбе генерального секретаря округа Нара старшего лейтенанта Фабу Кейты. Первый активист Суданского союза в своём округе, ветеран Второй мировой, он был награждён военной медалью и пользовался всеобщим уважением. «В 1967 году,– писала Ауа, – он был отодвинут молодыми демагогами, которые только и делали, что вредили партии и стране» [46].

    Это было уже второе поколение местных руководителей, подвергшееся гонениям за неполное десятилетие: в 1959 кончилась власть нотаблей – местной аристократии [47], теперь пришёл черёд сменивших её партийных баронов, когда-то многим рисковавших для своей партии.

    Так своеобразно реализовалась резолюция по организационным вопросам VI съезда Суданского союза: «соблюдать правильный принцип работы: идти от масс, чтобы вернуться к массам» [48].

         Казалось, что на малийской политической почве всходили посевы Культурной революции, бушевавшей в тот год в Китае. Стало ли это простым копированием китайских событий и переносом идей Мао Цзэдуна на малийскую почву?

         Если и да, то не в полной мере.

       Было бы интересно сравнить процессы, происходившее одновременно в Китае и Мали, но это отдельная тема. В любом случае эти страны и их лидеры настолько отличались друг от друга, что причины, мотивации и ход событий в них не могли быть идентичны. Даже при поверхностном взгляде различия проявляют себя. Культурная революция в Китае шла от идеологических изысканий Мао и его иногда загадочных мотиваций, в Мали же Кейта явно маневрировал между партийными фракциями, пытаясь решить проблему финансов методом правых, а проблемы коррупции и снабжения методами ультралевых. Отряды хунвейбинов в Китае создавались уже в ходе революции, а бригады бдительности существовали в Мали с первых лет независимости. К тому же влияние КНР в Мали было хоть и значительным, но не ведущим.

           Как отметят российские исследователи «Кампания была шумной и крупномасштабной, но она проходила в рамках скорее формальной, чем фактической демократизации общества и государственной системы» [49]. «Режим М.Кейты искал и не находил выхода из тупика» [50].

         Впрочем, сам Модибо был вне критики, но в целом руководство критиковать было можно. Радио и пресса, включившиеся в кампанию осуждения реакции и контрреволюции, не забывали напоминать, что «революции без трудностей не бывает»[51].Таким образом, президент оказывался чист во всех отношениях, а насущные проблемы становились естественным продуктом революционного процесса, а вовсе не плодами его политики.

         В итоге молодёжные атаки обошли стороной президента и уничтожили, с его же подачи, правящую партию.

                 1. Бригады бдительности были спешно созданы осенью 1960 года для поддержания общественного порядка и охраны коммуникаций, так как разрыв с Францией обострил нехватку кадров в правоохранительных органах [4].

                2. Молодёжь Суданского союза охватывала юношей и девушек в возрасте от 18 до 25 лет. Они одновременно являлись и членами партии [8].

                3. Модибо Кейта в своей речи 21 августа 1968 года утверждал, что активная фаза революции началась 22 августа 1967 года [30]. Фактически же все принципы и призывы Активной революции содержались уже в речи от 18 июля.

                4. Летом 2017 года в Мали политическая платформа «Antè ABana» провела мероприятия, посвящённые 50-летию начала Активной революции 22 августа 1967 года [32]

                 5. Ещё в 1962 году Кейта применял это понятие и говорил, что «ни испугавшиеся борьбы, ни уставшие от неё – не помешают нашему движению вперёд» [43].

            

          Глава 6. Падение Суданского союза

           После июльских митингов и демонстраций наступивший август 1967 года, казалось, не предвещал серьёзных изменений на государственном уровне. Президент получил полную поддержку, Национальное собрание приняло новый бюджет [1], в СССР для обмена опытом была послана делегация руководящих работников Суданского союза, которая прибыла в Москву 4 августа [2].

         Но 22 августа 1967 года1 радио Бамако разнесло по стране голос Модибо Кейты. Он говорил о роспуске Национального политбюро2 Суданского союза, которое утратило, по его словам, доверие масс и способность вести за собой народ к заявленным целям. Теперь власть в партии и в стране полностью перешла к Национальному комитету защиты революции, практически бездействовавшему контрольному органу [3], составленному, в основном, из членов того же политбюро. Если раньше комитет обладал «полными полномочиями», равными полномочиям Национального политбюро, то теперь он получил «все полномочия и прерогативы» этого распущенного органа [4] (См. Приложение 1).

         Как выяснилось позднее, ещё 16 августа НКЗР принял решение распустить Национальное политбюро партии и взять власть [5]. Для чего понадобилось выжидать шесть дней до объявления об этом решении – неизвестно, да и само решение сейчас кажется слабо мотивированным. Лидерство Модибо в партии было неоспоримо, а полномочия распущенного Национального политбюро были безграничны.

         Политический секретарь Идрисса Диарра говорил на VI съезде Суданского союза: «Политбюро партии имеет абсолютный приоритет в определении общей политики» [6]. Все кандидатуры в Национальное собрание Мали, согласно ст. 21 устава Суданского союза, утверждались Национальным политбюро, хотя и выдвигались местными парторганизациями [7]. Член Национального политбюро Мадейра Кейта говорил: «отношения правительства с Национальным политбюро носит постоянный характер» [8]. Национальное политбюро собиралось еженедельно по вторникам под председательством Модибо Кейты и принимало решения по основным вопросам. Уже после этого, в среду собирался Совет министров, который принимал решения к исполнению [9].

         Вместо 18 членов Национального политбюро во главе партии теперь встали 12 членов НКЗР, а второй человек в политбюро правый («модерантист») Идрисса Диарра потерял свои позиции. НКЗР, в котором теперь были только деятели, лично преданные Модибо, стал единственным «высшим органом малийской революции» [11].

       В состав Национального комитета защиты революции3 кроме Генерального секретаря Суданского союза Модибо Кейты вошли:

    1. 1. Председатель Национального собрания Махаман Алассан Айдара4;
    2. 2. Комиссар Молодёжи Суданского союза Габу Диавара;
    3. 3. Министр юстиции и труда Мамаду Мадейра Кейта;
    4. 4. Начальник штаба армии полковник Секу Траоре;
    5. 5. Министр по особым поручениям при президенте республики, ответственный за оборону и безопасность Мамаду Диаките;
    6. 6. Генеральный секретарь Национального союза трудящихся Мали Мамаду Фамади Сиссоко;
    7. 7. Заместитель председателя Национального собрания Якуба Майга;
    8. 8. Председатель экономической и финансовой комиссии Суданского союза Сейду Бадьян Куяте;
    9. 9. Министр иностранных дел Усман Ба;
    10. 10. Член Бюро Национального союза трудящихся Мали Мама Кейта;
    11. 11. Ответственный за Молодёжь Суданского союза Давид Кулибали [13].

         Упразднение Национального политбюро партии потянуло за собой и упразднение местных политических бюро Суданского союза. В 42 секциях и 229 районных подсекциях их заменили Местные комитеты защиты революции (Comités Locaux de Défense de la Révolution (CLDR). В 9.758 низовых организациях партийные комитеты уступали власть Базовым революционным комитетам (Comités Révolutionnaires de Base (CRB) [15]. Таким образом, по всей вертикали формально избираемые партийные органы сменились чрезвычайными.

    Bamako10

         Созданный обсуждавшей причины переворота в Гане конференцией партийных кадров НКЗР, партийно-правительственный контрольный орган, не был предусмотрен уставом партии, и конференция не избирала его членов: их назначение стало прерогативой самого Генерального секретаря. Но изменений в устав вносить не стали. Кроме того, решать подобные вопросы должен был съезд Суданского союза, а он не собирался с 1962 года. Проходивший тогда VI съезд партии, как писала Бинту Сананкуа, «вместо того, чтобы стать съездом исправления и символом правды, стал съездом компромиссов» [16]. VII съезд должен был состояться ещё в 1965 году, но Модибо Кейта уклонился от его созыва. Тем временем в 1968 году уже подходил срок для очередного VIII съезда [17]. Таким образом, и создание НКЗР, и передача ему всей власти в партии нарушали её устав и были неправомерными. Получалось, что 12 человек в обход всех норм узурпировали власть в Суданском союзе.

         Что было целью такой замены, и каковы были её результаты?

         К единому мнению тут не пришли.

         И сейчас в Мали задаются вопросом: была это узурпация власти Модибо Кейтой или он следовал желанию «соблюсти чаяния народа» по просьбе молодёжи и профсоюзов? [18].

         Уже в наше время, в 2017 году, Даба Диавара, лидер Партии независимости, демократии и солидарности Мали, наследницы Суданского союза, писал, что решения 22 августа только подтвердили «приверженность обязательствам... создать независимое государство, призванное закладывать основы социалистической экономики». По его мнению, партия решила тогда начать сражение за будущее, поднять голову и продолжить линию, выраженную в провозглашении независимости, ликвидации французских военных баз и введении малийского франка [19].

    Российский историк С.С.Новиков видел другую картину. «Расширив за счёт верхушки Национального комитета руководящее ядро, – писал он, – М.Кейта в какой-то степени укрепил свою личную власть. Однако меры президента оказались лишь выигрышем времени» [20]. «Режим М.Кейты оказался неспособным к эффективной саморегуляции собственного поведения, тем более к решительным реформам». «Национальный комитет защиты революции своими действиями сковывал активность масс. Одновременно он ограничивал деятельность государственного административного аппарата. Более того, комитет не пользовался в массах авторитетом, поскольку был неконституционным, надпартийным органом и принимал решения, обычно входившие в компетенцию партийной конференции или съезда» [21].

         К тому же и через полвека не будет ясности, как далеко на самом деле простиралась личная власть Модибо Кейты. Управлял он процессами или маневрировал между группами своих сторонников, уступая их давлению; направлял события или плыл по течению? Прокладывали его слова политический курс или он только повторял то, что было политически выгодно в данный момент?

           Историк Бакари Камьян защищал Модибо: «Он был авторитарен только с виду, он был авторитарен, когда речь шла о том, чтобы что-либо осуществлять и о том, чтобы заставить кого-либо соблюдать правила, но он любил слушать других и, в случае необходимости, менял свою позицию» [22].

         Наиболее вероятно, что для контроля над политической ситуацией Модибо Кейта использовал разные варианты соломонова решения. Малийские авторы пишут, что Модибо выступал арбитром между левыми и правыми [23]. «Поддерживать правых, чтобы удовлетворить французов, манипулировать левыми, чтобы получить помощь от русских» – так характеризовал его политику Жильбер Комт [24]. Российские же авторы С.С.Новиков и Д.П.Урсу полагали, что в 1966 – 1967 годах «М. Кейта пытался достигнуть компромисса между различными социально-политическими силами, проводить более уравновешенную и реалистичную политику» [25]. «Некоторое время Кейте ещё удавалось играть роль арбитра и в партии, и в обществе, сохраняя, по крайней мере, внешне, их единство» [26].

         Впрочем, ещё в начале 1960-х способность президента управлять событиями ставилась под сомнение. Первый секретарь посольства СССР в Гвинее В.И.Иванисов сообщал наверх, что Модибо не был способен проводить самостоятельную политику и играл второстепенные роли в АДО сначала при Феликсе Уфуэ-Буаньи, а потом при Леопольде Сенгоре [27]. Посетивший в октябре 1960 года Бамако заместитель помощника госсекретаря США Лой Гендерсон считал Модибо Кейту умеренным политиком, зависимым от второго человека в стране, сторонника Восточного блока Мадейры Кейты и его «младотурок», которые расставили везде своих людей [28].

         Канадская исследовательница Полин Фужер из университета Шербрука, работавшая с архивами Мали, обнаружила в основном документы по экономическим вопросам и комплекты газеты «Эссор», да и то с 1961 года. Учитывая такое состояние источниковой базы, детали отношений внутри партийного руководства останутся тайной, так как протоколы заседаний Национального Политбюро или НКЗР, или другие партийные документы историки вряд ли когда-нибудь увидят. И сами участники этой борьбы уже ничего не расскажут: нет подробных мемуаров Модибо Кейты, Мадейры Кейты или Жана-Мари Конэ.

         Одним словом, вопреки латинской пословице слова улетели, а письма не осталось.

         Как бы то ни было, но разногласия между прокитайской и просоветской группами, левыми и умеренными были очевидны [29]. Помощь, принятая от Франции, расколола руководство страны и правящую партию. Её левое крыло выступило с резким осуждением финансовых соглашений и по инициативе Мамаду Диарры5 даже нелегально распространило листовку с резкой критикой президента [31].

         Радикалы требовали решительных шагов влево [32].

         К наиболее видным левым или, как их ещё называли, радикалам (radicaux) относили членов НКЗР, бывшего секретаря партии по административным и юридическим вопросам [33], министра юстиции (с 14 мая 1964 года) и труда (с 13 июля 1967 года) [34] Мамаду Мадейру Кейту, министра планирования

    Bamako11

    и сельскохозяйственной экономики, бывшего секретаря партии по экономическим вопросам [35] Сейду Бадьяна Куяте,   руководителя Молодёжи Суданского союза Габу Диавару, Генерального секретаря НСТМ Мамаду Фамади Сиссоко и не вошедшего в состав комитета политического комиссара Мамаду Диарру.

         Обладавший сильным характером Мадейра Кейта6, которого советник Сенгора Мишель Орильяк называл «грозный Мадейра» [36], когда-то мог стать первым человеком в соседней Гвинее. Но французы помешали ему, расчистив дорогу Ахмеду Секу Туре, о чём впоследствии пожалели. В Мали Мадейра Кейта удовольствовался второй ролью и на первую, похоже, не претендовал. Он был твёрдым сторонником социалистического выбора и ориентировался на СССР, который не раз посещал. Именно Мадейра Кейта подписал первые соглашения с Советским Союзом и выступил с приветственным словом на торжественном заседании в честь 50-летия Октябрьской революции в Москве. Он говорил: «Мы руководствуемся в своей работе ленинскими принципами» [38].

    Bamako12

    Мадейра Кейта настаивал и на необходимости перехода от национального антиимпериалистического фронта к способной построить социализм партии авангарда.

    Впрочем, заместитель заведующего Международным отделом ЦК КПСС Р.А.Ульяновский не считал Мадейру Кейту, прошедшего школу Французской коммунистической партии, как и других руководителей Мали, настоящими марксистами. «Но поспешно было бы принимать эти положения за марксистские», – писал он об их теоретизировании [39].

         Министр планирования и сельскохозяйственной экономики, бывший член Национального политбюро и секретарь по экономическим вопросам, автор прославляющей Активную революцию «Песни 22 августа» Сейду Бадьян Куяте7 [40] был врачом по образованию и писателем по призванию, но занимался вопросами экономики. Он в числе других обещал в первой пятилетке ежегодный экономический рост на 8% [41], а получил в среднем 2,2% [42]. В отличие от Мадейры Кейты Сейду Бадьян поддерживал тесные связи с КНР и ориентировался на китайскую политику. Он был известен своими теоретическими изысканиями, утверждал, что «строительство социализма не может осуществляться ни в единстве, ни легко» и предвидел, что «борьба, которая происходит в переходный период в странах, где имеются марксистско-ленинские партии, между партией и «другими» и которая ставит вопрос «кто кого», может переместиться внутрь массовой партии» [44].

       На теоретическом семинаре перед VI съездом партии он говорил: «Наше государство – государство членов бесклассового общества» [45]. Сейду Бадьян отвергал возможности внутренней социальной дифференциации, как несвойственные африканскому обществу. Он считал, что малийский пролетариат возникнет в далёком будущем, и только частный иностранный капитал станет единственным источником классообразования [46]. Впрочем, он думал, что социализм в Мали вообще не связан с руководящей ролью пролетариата [47].

    Bamako13

           Теоретическая самостоятельность Сейду Бадьяна Куяте шокировала советских учёных и идеологов. 25 января 1964 года Бадьян критиковал в разговоре с преподавателем политэкономии и философии Национальной административной школы Мали Ю.Н.Поповым не только самого директора Института Африки И.И.Потехина, за то, что тот не понимает условий Мали, где нет классов и классовой борьбы, но и новую Программу КПСС, говорившую о некапиталистическом пути развития, за «косвенное признание возможности третьего пути». «Создание условий для строительства социализма» уже «строительство самого социализма» – утверждал он [48]. Но поскольку в 1964 году, после конфликта КПСС и КПК, руководство Мали заверило СССР в своём нейтралитете в отношениях с социалистическими странами [49] изыскания Сейду Бадьяна Куяте не стали предметом открытой советской критики.

           Возглавлявший профсоюзы Мамаду Фамади Сиссоко не занимал солидных позиций в правительстве, как Мадейра Кейта, и не был теоретиком, как Сейду Бадьян Куяте. Зато за ним стояли молодые и горячие малийские профсоюзы. Сиссоко начал высекать искры Активной революции задолго до её начала. В марте 1966 года, после переворота в Гане, в докладе на заседании Центрального совета НСТМ он заявил: «Мы достигли того момента, когда проблема революционных кадров приобретает особую остроту» («Эссор». 18 марта 1966) [50] и призвал «поставить на все ответственные посты социалистические кадры, обеспечить систематическое социалистическое воспитание кадров и активистов» («Эссор». 18 марта 1966 года) [51].

         Принятая по его докладу резолюция Центрального совета НСТМ гласила: «Смещать со всех ответственных политических, административных, профсоюзных и экономических постов лиц, которые прямо или косвенно через своих супругов или других лиц участвуют в торговле или способны помешать репрессиям против торговцев» («Эссор». 19 марта 1966 года) [52].

    С 1965 года содействовал левым и член Политбюро, «умеющий производить хорошее впечатление, любезный, яркий, очень хороший оратор, но иногда жестокий» министр внутренних дел Усман Ба8. В 1966 году он стал министром иностранных дел и членом НКЗР [53].

    Bamako14

         Несколько особняком стоял Аттаер Майга9, «спокойный, обаятельный, но иногда раздражительный» отец малийского франка, занимавший пост министр торговли [54]. Более важный пост министра финансов он в 1966 году передал правому Луи Негру, но в сфере торговли волей-неволей продолжал проводить сомнительную политику левых.

         Правых в Мали называли умеренными (modérés), так же, как во Франции в период Великой революции именовали жирондистов, а затем фракцию Дантона, уничтоженную Робеспьером. После ухода из жизни основателя Суданского союза Мамаду Конате (1956 год) позиции умеренных ослабли [55]. Политический секретарь партии Идрисса Диарра, Доссоко Траоре и министр сотрудничества и технического содействия Амасире Н'Дуре ставили в пример развитие Берега Слоновой Кости, включённого в систему мировой экономики и получающего солидные доходы [56]. Идрисса Диарра отвергал коммунизм за его атеистическую направленность, так как почти все жители страны были верующими [57]. За сотрудничество с Францией выступали бывший глава правительства Жан-Мари Конэ, также отвечавший за экономику, и министр финансов Луи Негр10 который вёл переговоры с Францией и считал, что переоцененный курс малийского франка не соответствует интересам экономического развития Мали [59].

         Луи Негр, который вопреки фамилии был европейцем, и добился заключения злополучных для Модибо финансовых соглашений 1967 года.

    Bamako15

    Правые предлагали ликвидировать убыточные государственные предприятия, провести денационализацию, привлечь иностранный капитал, отменить монополию внешней торговли, расширить связи с Западом и Францией [60].

    Но с середины шестидесятых они стремительно сдавали позиции.

    Реорганизация правительства 15 сентября 1966 года стала роковой для модерантистов. Были отправлены в отставку министр внутренних дел Барема Бокум11 [61] и министр национального образования Абдуллай Сенгаре12 [62], «отец школьной реформы 1962 года» и «деколонизации умов», но также тесно связанный с Уфуэ-Буаньи [63].

    Bamako16

       Что касается Барема Бокума, то ещё в июне 1962 года возле общежития Московского автодорожного института был избит молодёжью его сын Мухум Бокум, и это наверняка не добавило министру иностранных дел симпатий к СССР [64]. Опальный министр сотрудничества и технического содействия Амасире Н'Дуре13 в октябре 1966 года был отправлен представителем в ЕЭС, Бельгию, Нидерланды, Люксембург и ФРГ в декоративном ранге министра-делегата [66]. Младший брат Идриссы Диарры министр труда Умар Баба Диарра14   [67], возглавивший своё министерство в ходе этой реорганизации, потерял свой пост 13 июля 1967 года – его передали по совместительству министру юстиции Мадейре Кейте.

    Bamako17

    Таким образом, в правительстве остались лишь двое правых. Из них выдвинулся только нужный для решения финансовых проблем с Францией Жан-Мари Конэ15, который стал вторым человеком в правительстве16, получив посты государственного министра, министра планирования и министра экономической координации [68]. Вторым умеренным был министр финансов Луи Негр. 22 августа 1967 года Идрисса Диарра, Барема Бокум и Жан-Мари Конэ были окончательно вытеснены из высшего политического руководства и не вошли в НКЗР [71]. Никого из «умеренных» в состав Национального комитета защиты революции не включили.

    Bamako18

    Тем временем, уже осенью 1967 года по стране пошли самодельные листовки и письма с предсказаниями «неминуемой экономической катастрофы». 25 сентября «Эссор» разъяснила согражданам, что эти предсказания идут от «клеветников, врагов режима и нашей революции» [72]. Только, что эти flatus vocis – сотрясения воздуха правительственной пропагандой меняли в экономической ситуации?

    Левые и правые обвиняли друг друга в доведении Мали до катастрофы и это столкновение было окрашено в личные и групповые амбиции [73]. При этом было очевидно, что Кейта принял сторону левых радикалов, за которыми стояли профсоюзы и молодёжная организация. У правых такой поддержки не было. Даже общественное мнение было не на их стороне.

         Но на стороне модерантистов была суровая экономическая необходимость, которая спасала их от полного уничтожения. Модибо, вызвавший ураган Активной революции, вынужден был оставаться зонтиком для последних правых, оставшихся в высших эшелонах власти.

    Недовольными остались все.

    Как писали в наши дни российские историки С.С.Новиков и Д.П.Урсу: «Левые были недовольны тем, что умеренные оставались на своих постах, а также отсутствием реальных действий против деятелей, отвергавших путь некапиталистического развития. Умеренных разочаровало то, что руководство не изменило политический курс в направлении либерализации, на что они рассчитывали. Уже обе стороны были недовольны недемократичными мероприятиями, прибегнув к которым М.Кейта провёл реорганизацию руководящих органов без созыва съезда партии, без консультаций с представителями массовых общественно-политических организаций» [74].

    Но в СССР новый курс Модибо Кейты был официально вне критики. «Национальный комитет защиты революции ныне смело вскрывает ошибки, допущенные в прошлом, проводит работу по оздоровлению деятельности партии Суданский союз – РДА» –писала «Правда» 22 сентября 1967 года [75]. Однако в те же сентябрьские дни сотрудники Института Африки Г.Кондратьев и Г.Максимова сделали прогноз: «В ближайшее время в Мали, вероятно, произойдут новые серьёзные события политического характера, ибо НКЗР не является – в силу своего неоднородного состава – более работоспособным органом, чем прежнее Национальное политбюро. Следует учитывать также, что фактический роспуск партии Суданский союз, несомненно, дезориентировал массы, а этим могут воспользоваться в своих интересах как прокитайски настроенные элементы (имеющие особенно сильное влияние на молодёжную организацию), так и офицеры армии и органов государственной безопасности, многие из которых весьма благожелательно относятся к Франции» [76].

    А пока серьёзным политическим событием оставалась Активная революция. В ходе неё появились, вопреки прежним теоретическим установкам, и лозунги классовой борьбы17 [77]. Если раньше партия Суданский союз отрицала существование в стране классового общества, то 29 ноября 1967 года «Эссор» опубликовала статью «По поводу борьбы классов». В ней говорилось: «Нет ничего более опасного, чем удобно придерживаться старого «припева»: «В Африке не существует ни классов, ни борьбы между ними, а имеются позитивные и негативные силы». Можно, без всякого сомнения, утверждать, что борьба классов уже существует» в Мали [78].

           В тот же день Модибо Кейта выступил перед массами народа на столичном стадионе и заявил, что «империализм усиливает нападки на наше единство, пытается создать неустойчивость и беспокойство в наших рядах», и заверял, что чистка и оздоровление в партии направлены на обеспечение народной демократии [80].

    Члены Национального комитета защиты революции совершали поездки в секции, где, в соответствии с инструкциями комитета устраивались собрания, на которых местные руководители выступали с самокритикой и выслушивали обвинения и критические вопросы молодых активистов. Собрания, как правило, заканчивались отставкой местных чиновников [81].

    В конце года была развёрнута новая кампания против коррупции, прозванная в народе «Операция Такси» (Operation Taxis) [82], в ходе которой изымались дорогие автомобили. «Операцию Такси» дополнила «Операция Вилла», также направленная против коррупции и спекуляций недвижимостью.

    Путь к справедливости, проложенный «Операцией Такси», обескураживал: за несколько месяцев молодые милиционеры сняли с конфискованных автомобилей и продали на чёрном рынке комплектующие, фары, колёса и даже двигатели [83].

         Народная милиция и бригады бдительности в деревнях и городских кварталах, под руководством местных комитетов «комсомола» брали под контроль вверенные им территории, зачастую подменяя не только силы охраны правопорядка, но и местную власть.

         И опять впору было задать президенту вопросы: почему молодые люди с улицы должны выполнять функции полиции и бороться с коррупцией? Почему не действует против неё судебная система? Где государственный контроль, который должен следить за деятельностью государственного аппарата? Есть ли они вообще? Ведь Председатель Правительства, согласно Конституции, «обеспечивает нормальную деятельность учреждений» (ст.ст.9,11). Чем же эти годы занимался сам Модибо, раз такие важные структуры государства не были выстроены, остались без руководства, без контроля и без развития?

         Но таких вопросов вслух не задавали.

         В начале следующего, 1968 високосного года по всей Мали прошли выборы первичных организаций Суданского союза, также призванные убрать с постов на местах «всех скрытых контрреволюционеров, коррупционеров, спекулянтов и казнокрадов». «Эссор» писала – «Национальный комитет защиты революции считает, что члены партии должны проявить свою заинтересованность, честность и объективность с тем, чтобы на руководящие посты в партии были избраны люди достойные, сознательные, смелые, способные выполнять стоящие перед нами трудные задачи» [84].

    Разрушение старой партии шло успешно, а данное 22 августа Модибо Кейтой обещание создать её новые структуры выполнено не было [85]. Более того, как заключил профессор Макан Мусса Сиссоко «партия стала инструментом кадилоносцев и трубадуров, неспособных быть избранными даже в своей деревне» [86].

         Партия, приведшая страну к независимости и охватившая её своими «щупальцами», разваливалась на глазах вопреки ожиданиям Модибо [87].

    1.  В.Г.Солодовников по каким-то причинам относил это выступление к 2 сентября 1967 года. Эту же дату приводят и авторы «Истории Мали» С.С.Новиков и Д.П.Урсу. Другие малийские и советские источники указывают на 22 августа 1967 года [3].
    2.  В состав Национального политбюро входили: 1. Генеральный секретарь. 2. Политический секретарь. 3. Секретарь по организационным вопросам. 4. Секретарь по административным и юридическим вопросам. 5. Секретарь по экономическим, социальным и культурным вопросам. 6. Секретарь по вопросам печати. 7. Генеральный казначей и его помощники. 10 комиссаров: два по международным вопросам, два по конфликтам, два по отчётности, 15. Комиссар по вопросам молодёжного движения 16. Комиссар по вопросам женского движения. 17. Комиссар по вопросам профсоюзного движения, всего 18 человек. Заседания Национального политбюро должны были проходить не реже раза в неделю, коммюнике о них публиковаться в «Эссор» [10].
    3.  Первоначально, с 1966 года, в состав НКЗР входили, помимо Модибо Кейты, Алассан Айдара, Габу Диавара, Мадейра Кейта, Мамаду Диаките, Секу Траоре и Мамаду Фамади Сиссоко. Последнее заседание комитета в этом составе состоялось 16 августа 1967 года [14].
    4.  Махаман Алассан Айдара родился 1 января 1910 года в Тимбукту. Окончил Высшую нормальную школу на острове Горе (Дакар), учитель. Преподавал, работал директором школы. Один из основателей Африканского демократического объединения, сподвижник Модибо Кейты. Сенатор Франции (1948 – 1959), Председатель Законодательного собрания Суданской республики (1958 – 1960), Председатель Национального собрания Республики Мали (с 1960 года) [12]. В 1962 году посетил СССР.
    5.  Мамаду Самбу Диарра родился в 1919 году. Окончил Высшую начальную школу «Террасон де Фужер» в Бамако и Высшую школу «Уильям Понти» в Дакаре. Работал бухгалтером в колониальной администрации Французского Нигера, участвовал в политической и профсоюзной деятельности. Депутат Законодательного собрания Суданской республики (1957 – 1960), Федеральной учредительной ассамблеи Федерации Мали и Федеральной ассамблеи Федерации Мали (1959 – 1960). Участник переговоров с Францией о предоставлении Мали независимости. С 1961 года член Национального политбюро Суданского союза и политический комиссар партии (с 4 июня 1961 года). С 1960 года делегат Национальной ассамблеи Республики Мали и мэр города Куликоро [30].
    6. 6. Мамаду Мадейра Кейта родился 11 января 1917 года в Курунинкото. Окончил школу в Кита, Высшую начальную школу «Террасон де Фужер» в Бамако, и Высшую нормальную школу «Уильям Понти» в Дакаре. Работал архивариусом-библиотекарем в аппарате управления Французской Западной Африки в Дакаре, затем в аппарате губернатора Французской Гвинеи в Конакри. В начальный период Второй мировой войны служил командиром пехотного взвода в полку сенегальских стрелков. Демобилизован после поражения Франции в 1940 году и продолжил работу в Гвинее, где основал гвинейский центр Французского института Чёрной Африки (ИФАН). Один из основателей Африканского демократического объединения, генеральный секретарь Демократической партии Гвинеи. В 1952 году переведён директором службы ИФАН в Дагомею. В 1956 году переехал во Французский Судан и вступил в партию Суданский союз, стал членом её Национального политбюро, а затем и министром внутренних дел и информации Суданской республики (16 апреля 1959 – 26 сентября 1960). Глава делегации Федерации Мали на переговорах с Францией о представлении её независимости. С 26 сентября 1960 года министр внутренних дел, национальной обороны и безопасности Республики Мали. Министр внутренних дел, информации и туризма (25 января 1961 – 14 мая 1964), затем министр юстиции (с 14 мая 1964 года). Глава делегации Суданского союза на XXIII съезде КПСС в 1966 году.
    7.  Сейду Бадьян Куяте (Нумбойна) родился 10 апреля 1928 года в Бамако. Изучал медицину в университете Монпелье (Франция), в 1955 получил докторскую степеньпо философии. Восемь лет отработал врачом в округе Бугуни. В 1957 году издал роман «В грозу». После реорганизации правительства Мали 17 сентября 1962 года стал министром развития. Секретарь по экономике Национального политбюро. До 23 августа 1968 был министром развития, затем министром по особым поручениям при президенте. Автор слов национального гимна Мали [43].
    8. 8. Усман Ба родился в Сегу в 1919 году. Учился в школе «Уильям Понти» и Медицинском колледже Дакара, где потом работал врачом. Один из первых активистов Африканского демократического объединения. Министр гражданской службы в первом правительстве Уэззина Кулибали в Верхней Вольте. Вернулся в Бамако, занял пост министра по особым поручениям при председателе правительства Суданской республики (31 декабря 1958 – 15 апреля 1959 года). До 21 августа 1960 года министр труда, государственной службы и социального обеспечения Федерации Мали. С 1962 года министр внутренних дел, информации и туризма Республики Мали. На последнем съезде партии был избран членом Национального политбюро и секретарём по вопросам печати.
    9.  Аттаер Майга родился в 1924 году в Бариа близ Гао. Окончил Высшую нормальную школу Уильям Понти в Дакаре, финансист. С 1942 года работал в агентстве Бурема, с 1944 года – в казначействе Сегу, с 1946 года сотрудник администрации. Министр финансов Суданской республики, затем Республики Мали (16 апреля 1959 – 14 мая 1964года), министр финансов и торговли (14 мая – 16 сентября 1964года), министр финансов (16 сентября 1964 – 15 сентября 1966 года), министр торговли (с 15 сентября 1966 года).
    10.  Луи Негр родился 16 апреля 1928 года в Бамако. Окончил лицей Федерба в Сен-Луи, затем Французскую национальную школу. Получил степень юриста и диплом по политической экономии в Парижском университете. Работал в Сенегале. В 1961 году приглашён в Мали, директор Малийского кредитного банка (1961 – 1962). Центрального банка Республики Мали (1962 – 1964), управляющий Центрального банка Мали. С 16 сентября 1966 года также министр финансов Мали [58].
    11. 11. Киссуру Барема Бокум родился 1 января 1914 года в Мопти. Окончил Нормальную школу «Уильям Понти» в Дакаре, работал бухгалтером. В 1946 году вступил в Африканское демократическое объединение, в 1956 году был избран мэром Мопти и депутатом Национального собрания Франции (до 1958). Сенатор Французского сообщества (1958 – 1959). Министр иностранных дел Республики Мали (20 января 1961 года – 16 сентября 1964 года), министр внутренних дел (16 сентября 1964 года – 15 сентября 1966 года).
    12.  Абдуллай Сенгаре родился 20 марта 1918 года в Куликоро. Окончил высшую начальную школу «Террасон де Фужер» в Бамако (1932 – 1936). Служил клерком административной, финансовой и бухгалтерской службы (1946 – 1954), секретарём администрации Французской Западной Африки (1954 – 1958). Один из основателей Африканского демократического объединения, первый главный редактор газеты «Эссор». Профсоюзный деятель. Министр государственной службы Французского Судана и Суданской республики (22 мая 1957 – 16 апреля 1959 года), министр национального образования Мали (16 апреля 1959 – 15 сентября 1966 года).
    13.  Амасире Н'Дуре родился в 1918 году в Йувару. Учился в Высшей начальной школе «Террасон де Фужер» в Бамако (1933 – 1936), служил в городском суде, в мэрии Бамако (1936 – 1945), а затем в аппарате губернатора колонии (1945 – 1947). В 1947 году получил юридическое образование и лицензию адвоката в Париже. Уехал в Берег Слоновой Кости, где работал адвокатом в Далоа. В 1957 году вернулся во Французский Судан, стал министром промышленности, торговли и транспорта (22 мая 1957 – 16 апреля 1959 года). Министр промышленности и торговли Суданской республики и Республики Мали (16 апреля 1959 – 14 мая 1964 года). Затем занял пост министра по особым поручениям при президенте республики, с августа 1964 года ответственный за сотрудничество и техническую помощь [65].
    14.  Умар Баба Диарра родился 30 декабря 1929 года в Бамако. В 1957 году получил высшее юридическое образование во Франции. По возвращении на родину стал директором кабинета министра государственной службы. Государственный секретарь по труду и общественным делам при заместителе председателя правительства Жане-Мари Конэ (16 апреля 1959 – 25 января 1961 года), Государственный секретарь по вопросам животноводства (25 января 1961 – 17 сентября 1962 года), Государственный секретарь по вопросам государственной службы и труду (17 сентября 1962 – 15 сентября 1966 года), министр труда Республики Мали (15 сентября 1966 года – 13 июля 1967 года).
    15.  Жан-Мари Конэ родился в Сикассо 5 октября 1913 года в семье сотрудника колониальной администрации и был старшим из 10 детей. Окончил начальную школу в Сикассо, высшую начальную школу «Террасон де Фужер» в Бамако (1929 – 1932) и Высшую нормальную школу «Уильям Понти» в Дакаре (1932 – 1935). Четыре года работал учителем в Гао, был директором школы в Куманду (1939 – 1942), учителем в Лулуни (1942 – 1948). Вместо с Модибо Кейтой основал в 1943 году журнал «Глаз Кенедугу». С 1946 года член Национального политбюро Суданского союза, был генеральным секретарём партии в Лулуни, генеральным советником в Сикассо. В 1948 – 1951 году работал директором школы в Бугуни и был снят с должности за дисциплинарные взыскания [69]. Заместитель председателя Правительственного совета Французского Судана (1957 – 1958), Председатель Правительственного совета Французского Судана (26 июля – 24 ноября 1958 года), Председатель Временного правительства Суданской Республики (24 ноября 1958 – 16 апреля 1959). Заместитель председателя Совета министров Суданской республики по вопросам юстиции и государственной службы (1960 – 1961), Государственный министр по вопросам планирования и координации экономической деятельности и министр планирования Республики Мали (17 февраля 1962 – 7 февраля 1968).
    16.  Конституционная реформа 20 января 1961 года упразднила пост заместителя председателя правительства и фактически заместителем стал государственный министр [70].
    17. После переворота в Гане к тезису обострения классовой борьбы пришли и в Гвинее. Резолюции VIII Национального съезда Демократической партии Гвинеи (осень 1967 года) указывали, что «необходимо различать классового врага» [79].

     

    Глава 7. Демонтаж Первой республики.

    Суданский союз как партия существовал лишь формально, но в октябре 1967 года советская делегация во главе с Первым секретарем Коммунистической партии Армении А.Е.Кочиняном передала ему в дар от КПСС здание Высшей партийной школы в Бамако [1]. Время приезда было выбрано не совсем удачно: лучше всего посещать Мали с декабря по февраль, в сухой сезон, когда климат напоминает крымский сентябрь, с той разницей что температура днём доходит до 35 градусов [2].

           Школа была построена по просьбе Модибо Кейты. В ответ на его призыв о «политической и идеологической помощи» 15 февраля 1965 года Секретариат ЦК КПСС принял решение «О мерах по оказанию идеологической помощи Суданскому союзу Республики Мали». КПСС не пожалела средств для Суданского союза: помимо строительства (в дар) и оснащения Высшей партийной школы на 300 учащихся, партия получила 6 автобусов с кинопередвижками и фильмами, 29 машин и 3 катера [3]. И этим помощь Суданскому союзу не исчерпывалась.

         Делегация Кочиняна отбыла в Бамако 12 октября 1967 года [4] и уже 13 октября была принята Модибо Кейтой [5]. 14 октября на торжествах по случаю открытия украшенной малийскими и советскими флагами школы Кочинян передал Суданскому союзу братский привет от ЦК КПСС. В церемонии участвовали руководящие партийные работники, члены правительства, депутаты парламента, представители общественности Бамако [6]. 17 октября посол СССР Л.Н.Мусатов дал приём в честь делегации Кочиняна. На нём присутствовали лидеры левых, члены НКЗР Якуба Майга, Мадейра Кейта, Усман Баи Габу Диавара, что говорило о расстановке сил в руководстве Мали [7]. 23 октября делегация Кочиняна вернулась в Москву [8].

       В новогоднюю ночь 1968 года Модибо Кейта выступил с обращением к нации, заявил, что выбор малийского народа в пользу социализма полностью себя оправдал и рассказал о значительных успехах в области экономики и социального обеспечения [9].  

           Тем временем споры в руководстве Мали становились всё ожесточеннее. Это поставило вопрос и о роспуске Национальной ассамблеи страны [10]. Вслед за партией пришёл черёд этого высшего органа государства.

         И раньше Суданский союз был фактически включен в систему государственного управления, дублируя конституционные органы, хотя конституция 1960 года этого не предусматривала. Её 3-я статья провозглашала свободу создания и деятельности партий. Избирательный кодекс Мали (Закон № 63-73 от 26 декабря 1963 года) уже прямо предусматривал многопартийность [11]. Но дело на практике обстояло совсем наоборот. Ещё в октябре 1959 года Мадейра Кейта, бывший тогда министром внутренних дел, заявил на митинге в Гао, что «партия и правительство, партия и администрация – это одно и тоже» [12]. Руководству Мали многопартийность виделась угрозой национальному единству и орудием племенной розни [13], что было реальностью в других африканских странах. К этому мнению склонялись руководители большинства бывших французских колоний. К примеру, Председатель Прогрессивной партии соседнего Нигера Бубу Хама в 1962 году прямо утверждал: «У нас нет и не должно быть оппозиции. У нас одно общество, нуждающееся в быстрой трансформации» [14].

    Но теперь в Мали единственная правящая партия была дезорганизована и сошла с арены, а Национальный комитет защиты революции не был предусмотрен Конституцией 1960 года. Созданный в рамках партии вопреки её уставу, комитет вообще не был государственным органом. Четырьмя высшими учреждениями Республики согласно Конституции являлись Правительство, Национальное собрание, Государственный суд и Высшая палата правосудия (ст.5). Передача власти в стране пятому органу, который даже не упоминался в Конституции, нельзя было назвать законным. Права на его создание у Кейты не было. Конституция, самое большее, позволяла ему самому править посредством издания ордонансов (ст.28), но только ограниченное время и под контролем парламента.

    Сами члены НКЗР не избирались населением, не назначались и не утверждались Национальным собранием, либо другим высшим государственным органом. Они были кооптированы самим Кейтой по его собственному усмотрению даже без издания ордонансов. И опять же, не в качестве президента, а в качестве Генерального секретаря партии.

         Председатель Правительства, гарант Конституции (ст.9) пренебрёг её статьями 24-37, обсуждением в Национальном собрании, перед которым был ответственен (ст.6), и конституционными поправками, которыми мог узаконить существование Комитета. А провести их было легко, так как парламент утвердил бы любое его новшество. Лишь Председатель Верховного суда Ибраима Саль пытался сопротивляться Кейте, однако Верховный суд при таком характере власти значил очень немного [15].

    Но Кейта ничего не сделал.

    И даже пошёл дальше по пути демонтажа конституционной системы основанной им республики.

          Однако какую роль играла в Мали Конституция если ещё не сложилась нация, суверенитет которой должна была реализовать республика. Что могли знать о Конституции неграмотные в своей массе крестьяне, и как бы они за неё переживали? Даже тираж главной газеты «Эссор» был всего 2.000 экземпляров на 4 миллиона населения страны [16].

         В Мали не нация создавала государство, а государство поставило перед собой цель создать нацию. И через четверть века учёные будут констатировать, что государственность в Африку привнесена с севера, а суверенитет такого государства невозможен, как невозможно и государство-нация [17]. Та же «Эссор» далеко заходила в отрицании европейских политических принципов, в том числе и свободы личности. Она писала 1 ноября 1965 года: «Быть рабом патриотизма, национализма, демократии, быть рабом своей деревни, своей страны, чтобы верой и правдой служить справедливому делу, – это не есть проявление неполноценности. Да, мы предпочитаем это рабство тому, которое поддерживает режим эксплуатации, собственников, рабство неоколониалистического, империалистического порабощения» [18].

         16 января нового 1968 года в Бамако на очередную ежегодную сессию Национального собрания съехались 75 депутатов 2-го созыва, избранных 12 апреля 1964 года по единому национальному списку Суданского союза. До окончания их четырёхлетнего мандата оставалось три месяца [19].

    Bamako19

         Здание собрания охранялось отрядами Народной милиции .

         Сразу после избрания президиума (бюро) Национального собрания [20] от имени общественных организаций, Национального союза трудящихся и Национальной комиссии Молодёжи Суданского союза слово взял один из лидеров левых депутат от Куликоро Мамаду Диарра. Он много цитировал Ленина и выражал полную поддержку Модибо Кейте, «единственному неоспоримому и несомненному руководителю нашего народа», «самому совершенному воплощению нашего социалистического выбора».    

         Затем Диарра перешёл к сути дела:

         «В некоторых административных округах депутаты были опозорены разоблачениями, задёрганы и даже отвергнуты широкими народными массами. Справедливо или нет – но это факт бесспорный и неоспоримый [...] и надо сегодня торжественно заявить, что мы не можем больше, безусловно, рассматриваться как подлинные народные представители и обсуждать [его проблемы] на своих местах и должностях. Мы не можем и не должны это делать. Единственное, что нам остаётся: уйти и отдать инициативу в массы» [21].

         Предварительное предложение поддержали депутаты Самба Сумаре и Мамаду Сарр. Затем от имени «пролетариата и его авангарда – рабочего класса» выступил Генеральный секретарь НСТМ Мамаду Фамади Сиссоко, который в общих чертах повторил то же самое [22]. Следом депутат Габу Диавара1 от имени Молодёжи Суданского союза внёс инициативу о самороспуске Национального собрания Мали. «Депутаты Национального собрания [...] – сказал он, – убежденные в том, что настоящий суверенитет принадлежит народу и только народу; уверенные, что вековая зрелость и мудрость нашего народа всегда вели его по пути величия и достоинства; намереваются отдать инициативу народу и возвращаются в массы».

    Bamako20

           В тот же день депутаты единодушно и послушно проголосовали за это предложение. Принятый закон официально «распускал Национальное собрание» («mise en vacance de l’Assemblée nationale»), начиная с 17 января 1968, и гласил:

         «Учитывая историческое решение НКЗР от 22 августа 1967 года о роспуске прежнего Национального политического бюро и всех дальнейших актов реконструкции органов Партии и государства; [депутаты] «Решают торжественно сложить свои мандаты депутатов в Национальном собрании и дать любые полномочия г. Модибо Кейте, председателю НКЗР и Главe государства, [в том числе]:

    1. 1. Право установить постановлением непрерывность законодательной власти пока не будут созданы новые парламентские учреждения;
    2. 2. Приступить к реконструкции всех учреждений Государства [23].

        Тут же председатель Национального собрания Махаман Алассан Айдара сказал коллегам: «Мои дорогие товарищи, начиная с завтрашнего дня вы прекращаете быть депутатами. Мы перестаём быть делегированными» («Mes chers camarades, à partir de demain, vous cessez d’être députés. Nous cessons d’être députés»).

         Затем Модибо Кейта, открыто радуясь этой коллективной отставке, заявил: «Я констатирую, что закон принят единодушно, Национальное собрание только что за это проголосовало. НКЗР немедленно подхватит власть. И как всегда, национальное руководство партии сделает главе государства предложения, чтобы было обеспеченно постоянное народное представительство». («Je prends acte de la loi qu’à l’unanimité, l’Assemblée nationale vient de voter. Le CNDR sera incessamment saisi. Et comme toujours, la direction nationale du parti fera au chef de l’Etat les propositions pour que puisse être assurée d’une manière permanente la représentation populaire») [25]

         Кейта взялся управлять с помощью ордонансов, как при чрезвычайном положении [26]. Ситуация напоминала историю с декретом от 19 августа 1807 года, когда Наполеон ликвидировал в империи представительный Трибунат, показав «что он не побоится убрать и все декорации» [27] Но здесь уместнее было бы вспомнить слова Цицерона, обращённые к брату Квинту:

         «Ты видишь: республика, сенат и достоинство – ничего этого не было ни в одном из нас».

         Всё это прямо противоречило 3-й статье Конституции, которая гласила: «Суверенитет принадлежит всему народу. Никакая часть народа, никакая отдельная личность не могут присвоить себе право осуществления суверенитета». Но дело представляли так, будто народ стал только ближе к управлению страной.

         Некоторая логика в этом просматривалась: Национальное собрание без особых дискуссий только утверждало решения Национального политбюро [28], а с его исчезновением отпадала нужда и в собрании. Но Конституция не предусматривала самороспуск Национального собрания. Оно могло быть распущено лишь в случае, если в течение 24 месяцев произошло два правительственных кризиса, но таких ситуаций не возникало и возникнуть не могло. К тому же, статья 37 предписывала провести новые выборы не позднее пятого воскресенья со дня роспуска, то есть до 18 февраля 1968 года.

           Но никаких выборов не было.

           На полную ликвидацию представительства Модибо Кейта ещё не пошёл. В понедельник 22 января 1968, в день, когда «Эссор» опубликовала, наконец, отчёт о последнем заседании Национального собрания [29], президент Модибо Кейта подписал ордонанс № 1/PG-RM об учреждении вместо Национального собрания Законодательной делегации или комиссии [30].

         25 января президент сформировал вместо парламента Законодательную комиссию2 (Délégation legislatives) из 28 членов, сосредоточив в своих руках и законодательную власть [31].

    Позднее в Мали роспуск парламента оценивали и положительно, считая это даже очень патриотичным актом, так как собрание стало фиктивным органом и не представляло больше интересов народа [33]. Ликвидацию парламента называли «Четвёртой и последней мерой против умеренных» и указывали, что парламентские выборы дали бы правым и вообще недовольным возможность реванша [34],

           Но с роспуском парламента становилась под вопрос и легитимность самого президента. В 1968 году должны были состояться очередные президентские выборы, а кандидатуру президента23 выдвигал Председатель Национального собрания после   консультаций с депутатами [35]. По статье 28 Национальное  собрание разрешало главе правительства некоторое время издавать ордонансы, которые Государственный (Верховный после реформы 1965 года) суд проверял на конституционность и которые утверждал парламент [38]. В компетенцию Высшего суда правосудия входило судить Председателя правительства и министров [39] по решению Национального собрания об обвинении [40].

         Впрочем, ещё декабре 1962 года на 1-й национальной конференции работников суда и прокуратуры Кейта заявил, что юстиция должна быть всецело на службе режима, а судьи не должны забывать, что они, прежде всего члены партии Суданский союз4 [41].

       Как бы плохо ни складывались дела, Модибо Кейта продолжал возвышаются над зарослями проблем как высокая и выносливая акация баландан, почитаемая народом за свою чудесную силу. Его культ расцветал. Цвёл на демонстрациях лозунг: «Одна партия: Суданский союз, один руководитель: Модибо Кейта, один выбор: социализм!» («Un seul Parti: l’USRDA, un seul guide: ModiboKeita, une seule option: le socialisme») [43]. Малийцы носили бубу с портретами президента, платки с надписями «Добрый день, мой президент!» [44]. В восхвалении президента активно участвовали преподаватели вузов и школ, в которых обязательным было изучение марксизма-ленинизма, а профессор Высшей нормальной школы депутат парламента Мамаду Сарр, отвечавший за идеологическое воспитание, назвал президента «наилучшим из малийцев». Культ активно подогревали «Эссор» и национальное радио. Кейту именовали президентом-надеждой, говорили, что «голос Модибо звучит во спасение» [45]. Дело, правда, не дошло до празднования его дня рождения как национального и партийного праздника или внесения в Конституцию статьи 8, освобождавшей Кейту от уголовной и гражданской ответственности, как это было в Гане при Нкруме [46].

       Как иронизировал когда-то Жан-Батист Карр: Plus ça change, plus c’est la même chose – Чем больше перемен, тем больше всё по старому.

         Туре Шейк Амала писал в своей диссертации: «В Республике Мали французская модель государственного правления, как бывшей её колонии, в действительности была воспроизведена лишь формально. Заимствование и прямая абсорбция форм представительной демократии метрополии привела к тому, что в Мали, как и в большинстве стран Африки, не нашлось адекватной политической среды – не только гражданского общества, но и современного плюралистического сознания, что и привело к уникальному правовому состоянию, когда институт главы государства приобрёл такие специфические черты, которые свойственны патриархальному обществу» [48].

         Западная политическая система всё глубже погружалась в местную почву, но полный контроль над государственными и партийными органами позволил Модибо Кейте продолжать финансовое оздоровление.

                  1. Габу Диавара родился 17 августа 1929 года в Кайесе. Финансист, активист Суданского союза. С 1958 года ответственный за Молодёжь партии, с 1960 года Генеральный секретарь Национального союза молодёжи Мали. С 23 августа 1968 года министр-делегат при президенте республики [24].

    1.  Согласно п.2 ордонанса от 22 января в Законодательную комиссию вошли: Махаман Алассан Айдара, Якубу Майга, Алиун Сиссоко, Ибраима Санго, Кунади Траоре, Амаду Тьой, Мохамед Силла, Юсуф Дембеле, Тжикура Кулибали, Доссоло Траоре, Габу Диавара, Алассан Туре, Мамаду Фамади Сиссоко, Мамаду Сарр, Тьекура Конате, Мамаду Дукуре, Сега Сиссоко, Факуру Кулибали, Мамаду Диарра, Самба Сумаре, Тьефен Коне, Дауда Траоре, Кассим Дисса, Фарабе Камате, Пате Туре, Амаду Майга, Альхусейни Туре, Мухаммед Аль Аг Ассалех [32].
    2. 13 марта 1965 года был принят конституционный закон № 65-I/AN-RM. До этого статья 9 Конституции гласила, что Председатель правительства является главой государства [36]. Полномочия председателя Совета министров были главными, прерогативы президента второстепенными, представительскими. Новая статья 9 объявляла президента гарантом Конституции и нормального функционирования институтов государства [37].
    3.  Н.С.Мерзляков назвал руководство и контроль партии всей общественной и государственной жизни страны «основополагающим демократическим принципом государственного строя» Мали [42]

     

     Глава 8. На финишной прямой

    Средства Франции и МВФ уже 5 мая 1968 года позволили сделать малийский франк конвертируемым, а дефицит бюджета сократился с 7 миллиардов малийских франков в 1966/67 финансовом году до 3,5 миллиарда малийских франков в 1967/68 году. Но вывезенные капиталы не спешили возвращаться в страну, а контрабанда скота в соседние страны продолжалась [1] .

    В мае министр юстиции Мадейра Кейта в интервью Эссор так разъяснил позицию руководства в отношении финансовых мер: «Мне задавали вопрос относительно франко-малийских финансовых соглашений. В этой связи надо сказать, что в случае нашего развития, нашей своеобразной ситуации мы можем оказаться вынужденными заключать соглашения как с социалистическими странами, так и с капиталистическими. При этом воля нашей партии, нашего правительства остаётся прежней: продолжать социалистическое строительство. Мы заключили эти соглашения с Францией как раз потому, что мы думаем, что это даёт нам средства продолжить строительство социализма с большими шансами на успех» [2].

    За три месяца до этого, 7 февраля 1968 года Модибо Кейта по каким-то причинам оставил посты министра обороны и министра экономического развития, которые занимал с 15 сентября 1966 года, и остался только председателем правительства. Сложно сказать, почему в условиях нараставший концентрации власти в его руках Кейта выпустил из рук прямой контроль над обороной и экономикой. Возможно, он считал свои позиции непоколебимыми, возможно это был очередной манёвр в сторону левых, как это было в других случаях. Сделавший своё дело государственный министр по иностранным делам и сотрудничеству Жане-Мари Конэ потерял свои позиции, переместившись со второго на пятое место. Он сохранил только пост министра планирования, оказавшись позади самого президента, министра юстиции Мадейры Кейты, министра иностранных дел Усмана Ба и Мамаду Диаките, нового ответственного за оборону и безопасность. На отобранный у Конэ пост министра экономической координации назначили левого Бакаре Диалло. Салах Ниаре стал государственным секретарём при президенте, ответственным за сельское хозяйство, энергетику и индустрию [3].

    Но ровно через месяц, 7 марта, с началом жаркого сезона Модибо в своём циркуляре обрушил критику на левых «попугаев марксизма» (perroquets du marxisme) и осудил «революционное шарлатанство, догматизм и сектантство» (le charlatanisme révolutionnaire, le dogmatisme et le sectarisme) [4]. Скорее всего, это была попытка восстановить равновесие между фракциями перед введением конвертируемости франка и не допустить атаки радикалов, после которой президент мог попасть под их полный контроль.

    Но следующий шаг был снова в сторону могущественных левых. Техническая реорганизация 23 июля 1968 года, проведённая Кейтой во время отдыха в Сочи, ещё раз подняла их статус – Габу Диавара, Сейду Бадьян Куяте и Якубу Майга получили посты министров-делегатов при президенте. Опять прагматиков сменили идеологами [5].

    В середине марта, когда температура в тени дошла до 45 – 47 °, Нигер обмелел, ГЭС стала давать перебои и начал плавиться асфальт, в Бамако открылась Выставка достижений народного хозяйства Мали. Главными на ней были павильоны с продукцией государственных обществ и государственных предприятий: овощные и фруктовые соки, продукция овощеводства, животноводства и рыбного хозяйства реки Нигер. В экспозициях вместе с африканскими арахисом, милем, манго и папайей были представлены европейские арбузы, дыни, клубника, помидоры и морковь [6].

         Несмотря на все расходы, промышленная продукция в Мали оставалась делом будущего...

           Но не всё и в сельском хозяйстве Мали было так прекрасно, как на выставке. Через три месяца, 19 июня 1968 года, в начале нового сезона дождей, в Оулоссебугу начались крестьянские волнения против «добровольных налогов», общественных работ и обязательных поставок сельхозпродукции. С волнениями быстро справились, но глухое крестьянское недовольство останется фоном для событий, которые неожиданно развернуться ровно через пять месяцев [7].

         Несмотря на это, и на то, что иностранные наблюдатели критически оценивали положение в Мали, Модибо Кейта, похоже, был совершенно уверен в своих силах и много времени уделял активной внешнеполитической деятельности. В июле 1968 года он отправился на отдых в Сочи, в СССР1, поездку в который в 1962 году назвал паломничеством к живительному источнику [8]. Он взял с собой первую (у Модибо было три жены) жену Мариам Травеле, министра иностранных дел Усмана Ба, молодёжного лидера Габу Диавару, начальника Генерального штаба полковника Секу Траоре и генерального директора «Офис дю Нижер» Ламина Траоре [9].

         Его встречали и провожали заместитель Председателя Президиума Верховного Совета СССР Я.Э.Калнберзин и секретарь Президиума М.П.Георгадзе. Только на торжественном завтраке 13 августа Модибо встретился с членом Политбюро ЦК КПСС заместителем Косыгина К.Т.Мазуровым и кандидатом в члены Политбюро Б.Н.Пономарёвым, отвечавшим, в том числе за связи со странами социалистической ориентации [12].

         Таким образом президент не получил приёма на самом высшем уровне, но советская пресса продолжала отзываться о процессах в Мали доброжелательно (см. Приложение).

         После коротких переговоров, которые Модибо предоставил вести Ба, Диаваре и Траоре [13], он 14 августа вылетел из Внуково в Мали [14].

         Его возращение в Бамако было триумфальным: около ста тысяч человек встречали Модибо на раскалённом красном поле аэродрома и бежали на восток за президентским кортежем до самого дворца в Кулубе [15]. После этого бурного приёма Кейта сказал: «Пыл и энтузиазм встречи дали пощечину империалистам и их агентам, которые каждый месяц предсказывают события в Мали» [16].

       21 августа Модибо выступил по радио Бамако с речью по случаю годовщины начала «активной фазы революции», и в Москве газета «Известия» перепечатала в короткой заметке его слова: «Всем должно быть ясно, что наша партия Суданский союз решительно и бесповоротно встали на путь социалистического строительства» [17].

           Но время показало, что массовая народная поддержка оказалась иллюзией. Бернар Нанте позже писал «Даже если имидж Модибо Кейты за пределами Мали был недосягаем, экономические затруднения, растущая бюрократизация и плохое административное управление были препятствием участию большей части крестьянских народных слоёв. Создание всемогущей милиции, ненавидимой народом, и удаление некоторых из своих соратников сделало из него одинокого человека, когда военные взяли власть» [18].

         «В своем дворце Кулуба, построенном на холме, Модибо Кейта воспринимает волнение Бамако как далекий шум» (Dans son palais de Koulouba construit sur une colline, Modibo Kéïta écoute l’agitation de Bamako comme une rumeur lointaine) — напишет французский журналист Жильбер Комт [19].

           Может быть Кулуба и стала для Кейты новой горой Лаферрьер, где он, как король Анри Кристоф2, изолировал себя от реальности. Но чтобы составить заговор в его окружении своих графа Лимонада и герцога Мармелада не нашлось [20]. На политической сцене у Модибо Кейты не было соперников, пусть сцена и была оживлённой. Но выступавшие открытой оппозицией Фили Дабо Сиссоко и Аммадун Дико давно лежали в могилах. Так что Кейте, как Периклу, следовало опасаться собственных ошибок, а не происков врагов.

       13 мая 1964 года президент, говоря о неизбежном крахе колониализма, процитировал Национальному собранию Мали слова Алексиса де Токвиля: «Когда реальная власть потеряна, стремиться сохранить её видимость – значит играть в опасную игру. Видимость силы может на какое то время поддержать немощное тело, но, в конце концов, оно всё таки падаёт» [21].

         Теперь это относилось к нему самому.

         Между тем летом Законодательная комиссия была распущена.

         Национальный комитет защиты революции тоже остался один на один со страной.

     

                1. Визит в СССР проходил с 16 июля [10] по 14 августа 1968 года [11]

                2. Анри Кристоф (1767 – 1820) король Гаити (1811 – 1820). Граф Лимонад и герцог Мармелад – реальные исторические личности.

     

     

     

    ИСТОЧНИКИ ПО ГЛАВАМ

    [1] Алексеев Ю. Мали. 309// Ежегодник БСЭ 1969

     

    Часть первая.

    Спуск с Кулубы

          

    1. 1. Социализм Модибо Кейты

    [1] Модибо Кейта. Речи и выступления. М. 1964. С.15

    [2] Новое время. 1961. № 19 С.32.

    [3] Эльчибекян М.А. Борьба народа Республики Мали за политическую и экономическую независимость // Борьба народов против колониализма. М. 1965. С.197

    [4] Международный ежегодник Политика и экономика. 1962. С.148

    [5] Радченко Г.Ф. Республика Мали. М.1969. С. 239

    [6] Радченко Г.Ф. Республика Мали. М.1969. С. 239

    [7] Радченко Г.Ф. Республика Мали. М.1969. С. 35

    [8] Страны и народы. Западная и Центральная Африка. М.1979. С.51

    [9] Мазов С.В. Политика СССР в Западной Африке. 1956 – 1964. Неизвестные страницы истории холодной войны. М. 2008. С. 125.

    [10] Владимирова К.В. Жалнин В.В. Республика Мали. М. 1970. С. 63

    [11] Страны и народы. Западная и Центральная Африка. М.1979. С. СС.48 – 49.

    [12] Данилов П.П. Светлов В.С. Мали. М. 1970. С.107

    [13] Модибо Кейта. Речи и выступления. М. 1964. С.145

    [14] Кондратьев Г.С. Путь Мали к независимости. 1945 – 1960. М., 1970, С. 158

    [15] Francis G.Snyder, «The political thought of Modibo Keita» // The Journal of Modem African Studies, Vol.5, No.1, Mai 1967, p.83.

    [16] Мазов С.В. Политика СССР в Западной Африке. 1956 – 1964. Неизвестные страницы истории холодной войны. М. 2008. С. 266

    [17] Ежегодник БСЭ 1966. С.310

    [18] Новиков С.С., Урсу Д.П. История Мали в новое и новейшее время. М. 1994. С.162

    [19] Данилов П.П. Светлов В.С. Мали. М. 1970. С. 46

    [20] Данилов П.П. Светлов В.С. Мали. М. 1970. С. 46; Qui Était modibo keita ? Un homme hors du commun. Modibo Keita.

    [21] Советская историческая энциклопедия. т.8. С.971

    [22] Bintou Sanankoua La chute de Modibo Keita. — Paris.: Editions Chaka, 1990.  Introduction

    [23] http://mali-web.org/politique/les-medailles-dor-de-lindependance-dans-lhonneur-et-le-courage

    [24] Витухина Г.О. Мали. М. 1987. С. 96

    [25] Кондратьев Г.С. Путь Мали к независимости. 1945 – 1960. М., 1970, С. 34

    [26] Владимирова К.В. Жалнин В.В. Республика Мали. М. 1970. С. 27

    [27] Кондратьев Г.С. Путь Мали к независимости. 1945 – 1960. М. 1970, С. 24

    [28] Данилов П.П. Светлов В.С. Мали. М. 1970. С.65

    [29] Данилов П.П. Светлов В.С. Мали. М. 1970. С.66

    [30] Радченко Г.Ф. Республика Мали. М.1969. С. 202

    [31] Витухина Г.О. Мали. М. 1987. С. 96

    [32] Данилов П.П. Светлов В.С. Мали. М. 1970. С.127

    [33] Кондратьев Г.С. Путь Мали к независимости. 1945 – 1960. М., 1970, С.29

    [34] Витухина Г.О. Мали. М. 1987. С. 92

    [35] Данилов П.П. Светлов В.С. Мали. М. 1970. С.58

    [36] Владимирова К.В. Жалнин В.В. Республика Мали. М. 1970. С. 38

    [37] Владимирова К.В. Жалнин В.В. Республика Мали. М. 1970. С. 39

    [38] Владимирова К.В. Жалнин В.В. Республика Мали. М. 1970. С.40

    [39] Советская историческая энциклопедия Т.8. С. 971

    [40] Витухина Г.О. Мали. М. 1987. С. 92

    [41] Новиков С.С. Малийский социализм: вожди и массы – проекты и результаты // Африка глазами современников и историков. М. 1998. С. 242

    [42] Владимирова К.В. Жалнин В.В. Республика Мали. М. 1970. С.45

    [43] Республика Мали. Справочник. М. 1977. С. 97; Новиков С.С., Урсу Д.П. История Мали в новое и новейшее время. М. 1994. С.168).

    [44] Витухина Г.О. Мали. М. 1987. С. 95

    [45] Международный ежегодник Политика и экономика.1962. С.227

    [46] Новиков С.С., Урсу Д.П. История Мали в новое и новейшее время. М. 1994. С.177; Владимирова К.В. Жалнин В.В. Республика Мали. М. 1970. С.19

    [47] Владимирова К.В. Жалнин В.В. Республика Мали. М. 1970. С. 69

    [48] Данилов П.П. Светлов В.С. Мали. М. 1970. С.40

    [49] Модибо Кейта. Речи и выступления. М. 1964. С.19

    [50] Модибо Кейта. Речи и выступления. М. 1964. С.69

    [51] Данилов П.П. Светлов В.С. Мали. М. 1970. С.93

    [52] Данилов П.П. Светлов В.С. Мали. М. 1970. С.88

    [53] Новиков С.С., Урсу Д.П. История Мали в новое и новейшее время. М. 1994. С.176

    [54] Владимирова К.В. Жалнин В.В. Республика Мали. М. 1970. С. 79

    [55] В.Михеев. Мали // Ежегодник БСЭ. 1968. С.322

    [56] Экономическое и политическое положение стран Африки в 1962-1963 гг. М. 1965

    [57] Мерзляков Н.С. Становление национальной государственности Республики Мали. М. 1966. С. 68

    [58] Кондратьев Г.С. Путь Мали к независимости. 1945 – 1960. М., 1970, С. 143

    [59] Новиков С.С., Урсу Д.П. История Мали в новое и новейшее время. М. 1994. С.186

    [60] Daba Diawara. 22 Août 1967-révolution active : Témoignage d’un héritier ! http://news.abamako.com/h/168746.html

    [61] Новиков С.С. Малийский социализм: вожди и массы – проекты и результаты // Африка глазами современников и историков. М. 1998. С. 243

    [62] Qui Était modibo keita ? Un homme hors du commun. Modibo Keita.

    [63] Радченко Г.Ф. Республика Мали. М.1969. С. 122

    [64] Модибо Кейта. Речи и выступления. М. 1964. С. 241

    [65] Владимирова К.В. Жалнин В.В. Республика Мали. М. 1970. С. 67

    [66] Новиков С.С., Урсу Д.П. История Мали в новое и новейшее время. М. 1994. С.178

    [67] Новиков С.С., Урсу Д.П. История Мали в новое и новейшее время. М. 1994. С.184

    [68] Данилов П.П. Светлов В.С. Мали. М. 1970. С.128

    [69] Данилов П.П. Светлов В.С. Мали. М. 1970. С.129

    [70] Новиков С.С., Урсу Д.П. История Мали в новое и новейшее время. М. 1994. С.177

    [71] Afrique nouvelle, 11.10.1962

           Глава 2. Зеркало Аккры.

    [1] Кирпиченко В.А. Разведка: лица и личности. М. 1998. С. 386

    [2] Мирский Г.И. «Третий мир»: общество. Власть, армия. М.1976 С. 63

    [3] Мирский Г.И. «Третий мир»: общество. Власть, армия. М.1976 С. 142

    [4] Страны и народы. Западная и Центральная Африка. М.1979. С. 1979. С.12

    [5] Страны и народы. Западная и Центральная Африка. М.1979. С.124

    [6] Ежегодник БСЭ 1966. С.243

    [7] Ежегодник БСЭ. 1965. С.239

    [8] Мирский Г.И. «Третий мир»: общество. Власть, армия. М.1976 С.143

    [9] Ежегодник БСЭ 1966. С. 243

    [10] Ежегодник БСЭ 1966. С.243

    [11] Мирский Г.И. «Третий мир»: общество. Власть, армия. М.1976 С. 148

    [12] Мирский Г.И. «Третий мир»: общество. Власть, армия. М.1976 С. 27

    [13]. Мазов С.В. Кваме Френсис Нвиа Кофи Нкрума // История Африки в биографиях. М. 2012. С.621

    [14]. Страны и народы. Западная и Центральная Африка. М.1979. С.119

    [15] The Daily Telegraph. 24.02.1967

    [16] Мирский Г.И. «Третий мир»: общество. Власть, армия. М.1976 С. 350    

    [17] Новиков С.С. Малийский социализм: вожди и массы – проекты и результаты // Африка глазами современников и историков. М. 1998. С. 249

    [18] Institutions politiques : Les démissions les plus célèbres au Mali

    https://www.maliweb.net/politique/institutions-politiques-les-demissions-les-plus-celebres-au-mali-2745113.html

    [19] Bintou Sanankoua. La chute de Modibo Keita. — Paris.: Editions Chaka, 1990. С.163; Новиков С.С. Малийский социализм: вожди и массы – проекты и результаты // Африка глазами современников и историков. М. 1998. С. 249

    [20] Le «coup» de Bamako // Jeune Afrique № 412 . 25.11. 1968.

             Глава 3. Повторение пройденного.

    [1]. Новиков С.С., Урсу Д.П. История Мали в новое и новейшее время. М. 1994. С.193

    [2] Советская историческая энциклопедия. Т.8. С. 971

    [3] Витухина Г.О. Мали. М. 1987. С. 90

    [4] Данилов П.П. Светлов В.С. Мали. М. 1970. С.86

    [5] Витухина Г.О. Мали. М. 1987. С. 91

    [6] Данилов П.П. Светлов В.С. Мали. М. 1970. С.129

    [7] Новиков С.С., Урсу Д.П. История Мали в новое и новейшее время. М. 1994. С.188

    [8] Владимирова К.В. Жалнин В.В. Республика Мали. М. 1970. С. 72

    [9] Новиков С.С. Малийский социализм: вожди и массы – проекты и результаты // Африка глазами современников и историков. М. 1998. С. 242

    [10] Новиков С.С. Малийский социализм: вожди и массы – проекты и результаты // Африка глазами современников и историков. М. 1998. С. 243

    [11] Новиков С.С. Малийский социализм: вожди и массы – проекты и результаты // Африка глазами современников и историков. М. 1998. С. 244

    [12] Владимирова К.В. Жалнин В.В. Республика Мали. М. 1970. С.55

    [13] Республика Мали. Справочник. М. 1977. С. 9, 21

    [14] Doublement de la capacité de la centrale hydroélectrique de Sotuba : Le ministre Malick Alhousseinilance les travaux.Publié le vendredi 9 fevrier 2018 | Le Tjikanhttp://news.abamako.com/h/180673.html

    [15] Doublement de la capacité de la centrale hydroélectrique de Sotuba : Le ministre Malick Alhousseinilance les travaux.Publié le vendredi 9 fevrier 2018 | Le Tjikanhttp://news.abamako.com/h/180673.html

    [16] Данилов П.П. Светлов В.С. Мали. М. 1970. С.89

    [17] Витухина Г.О. Мали. М. 1987. С. 110

    [18] Витухина Г.О. Мали. М. 1987. С. 104

    [19] Республика Мали. Справочник. М. 1977. С. 16

    [20] Данилов П.П. Светлов В.С. Мали. М. 1970. С.88

    [21] Данилов П.П. Светлов В.С. Мали. М. 1970. С.108

    [22] Витухина Г.О. Мали. М. 1987. С. 71

    [23] Витухина Г.О. Мали. М. 1987. С. 103

    [24] Данилов П.П. Светлов В.С. Мали. М. 1970. С.94

    [25] Данилов П.П. Светлов В.С. Мали. М. 1970. С.94

    [26] Данилов П.П. Светлов В.С. Мали. М. 1970. С.140

    [27] Кондратьев Г.С. Путь Мали к независимости. 1945 – 1960. М., 1970, С.142    

    [28] Дементьев Ю.П. Республика Мали. М.1962. С. 24

    [29] Васянин А. Республика Мали. М.1963. С.45

    [30] Модибо Кейта. Речи и выступления. М. 1964. С.244

    [31] Данилов П.П. Светлов В.С. Мали. М. 1970. С. 130

    [32] Daba Diawara. 22 Août 1967-révolution active : Témoignage d’un héritier ! http://news.abamako.com/h/168746.html

    [33] Данилов П.П. Светлов В.С. Мали. М. 1970. С.130

    [34] Данилов П.П. Светлов В.С. Мали. М. 1970. С.131

    [35] Модибо Кейта. Речи и выступления. М. 1964. С.31

    [36] Глущенко Е.А. Первая республика в Нигерии. М. 1983. С.95

    [37] Youssouf Traore, médaillé d’or de l’indépendance : « Le président IBK et le peuple malien méritent le Prix Nobel de la Paix…. » https://www.maliweb.net/interview/youssouf-traore-medaille-dor-de-lindependance-le-president-ibk-et-le-peuple-malien-meritent-le-prix-nobel-de-la-paix-1171402.html

    [38] Модибо Кейта. Речи и выступления. М. 1964. С.175

    [39] Модибо Кейта. Речи и выступления. М. 1964. С.87

    [40] Модибо Кейта. Речи и выступления. М. 1964. С. 88. 17.03.62.

    [41] Модибо Кейта. Речи и выступления. М. 1964. С.68)

    [42] Iero HAMADY BUREAUCRATIE ET CORRUPTION AU MALI // Peoples noirs Peuples africains. 1978 № 5 С.13

    [43] Данилов П.П. Светлов В.С. Мали. М. 1970. С. 56

    [44] Захарченко В. Ласточки прилетают из Африки. М. 1962 С. 76

    [45] Мерзляков Н.С. Становление национальной государственности Республики Мали. М. 1966. С. 108

    [46]. Мазов С.В. Политика СССР в Западной Африке. 1956 – 1964. Неизвестные страницы истории холодной войны. М. 2008. С. 131

    [47] Iero HAMADY BUREAUCRATIE ET CORRUPTION AU MALI //Peoples noirs Peuples africains. 1978 № 5 С.13)

    [48] Модибо Кейта. Речи и выступления. М. 1964. С.242

    [49] Iero HAMADY BUREAUCRATIE ET CORRUPTION AU MALI //Peoples noirs Peuples africains. 1978 № 5 С.13

    [50] Iero HAMADY BUREAUCRATIE ET CORRUPTION AU MALI //Peoples noirs Peuples africains. 1978 № 5 С.14

    [51] Iero HAMADY BUREAUCRATIE ET CORRUPTION AU MALI //Peoples noirs Peuples africains. 1978 № 5 С.11

    [52] Некапиталистический путь развития стран Африки. М.1967. С.358

    [53] Некапиталистический путь развития стран Африки. М.1967. С.361

    [54] Данилов П.П. Светлов В.С. Мали. М. 1970. С. 142

    [55] Большая советская энциклопедия. 3-е издание. Т.15. С.281

    [56] Modibo Keïta, figure ambiguë de la décolonisation africaine : 08/06/2010

    http://www.grioo.com/ar,modibo_keita_figure_ambigue_de_la_decolonisation_africaine_,19193.html

    [57] Владимирова К.В. Жалнин В.В. Республика Мали. М. 1970. С. 107

    [58] Новиков С.С., Урсу Д.П. История Мали в новое и новейшее время. М. 1994. С.192 – 193

     

    Глава 4. Кто спасёт новое Мали?

    [1] Данилов П.П. Светлов В.С. Мали. М. 1970. С.137

    [2] Данилов П.П. Светлов В.С. Мали. М. 1970. С.138

    [3] Новиков С.С., Урсу Д.П. История Мали в новое и новейшее время. М. 1994. С.178

    [4] Большая советская энциклопедия. 3-е издание. Т.15. С.283

    [5] Республика Мали. Справочник. М. 1977. С. 162

    [6] Большая советская энциклопедия. 3-е издание. Т.15. С.283

    [7] Большая советская энциклопедия. 3-е издание. Т.15. С.282

    [8] Ежегодник БСЭ. 1968. С.322

    [9] Дементьев Ю.П. Республика Мали. М.1962. С. 73; Телеграфные агентства сообщают // Правда. 9 октября 1967 года.

    [10] Агентства сообщают // Правда, 14 сентября 1967 года

    [11] Алексеев Ю. Мали. // Ежегодник БСЭ 1969: С. 309

    [12] Лихачёв В.А. Мали в сердце моем. Харьков.1988 С. 223. С. 100

    [13] Захарченко В. Ласточки прилетают из Африки. М. 1962 С.148

    [14] Даниленко В. Амур из Бамако // Тихоокеанская звезда. 28 августа 1968 года

    [15] Архивы Кремля и Старой площади. М.1995 С. 57

    [16] Архивы Кремля и Старой площади. М.1995. С. 58

    [17] Солодовников В.Г. Африка выбирает путь. М. 1970 С.171

    [18] Central Intelligence Agency Special Report, Washington, June 20, 1969 https://history.state.gov/historicaldocuments/frus1969-76ve05p1/d5

    [19] Данилов П.П. Светлов В.С. Мали. М. 1970. С.138

    [20] Республика Мали. Справочник. М. 1977. С. 161.

    [21] Ежегодник БСЭ 1969. С. 309

    [22] Pauline Fougère. Etat, idéologie et politique culturelle dans le Mali postcolonial (1960-1968) Université de Sherbrooke Canada. 2012 С.81

    [23]   Le «coup» de Bamako // Jeune Afrique № 412 . 25.11. 1968.

    [24] Данилов П.П. Светлов В.С. Мали. М. 1970. С. 125, 147

    [25] Manon Touron. Le Mali, 1960 – 1968. Exporter la Guerre froide dans le pré carré français. // Revue bulletin de l‘institut Pierre Renouvin. 2017. Записка SDCE от 7 января 1969

    [26] Данилов П.П. Светлов В.С. Мали. М. 1970. С.141

    [27] Manon Touron. Le Mali, 1960 – 1968. Exporter la Guerre froide dans le pré carré français. // Revue bulletin de l‘institut Pierre Renouvin. 2017

    [28] Данилов П.П. Светлов В.С. Мали. М. 1970. С.139

    [29] Большая советская энциклопедия. 3-е издание. Т.15. С.281

    [30] Республика Мали. Справочник. М. 1977. С.154

    [31] Новиков С.С., Урсу Д.П. История Мали в новое и новейшее время. М. 1994. С.194

    [32] Manon Touron. Le Mali, 1960 – 1968 .Exporter la Guerre froide dans le pré carré français. // Revue bulletin de l‘institut Pierre Renouvin. 2017

    [33] Manon Touron. Le Mali, 1960 – 1968 .Exporter la Guerre froide dans le pré carré français. // Revue bulletin de l‘institut Pierre Renouvin. 2017

    [34] Новиков С.С. Малийский социализм: вожди и массы – проекты и результаты // Африка глазами современников и историков. М. 1998. С. 240

    [35] 19 novembre 1968 (suite): ModiboKeita: l’irrésistible ascension

    https://www.maliweb.net/histoire-politique/19-novembre-1968-suite-modibo-keita-lirresistible-ascension-1981112.html

    [36] Mamadou El Béchir Gologo Par Malijet - Date: 13 Septembre 2011 https://malijet.com/people-mali/qui-est-qui-au-mali/qui-est-qui-en-art-et-litterature/40431-mamadou-el-bechir-gologo.html; 22 septembre 1960 – 2 septembre 2017: Flash-back sur le premier Gouvernement du Mali Indépendant https://www.maliweb.net/politique/22-septembre-1960-2-septembre-2017-flash-back-premier-gouvernement-mali-independant-2545192.html

    [37] Республика Мали. Справочник. М. 1977. С. 154

    [38] 19 novembre 1968 (suite): Modibo Keita: l’irrésistible ascension

    https://www.maliweb.net/histoire-politique/19-novembre-1968-suite-modibo-keita-lirresistible-ascension-1981112.html

    [39] Данилов П.П. Светлов В.С. Мали. М. 1970. С.131

    [40] Ежегодник БСЭ. 1968. С.322; Ежегодник БСЭ 1969 С. 308

    [41] Модибо Кейта. Речи и выступления. М. 1964. С.91

       

       Глава 5. Юность саванны.

    [1] http://neene.webafriqa.net/library/history/bintou-sanankoua/chute-modibo-keita/preface.html

    [2] Le «coup» de Bamako // Jeune Afrique № 412 . 25.11. 1968.

    [3] Тягуненко В.Л. Проблемы современных национально-освободительных революций. М. 1966 С. 289

    [4] Кондратьев Г.С. Путь Мали к независимости. 1945 – 1960. М., 1970, С.159

    [5] Кондратьев Г.С. Путь Мали к независимости. 1945 – 1960. М., 1970, С.160

    [6] Aux auteurs du livre "le mali sous Moussa Traore" : Ce sont des aveugles obscurantistes qui ont dirigé ce pays durant 23 ans http://malijet.com/la_societe_malienne_aujourdhui/155703-aux-auteurs-du-livre-le-mali-sous-moussa-traore-ce-sont-des-aveu.html

    [7] Pauline Fougère. Etat, idéologie et politique culturelle dans le Mali postcolonial (1960-1968) Université de Sherbrooke Canada. 2012 С. 55 – 56

    [8] Новиков С.С., Урсу Д.П. История Мали в новое и новейшее время. М. 1994. С.172

    [9] Страны и народы. Западная и Центральная Африка. М.1979. С.23

    [10] Владимирова К.В. Жалнин В.В. Республика Мали. М. 1970. С.10

    [11] Pauline Fougère. Etat, idéologie et politique culturelle dans le Mali postcolonial (1960-1968) Université de Sherbrooke Canada. 2012 С.54

    [12] Ophélie RillonCorps rebelles : la mode des jeunes urbains dans les années 1960-1970 au Mali  https://www.cairn.info/revue-geneses-2010-4-page-64.htm

    [13] Daba Diawara. 22 Août 1967-révolution active : Témoignage d’un héritier ! http://news.abamako.com/h/168746.html

    [14] Кондратьев Г.С. Путь Мали к независимости. 1945 – 1960. М., 1970, С. 99

    [15] Новиков С.С. Малийский социализм: вожди и массы – проекты и результаты // Африка глазами современников и историков. М. 1998. С. 237

    [16] Политические партии Африки . М. 1970.С.108

    [17] MARDI 19 NOVEMBRE 1968 : MODIBO KEITA CONGEDIE LES ELUS DU PEUPLE Par bamada.net 23/01/2017 http://bamada.net/mardi-19-novembre-1968-modibo-keita-congedie-les-elus-du-peuple

    [18] Ophélie RillonCorps rebelles : la mode des jeunes urbains dans les années 1960-1970 au Mali  https://www.cairn.info/revue-geneses-2010-4-page-64.htm;

    L’Essor, 04.05.1967. «La Crise juvénile au Mali a été le thème d’une Conférence à l’ENS de Badalabougou»

    [19] Ophélie RillonCorps rebelles : la mode des jeunes urbains dans les années 1960-1970 au Mali  https://www.cairn.info/revue-geneses-2010-4-page-64.htm; L’Essor, 18.05.1967. «À propos de la crise juvénile au Mali»

    [20] Ophélie RillonCorps rebelles : la mode des jeunes urbains dans les années 1960-1970 au Mali  https://www.cairn.info/revue-geneses-2010-4-page-64.htm; L'Essor. 19.05.1967. «Première mesure à prendre dans la lutte contre la crise juvénile»

    [21] Ophélie RillonCorps rebelles : la mode des jeunes urbains dans les années 1960-1970 au Mali  https://www.cairn.info/revue-geneses-2010-4-page-64.htm

    [22] Dictionnaire historiques du Mali p.74

    [23] Pauline Fougère. Etat, idéologie et politique culturelle dans le Mali postcolonial (1960-1968) Université de Sherbrooke Canada. 2012 С.73

    [24] Новиков С.С. Малийский социализм: вожди и массы – проекты и результаты // Африка глазами современников и историков. М. 1998. С. 252; Солодовников В.Г. Африка сегодня. М.1969. С.47

    [25] Новиков С.С., Урсу Д.П. История Мали в новое и новейшее время. М. 1994. С.198

    [26] Dictionnaire historiques du Mali p.74

    [27] Новиков С.С., Урсу Д.П. История Мали в новое и новейшее время. М. 1994. С.199

    [28] Daba Diawara. 22 Août 1967-révolution active : Témoignage d’un héritier ! http://news.abamako.com/h/168746.html

    [29] Daba Diawara. 22 Août 1967-révolution active : Témoignage d’un héritier ! http://news.abamako.com/h/168746.html

    [30] Окончательный выбор. Бамако. 22 августа (ТАСС) // Известия. 23.08.1968

    [31] Institutions politiques : Les démissions les plus célèbres au Mali

    https://www.maliweb.net/politique/institutions-politiques-les-demissions-les-plus-celebres-au-mali-2745113.html

    [32] 50 ème anniversaire de la Révolution du 22 Août1967 : La Plateforme « An tè A Bana » donne de nouvelles raisons de croire à l’avenirradieux du Mali

    http://malizine.com/2017/08/28/50eme-anniversaire-de-revolution-22-aout-1967-plateforme-an-te-a-bana-donne-de-nouvelles-raisons-de-croire-a-lavenir-radieux-mali/

    [33] Новиков С.С., Урсу Д.П. История Мали в новое и новейшее время. М. 1994. С.199

    [34] Новиков С.С. Малийский социализм: вожди и массы – проекты и результаты // Африка глазами современников и историков. М. 1998. С. 253

    [35] Новиков С.С. Малийский социализм: вожди и массы – проекты и результаты // Африка глазами современников и историков. М. 1998. С. 252

    [36] Daba Diawara. 22 Août 1967-révolution active : Témoignage d’un héritier ! http://news.abamako.com/h/168746.html

    [37] Модибо Кейта. Речи и выступления. М. 1964. С. 38)

    [38] Новиков С.С., Урсу Д.П. История Мали в новое и новейшее время. М. 1994. С.200

    [39] Новиков С.С. Малийский социализм: вожди и массы – проекты и результаты // Африка глазами современников и историков. М. 1998. С. 254

    [40] Modibo Keïta, figure ambiguë de la décolonisation africaine : 08/06/2010

    http://www.grioo.com/ar,modibo_keita_figure_ambigue_de_la_decolonisation_africaine_,19193.html

    [41] Тарасов Ф. Бамако: Успехи народа Мали //Правда, 22 сентября 1967 года; Новиков С.С. Малийский социализм: вожди и массы – проекты и результаты // Африка глазами современников и историков. М. 1998. С. 254; Новиков С.С., Урсу Д.П. История Мали в новое и новейшее время. М. 1994. С. 200

    [42] Chronologie Mali. Le Mali de Modibo Keita (1960-1968) http://www.clio.fr/CHRONOLOGIE/chronologie_mali_le_mali_de_modibo_keita_1960-1968.asp

    [43] Модибо Кейта. Речи и выступления. М. 1964. С.80

    [44] 19 novembre 1968: Modibo Keita, l’élimination de la vieille garde (suite)

    Publié le lundi 16 janvier 2017 | Le Sursaut http://news.abamako.com/h/150004.html

    [45] 19 novembre 1968: Modibo Keita, l’élimination de la vieille garde (suite)

    Publié le lundi 16 janvier 2017 | Le Sursaut http://news.abamako.com/h/150004.html

    [46] MARDI 19 NOVEMBRE 1968 : MODIBO KEITA CONGEDIE LES ELUS DU PEUPLE Par bamada.net 23/01/2017 http://bamada.net/mardi-19-novembre-1968-modibo-keita-congedie-les-elus-du-peuple; Femme d’Afrique, page 25

    [47] Кондратьев Г.С. Путь Мали к независимости. 1945 – 1960. М., 1970, С. 121

    [48] Некапиталистический путь развития стран Африки. М.1967. С.87

    [49] Новиков С.С., Урсу Д.П. История Мали в новое и новейшее время. М. 1994. С.200

    [50] Новиков С.С., Урсу Д.П. История Мали в новое и новейшее время. М. 1994. С.203

    [51] Новиков С.С. Малийский социализм: вожди и массы – проекты и результаты // Африка глазами современников и историков. М. 1998. С. 252

     

    Глава 6. Падение Суданского союза.

    [1] Тарасов Ф.Бамако: Новый бюджет Мали // Правда, 21 июля 1967 года

    [2] Гости из Мали // Правда, 5 августа 1967 года

    [3] Новиков С.С., Урсу Д.П. История Мали в новое и новейшее время. М. 1994. С. 201. Дата 2 сентября также: Солодовников В.Г. Африка выбирает путь. М.1970.

    [4] Institutions politiques : Les démissions les plus célèbres au Mali

    https://www.maliweb.net/politique/institutions-politiques-les-demissions-les-plus-celebres-au-mali-2745113.html

    [5] Тарасов Ф. Бамако: Успехи народа Мали // Правда, 22 сентября 1967 года).

    [6] Некапиталистический путь развития стран Африки. М.1967. С.108

    [7] Некапиталистический путь развития стран Африки. М.1967. С.111

    [8] Некапиталистический путь развития стран Африки. М.1967. С.116

    [9] Pauline Fougère. Etat, idéologie et politique culturelle dans le Mali postcolonial (1960-1968) Université de Sherbrooke Canada. 2012 С.47

    [10] Некапиталистический путь развития стран Африки. М.1967. С.100

    [11]. Новиков С.С., Урсу Д.П. История Мали в новое и новейшее время. М. 1994. С. 194

    [12]. Ancien sénateur du Soudan. HAIDARA Mahamane http://www.senat.fr/senateur-4eme-republique/haidara_mahamane0113r4.html

    [13] 19 novembre 1968: Modibo Keita, l’élimination de la vieille garde (suite)

    Publié le lundi 16 janvier 2017 | Le Sursaut http://news.abamako.com/h/150004.html

    [14] Daba Diawara. 22 Août 1967-révolution active : Témoignage d’un héritier ! http://news.abamako.com/h/168746.html

    [15] 19 novembre 1968: Modibo Keita, l’élimination de la vieille garde (suite)

    Publié le lundi 16 janvier 2017 | Le Sursaut http://news.abamako.com/h/150004.html; Политические партии Африки. М.1970. С.93 – 94

    [16] Новиков С.С. Малийский социализм – вожди и массы: проекты и результаты // Африка глазами современников и историков. М. 1998. С. 129, 234.

    [17] 19 novembre 1968: Modibo Keita, l’élimination de la vieille garde (suite)

    Publié le lundi 16 janvier 2017 | Le Sursaut http://news.abamako.com/h/150004.html

    [18] Dieudonné Tembely. Bilan d’un régime 1960 – 1968: Le président MODIBO KEÏTA jette les bases d’une économie indépendante. http://www.malinet.net/slider/bilan-dun-regime-1960-1968-le-president-modibo-keita-jette-les-bases-dune-economie-independante/

    [19] Daba Diawara. 22 Août 1967-révolution active : Témoignage d’un héritier ! http://news.abamako.com/h/168746.html

    [20] Новиков С.С. Малийский социализм: вожди и массы – проекты и результаты // Африка глазами современников и историков. М. 1998. С. 255

    [21] Новиков С.С. Малийский социализм: вожди и массы – проекты и результаты // Африка глазами современников и историков. М. 1998. С. 257

    [22] Modibo Keïta, figure ambiguë de la décolonisation africaine : 08/06/2010

    http://www.grioo.com/ar,modibo_keita_figure_ambigue_de_la_decolonisation_africaine_,19193.html

    [23] http://modibokeita.free.fr/homme.html

    [24] Gilbert Comte. Archives du Mali : Comment Modibo Kéïta a été renversé en 1968. Le récit d’un putsch. http://www.maliweb.net/news/histoire-politique/2007/12/12/article,7075.html

    [25] Новиков С.С., Урсу Д.П. История Мали в новое и новейшее время. М. 1994. С.195

    [26] Новиков С.С., Урсу Д.П. История Мали в новое и новейшее время. М. 1994. С.203

    [27] Мазов С.В. Политика СССР в Западной Африке. 1956 – 1964. Неизвестные страницы истории холодной войны. М. 2008. С. 123

    [28] Мазов С.В. Политика СССР в Западной Африке. 1956 – 1964. Неизвестные страницы истории холодной войны. М. 2008. С. 130

    [29] Новиков С.С., Урсу Д.П. История Мали в новое и новейшее время. М. 1994. С.194

    [30] Mali : Mamadou Sambou Diarrah, les 100 ans d’un héros de l’indépendance https://maliactu.net/mali-mamadou-sambou-diarrah-les-100-ans-dun-heros-de-lindependance/

    [31] MARDI 19 NOVEMBRE 1968 : MODIBO KEITA CONGEDIE LES ELUS DU PEUPLE Par bamada.net 23/01/2017 http://bamada.net/mardi-19-novembre-1968-modibo-keita-congedie-les-elus-du-peuple

    [32] Новиков С.С. Малийский социализм: вожди и массы – проекты и результаты // Африка глазами современников и историков. М. 1998. С. 250

    [33] Дементьев Ю.П. Республика Мали. М.1962. С. 30

    [34] 22 septembre 1960 – 2 septembre 2017: Flash-back sur le premier Gouvernement du Mali Indépendant https://www.maliweb.net/politique/22-septembre-1960-2-septembre-2017-flash-back-premier-gouvernement-mali-independant-2545192.html

    [35] Дементьев Ю.П. Республика Мали. М.1962. С. 30

    [36] Les actes du Colloque 2002 du Cercle Richelieu-Senghor Senghor, homme d'Etat par M. Michel Aurillac http://www.cercle-richelieu-senghor.org/index.php?option=com_content&view=article&id=55

    [37] http://mali-web.org/politique/les-medailles-dor-de-lindependance-dans-lhonneur-et-le-courage

    [38] Правда. 30 августа 1964

    [39] Ульяновский Р.А. Социализм и освободившиеся страны. М.1972. С. 486

    [40] Дементьев Ю.П. Республика Мали. М.1962. С. 30; 22 septembre 1960 – 2 septembre 2017: Flash-back sur le premier Gouvernement du Mali Indépendant https://www.maliweb.net/politique/22-septembre-1960-2-septembre-2017-flash-back-premier-gouvernement-mali-independant-2545192.html

    [41] Modibo Keïta, figure ambiguë de la décolonisation africaine : 08/06/2010

    http://www.grioo.com/ar,modibo_keita_figure_ambigue_de_la_decolonisation_africaine_,19193.html

    [42] Витухина Г.О. Мали. М. 1987. С. 91

    [43] 22 septembre 1960 – 2 septembre 2017: Flash-back sur le premier Gouvernement du Mali Indépendant https://www.maliweb.net/politique/22-septembre-1960-2-septembre-2017-flash-back-premier-gouvernement-mali-independant-2545192.html

    [44] Некапиталистический путь развития стран Африки. М.1967. С.75

    [45] Владимирова К.В. Жалнин В.В. Республика Мали. М. 1970. С. 35

    [46] Некапиталистический путь развития стран Африки. М.1967. С.135

    [47] Некапиталистический путь развития стран Африки. М.1967. С.140

    [48] Мазов С.В. Политика СССР в Западной Африке. 1956 – 1964. Неизвестные страницы истории холодной войны. М. 2008. С.277

    [49] Мазов С.В. Политика СССР в Западной Африке. 1956 – 1964. Неизвестные страницы истории холодной войны. М. 2008. С. 263

    [50] Некапиталистический путь развития стран Африки. М.1967. С.181

    [51] Некапиталистический путь развития стран Африки. М.1967. С.84

    [52] Некапиталистический путь развития стран Африки. М.1967. С.193

    [53] Oumar Diawara « Le VIATOR » Qui est Ousmane Bah ? Le Combat du   19 janvier 2012. http://www.maliweb.net/news/histoire-politique/2012/01/19/article,43165.htm)

    [54] 22 septembre 1960 – 2 septembre 2017: Flash-back sur le premier Gouvernement du Mali Indépendant https://www.maliweb.net/politique/22-septembre-1960-2-septembre-2017-flash-back-premier-gouvernement-mali-independant-2545192.html

    [55] 19 novembre 1968: Modibo Keita, l’élimination de la vieille garde (suite)

    Publié le lundi 16 janvier 2017 | Le Sursaut http://news.abamako.com/h/150004.html

    [56] Новиков С.С. Малийский социализм: вожди и массы – проекты и результаты // Африка глазами современников и историков. М. 1998. С. 250

    [57] Дементьев Ю.П. Республика Мали. М.1962. С. 32

    [58] Louis Negre https://prabook.com/web/louis.negre/1718623; DOSSIER GOUVERNEMENTS DE MODIBO, Portraits de quelques ténors http://bamanet.net/actualite/les-echos/dossiergouvernements-de-modiboportraits-de-quelques-tenors.html

    [59] Владимирова К.В. Жалнин В.В. Республика Мали. М. 1970. С. 110

    [60] Новиков С.С., Урсу Д.П. История Мали в новое и новейшее время. М. 1994. С.194

    [61] Barema, Kissourou Bocoum 1914 – 1973 Вase de données des députés français depuis 1789 http://www2.assemblee-nationale.fr/sycomore/fiche/%28num_dept%29/888

    [62] 22 septembre 1960 – 2 septembre 2017: Flash-back sur le premier Gouvernement du Mali Indépendant https://www.maliweb.net/politique/22-septembre-1960-2-septembre-2017-flash-back-premier-gouvernement-mali-independant-2545192.html

    [63] 22 septembre 1960 – 2 septembre 2017: Flash-back sur le premier Gouvernement du Mali Indépendant https://www.maliweb.net/politique/22-septembre-1960-2-septembre-2017-flash-back-premier-gouvernement-mali-independant-2545192.html

    [64] Мазов С.В. Политика СССР в Западной Африке. 1956 – 1964. Неизвестные страницы истории холодной войны. М. 2008. С. 271

    [65] 22 septembre 1960 – 2 septembre 2017: Flash-back sur le premier Gouvernement du Mali Indépendant https://www.maliweb.net/politique/22-septembre-1960-2-septembre-2017-flash-back-premier-gouvernement-mali-independant-2545192.html

    [66] 22 septembre 1960 – 2 septembre 2017: Flash-back sur le premier Gouvernement du Mali Indépendant https://www.maliweb.net/politique/22-septembre-1960-2-septembre-2017-flash-back-premier-gouvernement-mali-independant-2545192.html

    [67] 22 septembre 1960 – 2 septembre 2017: Flash-back sur le premier Gouvernement du Mali Indépendant https://www.maliweb.net/politique/22-septembre-1960-2-septembre-2017-flash-back-premier-gouvernement-mali-independant-2545192.html

       [68] 19 novembre 1968: Modibo Keita, l’élimination de la vieille garde (suite)

    Publié le lundi 16 janvier 2017 | Le Sursaut http://news.abamako.com/h/150004.html

       [69] Jean-MarieKone (1913 – 1988) https://bibcolaf.hipoteses.org

       [70] Мерзляков Н.С. Становление национальной государственности Республики Мали. М. 1966 С.100

    [71] Le «coup» de Bamako // Jeune Afrique № 412 . 25.11. 1968.

    [72] Политические партии Африки. М. 1970. С.108

    [73] Новиков С.С. Малийский социализм: вожди и массы – проекты и результаты // Африка глазами современников и историков. М. 1998. С. 250

    [74] Новиков С.С., Урсу Д.П. История Мали в новое и новейшее время. М. 1994. С.202

    [75] Тарасов Ф. Бамако: Успехи народа Мали // Правда, 22 сентября 1967 года

    [76] Солодовников. Африка выбирает путь. М. 1970 С.162

    [77] Новиков С.С., Урсу Д.П. История Мали в новое и новейшее время. М. 1994. С.199

    [78] Брутенц К.Н. Современная революционная демократия. М.1968. С.29

    [79] Брутенц К.Н. Современная революционная демократия. М. 1968. С.29

    [80] Призыв к бдительности. Бамако. 29. (ТАСС) // Правда. 30 ноября 1967 года

    [81] MARDI 19 NOVEMBRE 1968 : MODIBO KEITA CONGEDIE LES ELUS DU PEUPLE Par bamada.net 23/01/2017 http://bamada.net/mardi-19-novembre-1968-modibo-keita-congedie-les-elus-du-peuple

    [82] Iero HAMADY BUREAUCRATIE ET CORRUPTION AU MALI //Peoples noirs Peuples africains. 1978 № 5 С.11

    [83]. Mort du Colonel Youssouf Traoré suite à un accident de la circulation https://mali-info.net/mort-du-colonel-youssouf-traore-suite-a-un-accident-de-la-circulation/.

    [84] Тарасов Ф. Обновлено руководство. Бамако. 5. // Правда, 6 февраля 1968 года

    [85] Новиков С.С. Малийский социализм: вожди и массы – проекты и результаты // Африка глазами современников и историков. М. 1998. С. 257

    [86] MARDI 19 NOVEMBRE 1968 : MODIBO KEITA CONGEDIE LES ELUS DU PEUPLE Par bamada.net 23/01/2017 http://bamada.net/mardi-19-novembre-1968-modibo-keita-congedie-les-elus-du-peuple

    [87] Новиков С.С. Малийский социализм: вожди и массы – проекты и результаты // Африка глазами современников и историков. М. 1998. С. 256

     

    Глава 7. Демонтаж Первой республики.

    [1] Ежегодник БСЭ. 1968. С.322

    [2] Радченко Г.Ф. Республика Мали. М.1969. С. 31

    [3] Архивы Кремля и Старой площади. М.1995. С. 57

    [4] Отъезд делегации КПСС в Мали // Правда. 12 октября 1967 года

    [5] Встреча с президентом Мали. Бамако. 14. (ТАСС) // Правда. 15 октября 1967 года

    [6] Дар ЦК КПСС. Бамако. 15. (Корр. ТАСС) // Правда. 16 октября 1967 года

    [7] В честь делегации КПСС. Бамако. 18. (ТАСС)// Правда. 19 октября 1967 года

    [8] Возвращение на родину. // Правда. 23 октября 1967 года

    [9] Отпор империализму. Бамако, 1. ТАСС // Правда, 2 января 1968 года

    [10] Республика Мали. Справочник. М. 1977. С. 80

    [11] Некапиталистический путь развития стран Африки. М. 1967. С.73. (Опубликован JORM, 1964 № 163)

    [12] Кондратьев Г.С. Путь Мали к независимости. 1945 – 1960. М., 1970, С.123

    [13] Pauline Fougère. Etat, idéologie et politique culturelle dans le Mali postcolonial (1960-1968) Université de Sherbrooke Canada. 2012 С.44

    [14] Некапиталистический путь развития стран Африки. М. 1967. С.47

    [15] Bintou Sanankoua. La chute de Modibo Keita. — Paris.: Editions Chaka, 1990. 

    [16] Pauline Fougère. Etat, idéologie et politique culturelle dans le Mali postcolonial (1960-1968) Université de Sherbrooke Canada. 2012 С.50

    [17] Achille Mbembe, De la postcolonie. Essai sur/'imagination politique dans l'Afrique contemporaine, Paris, Karthala, 2000, 293p. Об африканском прото-государстве: Pierre Jacquemot, «le Proto-État africain: quelques réflexions au tour del 'histoire contemporaine du Mali», Tiers-Monde, Vol.24, Numéro 93 (1983), p.129.

    [18] Некапиталистический путь развития стран Африки. М.1967. С.163

    [19] Institutions politiques : Les démissions les plus célèbres au Mali

    https://www.maliweb.net/politique/institutions-politiques-les-demissions-les-plus-celebres-au-mali-2745113.html

    [20] MARDI 19 NOVEMBRE 1968 : MODIBO KEITA CONGEDIE LES ELUS DU PEUPLE Par bamada.net 23/01/2017 http://bamada.net/mardi-19-novembre-1968-modibo-keita-congedie-les-elus-du-peuple

    [21] Institutions politiques : Les démissions les plus célèbres au Mali

    https://www.maliweb.net/politique/institutions-politiques-les-demissions-les-plus-celebres-au-mali-2745113.html

    [22] Новиков С.С. Малийский социализм: вожди и массы – проекты и результаты // Африка глазами современников и историков. М. 1998. С. 257

    [23] MARDI 19 NOVEMBRE 1968 : MODIBO KEITA CONGEDIE LES ELUS DU PEUPLE Par bamada.net 23/01/2017 http://bamada.net/mardi-19-novembre-1968-modibo-keita-congedie-les-elus-du-peuple

    [24] http://mali-web.org/politique/les-medailles-dor-de-lindependance-dans-lhonneur-et-le-courage

    [25]  Institutions politiques : Les démissions les plus célèbres au Mali

    https://www.maliweb.net/politique/institutions-politiques-les-demissions-les-plus-celebres-au-mali-2745113.html

    [26] Новиков С.С., Урсу Д.П. История Мали в новое и новейшее время. М. 1994. С.203; Institutions politiques: Les démissions les plus célèbres au Mali

    https://www.maliweb.net/politique/institutions-politiques-les-demissions-les-plus-celebres-au-mali-2745113.html

    [27] Манфред А.З. Наполеон Бонапарт.

    [28] Pauline Fougère. Etat, idéologie et politique culturelle dans le Mali postcolonial (1960-1968) Université de Sherbrooke Canada. 2012 С.50

    [29] MARDI 19 NOVEMBRE 1968 : MODIBO KEITA CONGEDIE LES ELUS DU PEUPLE Par bamada.net 23/01/2017 http://bamada.net/mardi-19-novembre-1968-modibo-keita-congedie-les-elus-du-peuple

    [30] Institutions politiques : Les démissions les plus célèbres au Mali

    https://www.maliweb.net/politique/institutions-politiques-les-demissions-les-plus-celebres-au-mali-2745113.html

    [31] Modibo Diagouraga. Modibo Keita - biographie; Chronologie Mali. Le Mali de Modibo Keita (1960-1968) www.clio.fr/CHRONOLOGIE/chronologie_mali_le_mali_de_modibo_keita_1960-1968.asp

    [32] MARDI 19 NOVEMBRE 1968 : MODIBO KEITA CONGEDIE LES ELUS DU PEUPLE Par bamada.net 23/01/2017 http://bamada.net/mardi-19-novembre-1968-modibo-keita-congedie-les-elus-du-peuple

    [33] Aux auteurs du livre "le mali sous Moussa Traore" : Ce sont des aveugles obscurantistes qui ont dirigé ce pays durant 23 ans http://malijet.com/la_societe_malienne_aujourdhui/155703-aux-auteurs-du-livre-le-mali-sous-moussa-traore-ce-sont-des-aveu.html

    [34] MARDI 19 NOVEMBRE 1968 : MODIBO KEITA CONGEDIE LES ELUS DU PEUPLE Par bamada.net 23/01/2017 http://bamada.net/mardi-19-novembre-1968-modibo-keita-congedie-les-elus-du-peuple

    [35] Мерзляков Н.С. Становление национальной государственности Республики Мали. М. 1966 С. 90

    [36] Мерзляков Н.С. Становление национальной государственности Республики Мали. М. 1966 С. 96

    [37] Мерзляков Н.С. Становление национальной государственности Республики Мали. М. 1966 С. 97

    [38] Мерзляков Н.С. Становление национальной государственности Республики Мали. М. 1966 С. 98

    [39] Мерзляков Н.С. Становление национальной государственности Республики Мали. М. 1966 С. 132

    [40] Мерзляков Н.С. Становление национальной государственности Республики Мали. М. 1966 С.133

    [41] Мерзляков Н.С. Становление национальной государственности Республики Мали. М. 1966 С.137

    [42] Мерзляков Н.С. Становление национальной государственности Республики Мали. М. 1966 С.141

    [43] Ophélie RillonCorps rebelles : la mode des jeunes urbains dans les années 1960-1970 au Mali  https://www.cairn.info/revue-geneses-2010-4-page-64.htm

    [44] Ophélie RillonCorps rebelles : la mode des jeunes urbains dans les années 1960-1970 au Mali  https://www.cairn.info/revue-geneses-2010-4-page-64.htm

    [45] MARDI 19 NOVEMBRE 1968 : MODIBO KEITA CONGEDIE LES ELUS DU PEUPLE Par bamada.net 23/01/2017 http://bamada.net/mardi-19-novembre-1968-modibo-keita-congedie-les-elus-du-peuple

    [46] Лебединская Л.Н. Формирование концепции общественного развития Ганы в ходе социальной борьбы (1957 – 1965) // Современные теории социализма национального типа. М. 1967 . С.182

    [47] Новиков С.С., Урсу Д.П. История Мали в новое и новейшее время. М. 1994. С.171

    [48] Туре Шейк Амала. Конституционный и правовой статус Президента Республики Мали. Автореферат диссертации на соискание учёной степени кандидата юридических наук. М.2010. С.11

     

    Глава 8. На финишной прямой.

    [1] Данилов П.П. Светлов В.С. Мали. М. 1970. С.132; Ежегодник БСЭ 1968 с.322

    [2] Проблемы Мали. Бамако, 13, ТАСС // Правда, 14 мая 1968 года

    [3] 22 septembre 1960 – 2 septembre 2017: Flash-back sur le premier Gouvernement du Mali Indépendant https://www.maliweb.net/politique/22-septembre-1960-2-septembre-2017-flash-back-premier-gouvernement-mali-independant-2545192.html

    [4] Chronologie Mali. Le Mali de Modibo Keita (1960-1968) www.clio.fr/CHRONOLOGIE/chronologie_mali_le_mali_de_modibo_keita_1960-1968.asp

    [5] 22 septembre 1960 – 2 septembre 2017: Flash-back sur le premier Gouvernement du Mali Indépendant https://www.maliweb.net/politique/22-septembre-1960-2-septembre-2017-flash-back-premier-gouvernement-mali-independant-2545192.html

    [6] Тарасов Ф. Плоды саванны. Бамако, 18 // Правда, 19 марта 1968 года

    [7] Chronologie Mali. Le Mali de Modibo Keita (1960-1968) // www.clio.fr/CHRONOLOGIE/chronologie_mali_le_mali_de_modibo_keita_1960-1968.asp)

    [8] Речь Модибо Кейты на завтраке в Большом Кремлёвском дворце 22 мая 1962 года // «Правда», 23 мая 1962 года.

    [9] Приезд в Москву Президента Республики Мали // «Правда». 14.08.1968

    [10] Известия.17.07.1968)

    [11] Президент Республики Мали отбыл на Родину // «Правда». 15.08.1968

    [12] Гости советской столицы. // «Правда». 15.08.1968

    [13] Дружеская встреча в Кремле // «Правда», 14 августа 1968 года

    [14] Президент Республики Мали отбыл на родину // Правда, 15 августа 1968 года

    [15] Gilbert Comte. Archives du Mali : Comment Modibo Kéïta a été renversé en 1968. Le récit d’un putsch. http://www.maliweb.net/news/histoire-politique/2007/12/12/article,7075.html

    [16] Le «coup» de Bamako // Jeune Afrique № 412 . 25.11. 1968.

    [17] Окончательный выбор. Бамако. 22 августа. (ТАСС) // Известия. 23.08.1968

    [18] Dieudonné Tembely. Bilan d’un régime 1960 – 1968: Le président MODIBO KEÏTA jette les bases d’une économie indépendante. http://www.malinet.net/slider/bilan-dun-regime-1960-1968-le-president-modibo-keita-jette-les-bases-dune-economie-independante/

    [19] Gilbert Comte. Archives du Mali : Comment Modibo Kéïta a été renversé en 1968. Le récit d’un putsch. http://www.maliweb.net/news/histoire-politique/2007/12/12/article,7075.html

    [20] Гонионский С. Гаитянская трагедия. М.1974. С.39

    [21] Модибо Кейта. Речи и выступления. М. 1964. С.249

     

     

     

     

     

     

    Подробнее



    Опубликовано in категории "Африка" | Read 14 times

    Тьекоро Багайоко. Малийский ястреб.
    100%

    Тьекоро Багайоко. Малийский ястреб.

    Written on Sunday, 25 March 2018 08:36

    Тьекоро Багайоко (фр.  Tiécoro Bagayoko; 19 июля 1937, Гундам, Французский Судан — 26 августа 1983, Тауденни, Республика Мали) — военный, политический и государственный деятель Мали, один из организаторов переворота 1968 года, директор Службы национальной безопасности Мали, генеральный директор полиции, подполковник. Считался одним из сторонников жёсткого курса и главным организатором репрессий против оппозиции и деятелей свергнутого режима. Смещён с постов во время событий 28 февраля 1978 года и приговорён к смертной казни по обвинению в государственной измене. Разжалован и отправлен на каторжные работы в Тауденни, где был убит в 1983 году.

    Статья написана для Википедии и опубликована 18 июля 2013 года.


    Тьекоро Багайоко (фр.  Tiécoro Bagayoko; 19 июля 1937, Гундам, Французский Судан — 26 августа 1983, Тауденни, Республика Мали) — военный, политический и государственный деятель Мали, один из организаторов переворота 1968 года, директор Службы национальной безопасности Мали, генеральный директор полиции, подполковник. Считался одним из сторонников жёсткого курса и главным организатором репрессий против оппозиции и деятелей свергнутого режима. Смещён с постов во время событий 28 февраля 1978 года и приговорён к смертной казни по обвинению в государственной измене. Разжалован и отправлен на каторжные работы в Тауденни, где был убит в 1983 году.

    Содержание

    • 1 Биография
      • 1.1 Военная карьера
      • 1.2 Лейтенант, арестовавший президента
      • 1.3 Шеф малийских спецслужб. «Ястреб» и «салопарды»
      • 1.4 Конец «Банды трёх»
      • 1.5 В «солнечном Тауденни». Жертва своего творения
      • 1.6 Отблеск возмездия
    • 2 Покровитель малийского футбола
    • 3 Семья
    • 4 След в современности
    • 5 Личность Багайоко и её оценки
    • 6 Примечания
    • 7 Литература

    Биография

    Тьекоро Багайоко родился 19 июля 1937 года в центральной части Французского Судана в городе Гундам (ныне область Тимбукту) в семье Муссы Багайоко и Маты Саджи Коссы из народа бамбара. Его детские годы прошли в Гундаме, где служил Мусса Багайоко, затем семья переехала в Каес, а в 1950 году, когда отца перевели в Бамако, Тьекоро последовал за ним. Из Бамако он был отправлен во французскую Школу сынов полка в Кати, где получил военное образование, что позволяло юному африканцу в будущем занять относительно высокое положение, недостижимое для большинства соотечественников[примечание 1].

    Военная карьера

    Окончив Школу в 1955 году Тьекоро Багайоко был зачислен во французскую колониальную армию и получил сержантское звание. В 1958 году он был направлен на войну в Алжире, где за участие в боевых действиях получил Медаль Креста Спасения французской армии. Но в 1960 году Мали стала независимым государством, начала строительство национальных вооружённых сил и нуждалась в офицерских кадрах. Многие сержанты-малийцы, служившие Франции, теперь возвращались на родину, где им открывалась перспектива офицерской карьеры. В их числе был и Тьекоро Багайоко, не скрывавший своего честолюбия и желания выдвинуться.

    Его ждал неожиданный поворот: правительство Мали во главе с Модибо Кейтой разорвало традиционные связи с Францией и переориентировалось на социалистические страны. Теперь страна нуждалась не просто в офицерах, а в военных специалистах высокого уровня, способных освоить современную технику. И вернувшийся Багайоко был послан на учёбу в Советский Союз, поддерживавший Фронт национального освобождения, с которым тот недавно воевал в Алжире. В СССР Тьекоро Багайоко окончил школу военно-воздушных сил и получил квалификацию пилота, став одним из первых лётчиков-малийцев — об этом можно было и не мечтать, продолжи он службу в армии Франции. Тьекоро вернулся в Бамако, где участвовал в создании малийских ВВС, которые теперь оснащались советскими самолётами и вертолётами, в том числе учебными МиГ-15УТИ и реактивными истребителями МиГ-17, а в 1965 году прошёл стажировку и в США[1].

    Лейтенант, арестовавший президента

    После эвакуации французской военно-воздушной базы № 162 в Бамако первая эскадрилья малийских ВВС была дислоцирована в Сену в 15 километрах к югу от столицы (ныне международный аэропорт Бамако-Сену). Здесь лейтенант Тьекоро Багайоко продолжил службу после обучения за границей, и в 1968 году принял активное участие в заговоре военных против президента Модибо Кейты. Вместе со штурманом Филифеном Сиссоко он установил контакт с группой Муссы Траоре и Йоро Диаките в Военной школе в Кати и вошёл в оперативный штаб заговорщиков[2]. Багайоко и Сиссоко привлекли к заговору парашютиста Сунгало Самаке из лагеря Джикорони и в ночь переворота 19 ноября 1968 года возглавили группы десантников, предназначавшиеся для установления контроля над ключевыми объектами Бамако. Багайоко руководил захватом штаба Народной милиции, а затем вместе с Сунгало Самаке и танкистом Амаду Баба Диаррой на бронетранспортёрах отправился по направлению к Куликоро, чтобы арестовать президента Модибо Кейту. Когда военные остановили президентский кортеж у Массалы, именно Тьекоро Багайоко объявил Кейте о смещении[3]. Его слова — «От имени Военного комитета национального освобождения я прошу Вас подняться в эту бронемашину» — вошли в легенду и до сих пор передаются в различных вариантах. Правда в 1990 году профессор Бинту Сананкуа, опиравшаяся на опровержение Муссы Траоре, в своей книге назвала этот эпизод с участием Багайоко не более чем мифом, мало относящимся к реальности[4]. Только в 2007 году участник ареста Кейты капитан Сунгало Самаке в своих мемуарах подтвердил, что именно этот никому не известный лейтенант арестовал одного из самых известных тогда политиков планеты. Малийский журналист Саути Хайдара позднее писал, что Багайоко «оказался единственным военным, который, не моргнув глазом осмелился заявить творцу независимости Мали, что тот больше не президент...» (фр.  avait été le seul militaire à avoir osé regarder sans sourciller l’artisan de l’indépendance du Mali pour lui dire qu’il n’était plus president…)[5].

    Шеф малийских спецслужб. «Ястреб» и «салопарды»

    Тьекоро Багайоко, как один из руководителей заговора, вошёл в состав правящего  Военного комитета национального освобождения, где стал отвечать за государственную безопасность и полицию. В этом была своего рода насмешка судьбы: тридцатилетний лейтенант, по пути в Кати отчитывавший Модибо Кейту за расправу над лидерами оппозиции[3], теперь должен был сам подавлять оппозицию новому военному режиму. Возглавив Службу национальной безопасности, а в 1969 году став генеральным директором полиции[6], Багайоко взялся за дело в масштабах и с жестокостью, невиданными в истории независимого Мали. Первыми политзаключёнными стали многочисленные министры и высшие чиновники правительства Кейты, функционеры правящей партии Суданский союз, активисты Союза малийской молодёжи, профсоюзов и Народной милиции. Но не прошло и года, как настала очередь военных. Уже в августе 1969 года силами безопасности был раскрыт заговор капитана Диби Силаса Диарры, планировавшего в ходе военного переворота отстранить от власти ВКНО и вернуть Мали к гражданскому правлению. В ходе процесса 10—14 декабря суд государственной безопасности приговорил 33 офицера к каторжным работам и Багайоко лично пришёл на отправку первой партии заключённых на только что открытую каторгу в Тауденни. Он крикнул вслед осуждённым: — «До свидания, господа туристы!» («Au revoir Messieurs les touristes !» — употребив слово «до свидания» вместо «прощайте», Багайоко и не подозревал, насколько символична эта небрежность)[7].

    С активной военной оппозицией было покончено и основными оппонентами режима оставались студенчество и профсоюзы, по-прежнему разделявшее левые убеждения и требовавшие демократизации общественной жизни. Когда в 1970 году студенты учебных заведений Бамако создали координационное бюро и организовали всеобщую забастовку, Багайоко с подразделением десантников лично объезжал школы и лицеи и восстанавливал там порядок прикладами и ремнями портупей. В Высшей нормальной школе на холме Бадалабугу учащиеся и члены учебного бюро были согнаны на площадку перед зданием. Багайоко обратился к ним с балкона и заявил, что бунтующие будут «насухо побриты осколками бутылок за государственный счёт» (фр.  rasés à sec, au tesson de bouteille et aux frais de l’Etat)[8]. Волнения были подавлены, а в аудиториях учебных заведений вскоре обнаружилось множество полицейских агентов и добровольных доносителей, сообщавших в ведомство Багайоко о настроениях и высказываниях студентов. И высказывания теперь могли обойтись авторам очень дорого…

    Получивший в народе прозвище Джанго (Django) или Ястреб [9], Багайоко выявлял противников режима[5], которых презрительно называл «салопардами» (salopards[примечание 2])[10], и расправлялся с ними самыми разными способами. Террор против политических оппозиционеров и профсоюзных деятелей, аресты, высылки, произвольное содержание под стражей и жестокое обращение с заключёнными стали нормой дня. Студенты, устроившие забастовку, были отправлены в военные лагеря, где многие из них погибли, функционеры Суданского союза годами без суда содержались в тюрьмах, где умирали от плохих условий содержания. Пустынный малийский север обрёл дурную славу: сахарские соляные копи в Тауденни и Тегаззаре, военная тюрьма в Кидале постоянно принимали новых осуждённых, многие из которых больше уже никогда не вернулись домой. Багайоко обвиняли в том, что он культивировал пытки, приказывал резать арестованных осколками бутылок и применять электрошок[5]. Старший сержант Самба Сангаре, ставший писателем заговорщик 1969 года, называл пытки, применявшиеся людьми Багайоко, достойными нацистского Гестапо. Он подтверждал эти слова, показывая свои изуродованные ноги и демонстрируя шрамы на теле[11]. Шеф полиции говорил оппозиционерам, что тюрьма и каторга для них не единственный путь, что они могут сразу погибнуть под колёсами машины: «Вы знаете, что наши дороги очень узки и несчастные случаи не редкость. А именно мы составляем протокол» (фр.  Vous savez, nos routes sont étroites et un accident est vite arrivé. Et cest nous qui faisons le constat ).

    Репрессии настигали не только политических противников режима, но и всех, вставших на дороге у новых правителей. В том числе и предпринимателей, «спасённых» военными от притеснений Модибо Кейты. Несколько коммерсантов, которые затронули интересы Тьекоро Багайоко, были без суда отправлены на «экскурсию» в Тауденни. Их побрили, в насмешку оставив на голове гребни из волос, избивали, топили в бочках с водой, а через три дня отпустили по домам[7].

    Тьекоро Багайоко до сих пор обвиняют и в смерти Модибо Кейты, последовавшей в мае 1977 года. Многочисленные слухи об убийстве бывшего президента ходили с первого дня, а в 2007 году отвечавший за охрану заключённого капитан Сунгало Самаке в своих мемуарах заявил, что Кейта был отравлен доктором Фараном Самаке. Родственники доктора, который в свою очередь покончил с собой после ареста Багайоко, обратились в суд, обвиняя издателя мемуаров в клевете. Процесс по этому делу в первой инстанции завершился отказом в удовлетворении иска родственников, при том, что вина доктора Фарана Самаке так же в суде никогда доказана не была. Дети Фарана Самаке обратились в Апелляционный суд Мали, а сам факт убийства Модибо Кейты пока так и не был доказан юридически[5][12][13].

    В кругу знакомых Тьекоро Багайоко находились люди, которые осмеливались говорить шефу полиции, что он терроризирует людей и сеет страх среди населения. Но Багайоко не без иронии отвечал: «Я не злой. Просто малийцы меня бояться» (фр.  Je ne suis pas méchant. Les Maliens ont naturellement peur de moi »)[5].

    Конец «Банды трёх»

    Проблема дальнейшего политического развития Мали вызвала раскол в ВКНО. Военные могли провести выборы и вернуться в казармы, но в этом случае единственной реальной политической силой стал бы распущенный Суданский союз. Рассчитывать на запрещённые при Кейте политические партии не приходилось — все они, за исключением Партии перегруппировки, стояли позициях, ещё более близких к марксизму, а население продолжало симпатизировать левым идеям. По мнению малийских исследователей именно эта проблема и привела к конфликту февраля 1978 года. Уже в конце 1977 года по стране шли упорные слухи о том, что идея Траоре о возвращении армии в казармы и переходе к гражданскому правлению вызвала конфликт в правящем Военном комитете, и он перестал собираться на свои плановые заседания. Управление страной фактически прекратилось, и службы государства начали погружаться в атмосферу неопределённости.

    В январе 1978 года по стране распространилась листовка под названием «Le Mali, un gouvernement sous l’autorité du CMLN / Une administration dirigée par l’Impératrice» (Мали, правительство под властью ВКНО / Администрация, которой руководит Императрица) с критикой Муссы Траоре и его жены Мириам[14]. Руководство полиции Бамако потребовало от своего Главного управления и лично от Тьекоро Багайоко внести ясность в ситуацию. 14 января тот собрал в здании управления импровизированное совещание, на котором описал комиссарам округов и начальникам отделов полиции ситуацию в ВКНО. Багайоко заявил, что все члены правящего комитета должны прекратить агитацию за политику возвращения в казармы или перехода к гражданской жизни. Но неустойчивый паритет между двумя группами в руководстве Мали затягивался. 9 февраля Тьекоро Багайоко собрал ещё одно совещание в Главном управления полиции и опять изложил своё видение ситуации и перспектив развития страны. Это ничего не изменило. Прошла неделя, затем другая, государственные службы ждали указаний сверху, но власть молчала…[15].

    Гром грянул в последний день февраля. Директор Службы национальной безопасности, генеральный директор полиции подполковник Тьекоро Багайоко, министр обороны подполковник Киссима Дукара и министр внутренних дел Карим Дембеле были арестованы по обвинению в подготовке государственного переворота[16][1]. 28 февраля 1978 года в 20:15 Мусса Траоре выступил по радио с обращением к нации и сообщил об их аресте, обвинив соратников в государственной измене, разглашении государственной тайны, клевете и спекуляциях (фр.  pour haute trahison, diffusion de secrets d'Etat, mensonges et speculations). Характеристика Багайоко, данная Траоре в этом выступлении, была краткой: «Что касается бывшего подполковника Тьекоро Багайоко, то в его случае критика представляется бесполезной, его махинации известны всем. Он олицетворял ужас и клевету» (фр.  Pour l'ex-lieutenant-colonel Tiécoro Bagayoko, il apparaît inutile d'épiloguer sur son cas tant ses agissements sont connus de tous. Il personnifiait la terreur et la calomnie.). «Пришёл конец царству злоупотреблений и террора» (фр.  Fini le règne des abus et de la terreur) — подводил черту Мусса Траоре[14], но арест силовиков потянул за собой цепь других арестов. 9 марта 1978 года был отправлен в тюрьму комиссар 1-го столичного полицейского округа капитан Мамаду Белько Н’Диэ (в 2010 году, после долгого заключения, он выпустит книгу воспоминаний «Когда власть бредит»). Были арестованы и отправлены в лагерь Джикорони все участники совещаний в Главном управлении полиции. Они предстали перед следственной комиссией во главе с командиром батальона Сори Ибрахимом Силлой и отправились на каторгу[15]. 30 апреля по обвинению в коррупции были арестованы и близкие родственники Багайоко, директора Малийского общества импорта и экспорта (Somiex) и Малийского общества текстиля (Comatex) [16].

    Процесс над «Бандой трёх» (фр.  La bande des trois») [16], как по аналогии с китайской «Бандой четырёх» окрестили соотечественники Багайоко, Дукару и Дембеле, прошёл 18 — 21 октября 1978 года. Бывший шеф спецслужб был приговорён к смертной казни[16] и разжалован в солдаты 2-го класса[1]. Но под давлением Франции казнь откладывалась и Тьекоро Багайоко пока отправили на север.

    В «солнечном Тауденни». Жертва своего творения

    Каторга на соляных копях в Тауденни была учреждена в 1969 году главой временного правительства капитаном Йоро Диаките и шефом малийского Сюрте Тьекоро Багайоко. В 1973 году рухнувший с политических вершин Диаките был замучен на этих соляных копях и похоронен под кучей песка и пыли. Теперь по его следам шёл и Багайоко… По злой иронии судьбы он и его подельники прибыли в Тауденни незадолго до того, как вышли на свободу Самба Сангаре и другие оставшиеся в живых участники заговора 1969 года, которых Багайоко когда-то назвал «туристами». Их «свидание» действительно состоялось[11][17]. Тьекоро Багайоко оказался среди людей, которых сам отправил умирать под солнцем Сахары. Однако, как уверял Сангаре, заключённые не стали ему мстить, а только предоставили самому себе: «Мы подвели черту под их прошлым. У них были свои проблемы» (фр.  Nous avons mis un trait sur le passé. Ils avaient leur problem). Руководство каторги не стало подвергать Багайоко обычным физическим истязаниям, но и условия каторжных работ для бывшего начальника улучшать не стало. Основатель каторги возмущался тем, что власти поместили персон его уровня к «бандитам и ворам», но ему возразили, что он и сам послал в такие условия множество высокопоставленных лиц[7].

    Через год он ненадолго вернулся в столицу. 28 июня 1980 года Багайоко, Дембеле, Дукара и главный интендант армии Нуун Диавара снова предстали перед судом по обвинению в хищении общественных средств. Багайоко получил дополнительно 5 лет принудительных работ и на этот раз покинул Бамако навсегда[16]. В составе группы заключенных он вернулся в Тауденни под надзор старшего аджюдана Нфали ульд Бойды. Ульд Бойда считал, что условия каторги, созданной Багайоко, были слишком комфортными для осуждённых и распорядился начать добычу соли в 12 километрах от лагеря. Теперь заключённые просыпались в 04:00 утра, в 04:30 отправлялись в путь и только в 06:30 прибывали на шахту. Работы продолжались с 07:00 до 18:00 с получасовым перерывом, и заключённые медленно сгорали на солнце, добывая и перекладывая бруски соли. Ульд Бойда в кулинарных терминах назвал эти работы «маринованием» заключённых перед их «окончательным приготовлением» [15].

    Отблеск возмездия

    Только через три года Мусса Траоре решился окончательно избавиться от бывшего соратника (малийский политик Амаду Таль утверждал, что казнь Багайоко стала возможной после прихода к власти во Франции Франсуа Миттерана). В середине августа 1983 года в Тауденни была направлена боевая группа старшего лейтенанта Муссы Камары. По прибытии на место его люди сразу же убили нескольких заключённых, а всем остальным режим содержания был ужесточён. Теперь они должны были каждый день с 06:00 до 18:00 бегом переносить на голове кирпичи в форт Ньянтао в полукилометре от лагеря[10]. Тьекоро Багайоко три дня отказывался ходить на эти работы и сказал капитану Сунгало Самаке, знакомому по заговору 1968 года: «Никогда не говори моим детям, что я умер по пути за кирпичами» (фр. On ne dira jamais à mes enfants que je suis mort en train de prendre des briques)[8].

    В один из дней к Багайоко подошли двое солдат и сообщили, что из форта прибыл вестовой и что его вызывает к себе Мусса Камара. Рано утром 19 августа бывший шеф полиции рассказал об этом своему сокамернику Мамаду Белько Н’Диэ[10] и, предвидя скорую смерть, оделся в спортивную форму своей любимой футбольной команды «Джолиба». Багайоко полушутя сказал на прощание капитану Сунгало Самаке: «Добрый Господь встретит меня. Он мне скажет: „Эх ты! С тех пор как ты родился, что ты сделал хорошего?“ Он меня пнёт: „бабах!“, и я окажусь в раю» (фр. Le Bon Dieu me recevra. Il me dira : Eh toi ! Depuis que tu es né, qu’est-ce que tu as fait de bon ? Il va me donner un grand coup de pied : « badanw ! » et je vais me retrouver dans le paradis).

    «Если я умру, то не надо обо мне молиться, так как я и сам не молюсь» (фр. Si je meurs, il ne faut pas prier sur moi, car je ne prie pas moi-même) — после этих слов Тьекоро Багайоко отправился в форт Ньянтао навстречу смерти[8]. Вскоре (Амаду Таль утверждает, что это было в то же утро, однако надпись на могиле Багайоко указывает на 26 августа) в форт была вызвана похоронная команда заключённых во главе с Мамаду Бобо Соу. В её состав определили Абдулая Юсуфа Майгу, Махамаду Диарру, Тумани Сидибе, бывшего главного интенданта армии Нууна Диавару, Алиу Траоре, и капитана Сунгало Самаке, одну из ключевых фигур переворота 1968 года. Они доставили тело Тьекоро Багайоко в лагерь и похоронили. Мнения членов команды о причине смерти бывшего подполковника будут расходиться: Н’Диэ утверждал, что ясно видел следы удушения, однако Майга заявлял, что никаких видимых следов убийства на теле видно не было[10]. Заключённые не смогли выкопать в очень твёрдой почве Тауденни глубокую могилу[10], и бывший всесильный глава полиции и спецслужб был похоронен в углублении под кучей песка, перемешанного с кусками соли. На могиле была установлена металлическая табличка, на которой было грубо и с двумя ошибками выгравировано «Ici repose Tiecoro Bacayoko 1937 — 26.8.83» («Здесь покоится Тьекоро Багайоко 1937 — 26.8.83»)[18].

    Покровитель малийского футбола

    Тьекоро Багайоко был горячим поклонником футбола. Он стал президентом футбольного клуба Djoliba Athletic, ныне самого крупного футбольного клуба Мали, и оказывал ему покровительство[1]. Багайоко сделал «Джолибу» своей личной командой, произвольно привлекал средства для её развития, давал ей привилегии и едва ли не принуждал своих высокопоставленных сотрудников к участию в её делах[8]. Дошло до того, что шеф полиции вмешался в арбитраж, за что Мали на год была лишена права участия в межафриканских соревнованиях[1][примечание 3]. Уже на каторге Багайоко постоянно вспоминал о своей команде и даже просил сокамерников похоронить его в спортивной форме «Джолибы» и в футбольных бутсах[8].

    Семья

    Тьекоро Багайоко впервые сочетался браком в 1962 году с Айсатой Келетигу Думбиа (Aïssata Keletigui Doumbia (Assétou Kourouma по документам). В этом браке родились:

    • Муса Багайоко (Moussa Bagayoko);
    • Мама Багайоко (Mama Bagayoko).

    В 1970 году Багайоко женился на Тенимбе Диалло (Tenimba Diallo), от которой имел 4 детей:

    • Мата Саджи Багайоко (Mata Sadji Bagayoko);
    • Фатума Багайоко (Fatouma Bagayoko);
    • Айссата Багайоко (Aïssata Bagayoko)
    • Мохамед Багайко (Mohamed Bagayoko)

    В 1976 году Багайоко женился на Нене Баяба Си (Néné Bayaba Sy) от которой имел дочь Кати Ассету Багайоко (Caty Assetou Bagayoko), которая впоследствии стала известна тем, что в 2011 году принимала участие в предвыборной кампании бывшего премьер-министра Модибо Сидибе[19].

    След в современности

    Интересен тот факт, что Багайоко в своё время оказывал особое покровительство Модибо Сидибе, будущему премьер-министру страны (2007 −2011)[9]. Под его непосредственным началом служил и нынешний премьер-министр Мали Дьянго Сиссоко, с 1972 года занимавший посты директора Службы исполнения наказаний Мали и начальника центральной тюрьмы Бамако.

    Личность Багайоко и её оценки

    Малийский политик и писатель, профессор антропологии Паскаль Баба Кулибали (1951—2008), лично сталкивавшийся с подполковником во время забастовки 1970 года в Высшей нормальной школе, в 2009 году писал в своём очерке «Тьекоро Багайоко: неординарная личность»:

     

    Невысокий, но пышущий здоровьем, с уверенностью, переходящей в высокомерие, Тьекоро с первого мгновения подавлял своим стальным взглядом, который был очень к лицу первому полицейскому нового режима...»

     

    Интересы Тьекоро Багайоко не ограничивались страстью к футболу: не без его покровительства была создана и известная афро-поп-группа «Ambassadeurs du motel». В её состав привлекли потомка средневекового императора Мали Сундиаты Кейты Салифа Кейту, получившего затем всемирную известность[20]. Паскаль Кулибали передавал ходившие по Бамако слухи, что Багайоко стал безраздельным хозяином в столичном мотеле, где «Ambassadeurs» играли для него и его свиты, и куда полиция свозила для своего шефа самых привлекательных женщин Бамако, забирая их даже из семей[8]. Сам Багайоко, похоже, не согласился бы с обвинениями в разгуле и злоупотреблениях. После ареста в 1978 году в письме капитану Сулеи он просил того добиваться своей моральной реабилитации. Багайоко писал: «Ты на самом деле знаешь, что я ничего не расхищал. Я ничего не совершил и ничего не промотал». (Tu sais bien que je n’ai rien détourné. Je n’ai rien réalisé et rien bouffé)[8]. В том же письме арестованный Багайоко предавался раздумьям о своей судьбе и кратко излагал свои взгляды на мир:

     

    Я размышляю о некой фатальности моих обстоятельств, о той жестокой участи, которой удостаиваются те, кто борется за великие идеи. […] Надо уметь умирать, чтобы иметь честь жить согласно такой этике. Военный, политик - кандидат в покойники. Кто убил, тот будет убит (подчеркнуто автором) […] Я спрашиваю себя, не был ли я лишён разума. Я сделал из песчинки гору. Я выбрал армию, я сделал всё для того, чтобы прийти во власть и эта власть приговорила меня к смерти. […] Я часто говорю, что ад - это для живых, так как только они могут страдать. Для нас, неверующих, это именно так, мы так считаем. Смерть - это вечный мир. Где в этом видна Божественная справедливость? Я неверующий, но для верующих она, возможно, есть[8].

     


    В современном Мали оценки Тьекоро Багайоко в основном осуждающие. Журналист Саути Хайдара пишет о нём как об одной из ключевых фигур, «сильных личностей» «военно-фашистской диктатуры» (dictature militaro-fasciste)[21]. Его называют очень кровожадным (plus sangunaires) и самым худшим из малийцев (c’est le pire des maliens)[21], «анфан терриблем ВКНО» (l’enfant terrible du comité militaire)[22][примечание 4], «грозным Тьекоро… правой рукой Муссы Траоре и сильной личностью Военного комитета» (le redoutable Tiékoro, bras droit de Moussa Traoré et homme fort du comité militaire)[9]. Но при всём осуждении репрессивной практики Багайоко и его роли в истории страны, убийство этого деятеля никем не оправдывается. Тьекоро Багайоко рассматривается и как преступник, и как жертва режима, не признававшего прав человека[10]. Более того, президент Ассоциации бывших малийских спортсменов во Франции (ASSOMAF) Сейба Кулибали, которого Багайоко в 1974 году привёл в команду «Джолиба», в одном из своих интервью выразил ему благодарность за поддержку и назвал то ли «большим», то ли «великим человеком» (un grand home)[23].

    Профессор Паскаль Кулибали, пытавшийся беспристрастно разобраться в личности Багайоко и подчёркивавший, что не желает его реабилитации хоть в каком либо смысле, отмечал неоднозначность этой фигуры:

     

    Попав из правительственного кабинета в соляные копи, Тьекоро был вынужден спешно приспосабливаться к новым условиям, и производил впечатление своей стойкостью. Каторжник не выдаёт охранникам и сокамерникам никаких признаков недовольства своим положением и даже, напротив, упражняется в насмешках и в юморе. Его готовность к неизбежной смерти демонстрирует вершины мужества. [...] Если жизнь этого необычного человека должна наводить на размышления, то его смерть склоняет к ним ещё больше[8].

     

    В 2012 году старейшина малийской журналистики, директор журнала «L’Indépendant» Саути Хайдара писал: «Бесчинства в конце концов всегда настигают своих творцов, как „сбившийся с дороги теленок в конце концов всегда находит свою родительницу посреди стада из тысяч коров“, согласно индийской пословице!» (фр.  Les exactions finissent toujours par rattraper leurs auteurs, comme « le veau égaré finit toujours par retrouver sa génitrice au milieu d’un troupeau de mille vaches )[5].

    Примечания

    1. Школа сынов полка в Кати принимала детей африканцев, служивших в колониальной армии. По окончании Школы они в обязательном порядке должны были проходить службу в войсках, в основном в Полку сенегальских стрелков.
    2. Salopard — от фр. salope — неряха или шлюха.
    3. Такая модель поведения Багайоко невольно наводит на аналогию с поведением генерала Василия Сталина, известного своими спортивными пристрастиями. Можно допустить, что во время учёбы в СССР Багайоко, несмотря на языковый барьер, действительно мог узнать об этом человеке, чья популярность в советских ВВС ещё не угасла, а его ранняя смерть в 1962 году только подогрела интерес к многочисленным легендам. Однако никаких сведений об этом, как и об учёбе Тьекоро Багайоко в СССР, пока не опубликовано. Неизвестно даже, в каком училище, и в какие годы он проходил обучение.
    4. Пришедшее из французского языка выражение «Анфан террибль» (Ужасный ребёнок) в том числе означает и человека несносного, капризного, создающего другим большие проблемы. В случае с Багайоко имеется в виду и то, что он не признавал моральных норм и считался, пожалуй, самым одиозным членом ВКНО. Нечасто, но устойчиво применявшееся в России долгое время, это выражение в последние десятилетия используется крайне редко.

     

    1. Moussa Konaté, 1991, с. 66-67
    2. Bintou Sanankoua. La chute de Modibo Keita. VI. — Les «tombeurs» de Modibo Keita webAfriqa (1990).
    3. Soungalo Samaké. Le jour du coup d’Etat MaliJet (18 Novembre 2008).
    4. Bintou Sanankoua La chute de Modibo Keita. III. — L'arrestation de Modibo Keitа. webAfriqa (1990). 
    5. Saouti HAIDARA. Ligne de force : Petit rappel historique pour militaires férus d’exactions Bamada.net (30 November 2012).
    6. Directeurs Généraux DIRECTION GENERALE DE LA POLICE NATIONALE (2012).
    7. Tiébilé Dramé. Témoignage : Dans l’enfer de Taoudenit Le Républicain (14/02/2011).
    8. Pascal Baba Couloubaly. Tiécoro Bagayoko : Un homme peu ordinaire Les Echos (17 Avril 2009).
    9. S. El Moctar Kounta. Ce que nous disions de Modibo Sidibé il y a quatre ans Le Républicain (31/03/2011).
    10. Amadou Tall. Т La mort de Kissima DOUKARA et de Tiékoro BAGAYOGO (suite) : Koulouba envoie l'escadron de la mort le Matin (Thursday, 21 October 2010 10:16).
    11. Sékou Tamboura. Les révélations de Samba Sangaré(3) : Comment le capitaine Yoro Diakité a péri à Taoudénit Afribone Mali SA (16 Février 2009).
    12. Alexis Kalambry. PROCES CONTRE AMADOU DJICORONI,La réécriture de l'Histoire du Mali en marche BamaNet (Friday, 29 October 2010 09:12).
    13. Abdoulaye DIARRA. Procès sur la mort de Modibo Kéita : La Cour d’Appel renvoie Amadou Djicoroni et les héritiers de feu Faran Samaké au 14 juin. L'Indépendant (Publié le mardi 8 mai 2012).
    14. Arrestation des Kissima, Karim et Tiécoro: Le message du colonel Moussa Traoré à la nation BamaNet (Friday, 17 April 2009 10:35). 
    15. Amadou Tall. Les droits de l'Homme sous le CMLN et l'UDPM : La mort de Kissima Doukara et de Tiékoro Bagayogo Le Matin (14 oct 2010).
    16. Serge Nédelec, 1993
    17. Sékou Tamboura. Le sergent chef Samba Sangaréb n’est plus : Retour sur l’odyssée d’un rescapé de Taoudénit . Afribone Mali SA (18 Février 2011.).
    18. Barbara und Henner Papendieck, Fotos: Wieland Schmidt. Logbuch einer Reise von Timbuktu nach Taoudeni 23. – 28. 12. 2007 (2007).
    19. Moussa Konaté, 1991, с. 66—67
    20. Lachaud Martine. Salif Keita, peau blanche et sang noir. L'Express (02/10/1997).
    21. Saouti Labass HAIDARA. "Ma vie de soldat" : Quand le tortionnaire de Moussa Traoré témoigne des horreurs du régime militaro-fasciste. L'Indépendant (31/03/2008).
    22. Mamadou Lamine DOUMBIA. Roue libre : On ne connaîtra plus la vérité sur la mort de Modibo Kéïta. L'Indépendant (3 juin 2011).
    23. Seyba Coulibaly, président de l'ASSOMAF (Association des Anciens Sportifs Maliens en France: "Pour perpétuer l'œuvre et la mémoire des anciens sportifs maliens" Read more: Seyba Coulibaly, président de l'ASSOMAF (Association des Anciens Sportifs Maliens en France: "Pour perpétuer l'œuvre et la mémoire des anciens sportifs maliens. MaliFootball.

    Литература

    • Moussa Konaté. Ils ont assassiné l'espoir. — Paris: Éditions L'Harmattan, 1991.
    • Serge Nédelec. La révolte scolaire malienne de 1979-1980 Essai d'histoire immédiate dans Catherine Coquery-Vidrovitch, Histoire africaine du XXe siècle : sociétés, villes, cultures, vol. Numéros 14-15 de Cahier (Centre national de la recherche scientifique (France). Groupe de recherches "Afrique noire"). — Paris: Editions L'Harmattan, 1993. — ISBN 273842001X, 9782738420015.
    • Mamadou Belco N’Diaye. Quand le pouvoir délire. — Bamako: Edition EDIM – SA, 2010.
    Подробнее



    Опубликовано in категории "Африка" | Read 148 times

    Хосе Сантос Селайя
    100%

    Хосе Сантос Селайя

    Written on Thursday, 22 February 2018 05:08

    Хосе́ Са́нтос Села́йя Ло́пес (исп. José Santos Zelaya López,  1 ноября  1853,  Манагуа,  Никарагуа — 17 мая 1919, Нью-Йорк, Соединённые Штаты Америки) — никарагуанский политический и военный деятель, президент Никарагуа в 1893 — 1909 годах, Национальный герой Никарагуа.

    Статья написана для Википедии и опубликована 5 сентября 2012 года.

    Подробнее



    Опубликовано in категории "Биографии" | Read 214 times

Подписка на рассылку статей Получайте уведомление о выходе новых статей на Вашу почту